Гурджиев Г. И. Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку. Часть 3. Глава 42  

Home Библиотека online Гурджиев Г.И. Все и вся. Рассказы Вельзевула. Гурджиев Г. И. Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку. Часть 3. Глава 42

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Гурджиев Г. И. Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку. Часть 3. Глава 42

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Глава 42
Вельзевул в Америке
 
Когда междусистемное судно Карнак по прошествии двух «дионосков» начало опять падать дальше, и когда убежденные последователи нашего досточтимого Молла Наср-Эддина опять уселись на свои обычные места, Хассин снова обратился к Вельзевулу со следующими словами:
— Дорогой мой дедушка! Позволь мне, как ты велел, на-помнить тебе о ... трехмозгных существах ... планеты Зем-ля ... о ... как их? ... о существах, которые возникают и су-ществуют как раз на диаметрально противоположной сто-роне места, где процветает современная тамошняя цивили-зация, и которые, как ты говорил, очень большие мастера танцевать «фокстрот».
— Насчет американцев, что ли?
— Вот-вот именно про этих американцев! — обрадованно воскликнул Хассин.
— Как же, я помню... Я действительно обещал рассказать тебе немного и об этих тамошних современ-ных комиках.
И Вельзевул начал так:
—  На эту часть поверхности твоей планеты, которая в настоящее время именуется «Северная Амери-ка», я попал как раз перед окончательным моим уходом с этой солнеч-ной системы.
Поехал я туда с моего последнего места существования там, а именно, с материка Европа, из города Париж.
С материка Европа я поехал туда, как это делают там все современные так называемые «доллар-имущие», на, как они называют, «комфортабельном-пароходе» и приехал в самую столицу «Северной Аме-рики», в город «Нью-Йорк», или, как его иногда там называют, «город-коллекций-всех-народов-Земли».
С пристани я поехал прямо в рекомендованный мне од-ним из моих парижских знакомых отель, назы-вавшийся «Мажестик», который почему-то назывался еще «Еврей-ским», хотя и не официально.
Устроившись в этом «Мажестик» или в этом «Еврей-ском» отеле, я в тот же день пошел разыскивать тоже реко-мендованного мне другим моим парижским знакомым одного тамошнего «Мистера».
Словом «Мистер» на этом материке именуется вообще всякое существо мужского пола, не носящее так называе-мую «юбку».
Когда я пришел к этому «Мистеру», к которому я имел рекомендательное письмо, он, как подобает всякому ис-тому деловому американцу, был завален бесчисленными, как там говорят, «долларными-делами».
По-моему, теперь же с самого начала моих разъяснений про этих Американцев, не мешает сразу отме-тить то, что они, особенно современные, которые составляют коренное насе-ление на этой части поверхно-сти твоей планеты, почти все вообще занимаются только этими «долларными-делами».
Другими же делами или «профессиями», неизбежно тре-бующимися в процессе существенского суще-ствования, там, среди них, занимаются исключительно только суще-ства, приехавшие временно с других ма-териков в целях, как там говорят, «на-заработки».
В этом отношении у твоих современных любимцев, главным образом водящихся на этом материке, уже окру-жающие условия обычного существенского существования превратились, так сказать, в «Тралалалуа-лалала», или, как бы определил наш почтенный учитель Молла Наср-Эддин, «Долгодержащийся-только-в-спокойной-среде-мыльный-пузырь».
В настоящее время там, у них, эти окружающие условия обычного совместного существования уже по-лучились та-ковые, что если почему-либо перестанут приезжать к ним с других материков «на-заработки» требующиеся для их обычного совместного существования всякие профессио-налы-специалисты, то можно смело сказать, что в течение одного месяца совсем замрет весь установившийся уклад их обычного сущест-вования, так как даже хлеба некому бу-дет печь.
Основной причиной постепенного получения такой именно ненормальности там у них явились, с од-ной сторо-ны, ими самими установленный закон в смысле прав обра-щения родителей в отношении своих детей, а с другой сто-роны, постановление иметь при школах для детей так на-зываемую «сберегательную-кассу» долларов и принцип — прививать в детях любовь к этим долларам.
Вот благодаря этому и еще нескольким другим, тоже ими самими установленным своеобразным внеш-ним усло-виям обыкновенного существования, в общем наличии каждого из основных обитателей этого ма-терика, достиг-шего ответственного возраста, главенствующим импульсирующим фактором их ответствен-ного, так сказать, «стремительного-существования», делается только любовь де-лать «долларные-дела» и иметь их много.
Вот почему каждый из них всегда делает «долларные-дела», причем всегда одновременно несколько.
Сказанный мистер, к которому я имел рекомендательное письмо, хотя тоже был очень занят такими «долларными-делами», тем не менее принял меня очень любезно. Когда он прочитал предъявленное ему мною рекомендательное письмо, в нем сразу начался странный, даже некоторыми твоими любимцами уже замеченный процесс, сделавшийся тоже у современных твоих любимцев вообще присущнос-тью и именую-щийся ими «несознательно-хорохориться».
А произошел в нем этот странный процесс потому, что в предъявленном мною письме упоминалось и ссылалось на имя одного такого другого моего знакомого, тоже «мисте-ра», который, по мнению многих, также и этого, считается, как там за глаза называют, «пройдоха-высшей-марки», т.е. «долларный-делец».
Несмотря на охвачивание всего его сразу такой, свой-ственной современным твоим любимцам, при-сущностью, он все же, разговаривая со мной, постепенно, с течением времени, успокоился и под конец ска-зал мне, что он «готов-отдаться-в-мое-полное-распоряжение», но вдруг что-то вспомнил и сразу добавил, что, к великому его сожалению, по совершенно независящим от него обстоятельствам, сде-лать это сегодня никак не может, а будет делать с завтраш-него дня, так как очень сильно занят важными делами.
И действительно, при всем своем желании, он этого сде-лать не мог бы, так как эти несчастные амери-канцы, кото-рыми всегда управляют эти их «долларные-дела», могут де-лать то, что они сами хотят, только по воскресеньям, я же был у него как раз не в воскресный день.
Там, на этом материке, всякие, как долларные, так и дру-гие дела, никогда не зависят от самих су-ществ, а, наоборот, тамошние твои любимцы всегда сами вполне зависят от этих своих «дел».
Короче говоря, так как этот день не был воскресным днем, этот истый «американский-мистер» не смог сделать того, что ему хотелось, а именно пойти со мною и знако-мить меня с нужными мне людьми, и пото-му мы услови-лись встретиться с ним на другое утро в определенном ме-сте знаменитой там улицы, назы-вающейся «Бродвей».
Эта улица «Бродвей» является главной и первой не толь-ко в этом Нью-Йорке, но, как там говорят, по своей длине является первой всех больших современных городов на твоей планете.
На другой день я и отправился туда.
Вследствие того, что «автомобиль-такси», на котором я поехал в это место, попался мне не выделки за-водов мисте-ра Форда, я приехал слишком рано и поэтому этого мисте-ра еще не было.
В ожидании его я начал прогуливаться. Но так как ока-залось, что в этой части улицы «Бродвей» все нью-йорк-ские так называемые «брокеры» перед их знаменитым «ленч» делают «променад», то на этом мес-те постепенно начала образовываться большая толкотня, ввиду чего я и решил, чтобы избежать ее, уйти и сесть где-нибудь в та-ком месте, откуда я смог бы увидеть, когда придет ожида-емый мною мистер.
Таким соответствующим местом оказался неподалеку находящийся типичный тамошний ресторан, из окон ко-торого можно было видеть всех прохожих.
Надо кстати отметить, что там, на твоей планете, ни в ка-кой другой группировке твоих любимцев на местах их су-ществования нет стольких ресторанов, как в этом Нью-Йорке.
Их особенно много в главных его частях, причем содер-жателями этих ресторанов там являются, глав-ным обра-зом, «армяне», «греки» и «русские-евреи».
Теперь, мой мальчик, в целях твоего отдыха от «активного-мышления», я хочу некоторое время уже совсем при-держиваться к форме мышления нашего дорогого учителя Молла Наср-Эддина и изложить отно-сительно одного в высшей степени оригинального обыкновения, практикую-щегося за последние годы в этих современных нью-йорк-ских ресторанах.
Так как недавно власть-имущими существами этой группировки строго запрещены обыкновенным су-ществам выделка, привоз и употребление так называемой «алко-гольной жидкости» и также даны соответст-вующие прика-зания тем тамошним существам, на которых уповается их благополучие, то потому такую жидкость там обыкновен-ным существам достать почти невозможно, но в этих нью-йоркских ресторанах разные «алкогольные жидкости», под наименованием «арак», «дузико», «шотландское виски», «Бенедик-тин», «водка», «Гран Марнье» и много разных других жидкостей под всевозможными названиями, кото-рые выделываются исключительно только на так называе-мых «старых баржах» на море, вблизи берегов этого мате-рика, можно иметь сколько угодно.
Самый «цимес» сказанного обыкновения заключается в том, что если показать безымянный палец руки и, прикрыв правой ладонью одну половину рта, произнести наимено-вание какой-либо жидкости, то сразу, без всякого другого разговора, таковая жидкость подается на стол, но только в бутылке из-под лимонада или из-под знаменитого фран-цузского «виши».
Теперь постарайся с самой максимальной интенсивнос-тью напрячь свою волю и осуществить в своем наличии всеобщую мобилизацию твоих «воспринимательных-органов», дабы, решительно ничего не про-пуская, воспринять и претворить в себе все касающееся того, как именно на море на «старых баржах» близ берегов этого материка приготов-ляются выше перечисленные эти американские «алкоголь-ные жидкости».
Я очень сожалею о том, что мне не пришлось как следу-ет познакомиться со всеми деталями и такой со-временной земной «науки».
Я только тогда узнал, что во все рецепты приготовления их входят следующие так называемые «сер-ные», «азотные» и «соляные» кислоты и — что самое главное — «заклина-ние» очень знаменитого совре-менного немецкого профес-сора Кишменгофа.
Это последнее, а именно «заклинание-профессора-Кишменгофа», для американских алкогольных жид-костей инте-ресно до восхищения и делается оно, как говорят, следую-щим образом:
Для этого нужно прежде всего, по какому-нибудь, уже известному специалистам этого дела, рецепту, приготовить тысячу бутылок жидкости, причем следует приготовить непременно тысячу бутылок, так как если приготовлено бу-дет хотя бы на одну бутылку больше или меньше, то закли-нание действовать уже не будет.
Таким образом приготовленную тысячу бутылок следует расставить на полу и потом, молча, поставить рядом одну бутылку с какой-нибудь настоящей, где-нибудь существующей там «алкогольной жидкостью» всего на десять минут и, почесывая левой рукой правое ухо, надо очень медленно и непременно с расста-новкой произнести это самое алко-гольное заклинание.
И тогда не только вся та тысяча бутылок, налитая жид-костью, моментально превращается в ту, именно, алко-гольную жидкость, которая имеется в той одной бутылке, но также приобретается и то название, какое носит эта одна бутылка с настоящей алкогольной жидкостью.
Среди заклинаний этого беспримерного немецкого про-фессора Кишменгофа имеются, как я узнал, не-сколько очень и очень удивительных.
Этот знаменитый по этой отрасли специалист, немецкий профессор, эти свои замечательные «заклина-ния» начал, как говорят, «изобретать» совсем недавно, а именно в пер-вые годы тамошнего последнего об-щеевропейского боль-шого процесса взаимного уничтожения.
Когда в его отечестве, Германии, начался продуктовый кризис, он, входя в положение своих компат-риотов, изо-брел первое свое заклинание, заключавшееся в том, чтобы очень дешево и экономно приготов-лять «куриный-суп».
Это его первое заклинание так и называется: «немецкий-куриный-суп».
А делается это первое его заклинание тоже в высшей сте-пени интересно, а именно:
В очень большую кастрюлю, поставленную на плиту, на-ливается обыкновенная вода и в нее насыпает-ся несколько лепестков петрушки, очень мелко нарезанной.
Дальше нужно открыть настежь обе двери кухни, а если второй двери не имеется, то следует раскрыть настежь одно из окон и, произнося очень громко заклинание, большим карьером прогонять сквозь кухню какую-нибудь курицу.
После всего этого в кастрюле и должен получиться превкуснейший «куриный-суп».
Я также слышал, что этим заклинанием существа Герма-нии в года этого большого процесса взаимного уничтожения пользовались очень усиленно, так как этот способ при-готовления куриного супа на деле ока-зался якобы хорошим и во всяком случае весьма экономным.
Дело в том, что одной курицы может хватить на очень долгое время, потому что та же самая курица может прого-няться до тех пор, пока сама курица почему-либо, как там же говорится, «забастует» и не захо-чет больше «дышать-воздухом».
А в случае эта курица, существующая среди твоих лю-бимцев, еще не успела заразиться притворством и действи-тельно не захочет больше дышать воздухом, то там, среди существ этой группировки, име-нующейся Германия, отно-сительно этого, как я выяснил, был установлен однотип-ный обычай.
А именно, когда курица объявляла такую забастовку, то владельцы ее очень торжественно жарили ее в духовой печ-ке и для такого торжественного случая обязательно при-глашали на обед всех своих родственни-ков.
Интересно отметить и то, что другой их профессор, тоже знаменитый, по имени Штейнер, во время своих так назы-ваемых «научных-исследований-сверхъестественных-явлений», математически установил, что когда на таких «званых-обедах» подобную курицу подавали на стол, то все вла-дельцы ее всегда говори-ли одно и то же.
А именно, всякая хозяйка дома, закатывая глаза под лоб и указывая рукой на курицу, с умилением го-ворила, что это «знаменитый памирский фазан» и что этот фазан прислан им с нарочным из Памира их до-рогим племянником, который проживает там в качестве консула их Великого «Фатерланда».
Вообще на этой планете существует очень много «закли-наний» для всевозможных целей.
Такие «заклинания» там увеличились особенно после того, как многие из существ этой оригинальной планеты начали делаться специалистами по сверхъестественным явлениям и стали называться «оккульти-стами», «спиритами», «теософа-ми», «фиолетовыми магами», «хиромантами» и т.п.
Эти «специалисты», кроме того, что могут творить «сверхъестественные-явления», могут также очень хорошо «мутные-очки» втирать до ослепительного блеска.
Это самое американское запрещение употребления алко-голя может опять служить нам хорошим выяс-няющим примером, чтобы понять, насколько атрофированы воз-можности для окристаллизирования данных существенского соображения у современных ответственных власть-имущих существ, раз там могла повто-риться такая бес-смыслица.
Там, на этом материке, благодаря этому запрещению, этот самый алкоголь начали в настоящее время употре-блять уже все без исключения, даже и те, которые в иных условиях, наверно, никогда его не употреб-ляли бы.
В настоящее время там, на материке Америка, с употре-блением алкоголя происходит точно то же са-мое, что было относительно жевания семян цветка мака существами страны Моралплейсй.
Разница только в том, что тогда, в стране Моралплейсй, существа пристрастились употреблять только настоящие семена цветка мака; теперь же в Америке, существа употре-бляют какую попало жидкость, лишь бы она носила назва-ние какой-нибудь из алкогольных жидкостей, существую-щих где-нибудь на их планете.
И еще разница в том, что, в смысле скрывания от прави-тельственного надзора самого факта употреб-ления запре-щенного продукта, современные существа, водящиеся на этом материке Америка, не так уже наивны, как были су-щества эпохи Моралплейси.
Насколько современные твои любимцы в этом отноше-нии пошли далеко, ты очень хорошо поймешь из следую-щих примеров.
В настоящее время там всякий тамошний молодой чело-век, у которого более или менее уже высохло на губах «материнское-молоко», непременно уже носит при себе на вид совершенно обыкновенную, безвред-ную папиросницу или сигарницу и когда он сидит в ресторане или в тамошних знаменитых «дансингах» и вынимает эту свою папиросни-цу или сигарницу из кармана, то всякий, конечно думает, что он хочет заку-рить.
Но нет! Он известным образом вертит эту свою папи-росницу или сигарницу, и вдруг, у него в левой руке оказы-вается миниатюрная рюмка, а правой рукой из этой папи-росницы или сигарницы он потихо-о-о-нечку и полего-о-о-нечку наливает себе в эту свою миниатюрную рюмку ка-кую-то жидкость, наверное, шотландское виски, но выде-ланную, как я тебе уже сказал, на какой-нибудь барже вбли-зи берегов Америки.
Раз же во время моих тогдашних наблюдений я был оче-видцем другой еще картины.
В одном из сказанных ресторанов, недалеко от моего стола, сели две молодые американки.
Служитель, или, как они называют, «лакей», этого ресто-рана подал им бутылку какой-то минеральной воды и два стакана.
Одна из них повернула каким-то особым образом ручку своего модного зонтика и из этой ручки в ста-каны их нача-ла тоже спокойненько и медлительно литься какая-то жид-кость, очевидно, тоже шотландское виски или что-нибудь в этом роде.
Короче говоря, мой мальчик, на этом материке Америка повторяется то же самое, что совсем недавно было в той большой общественности, которая называется «Россия», где власть-имущие ответственные су-щества тоже запрети-ли тамошним существам употреблять знаменитую «рус-скую водку», благодаря какому запрещению существа эти очень скоро приспособились вместо этой «водки» употре-блять не менее знаменитую «ханжу», от употребления ко-торой там даже и поныне ежедневно умирают тысячи этих несчастных существ.
Но современным американским существам и в этом слу-чае следует отдать справедливость: они в уме-нии скрывать от начальства употребление знаменитого алкоголя «нацивилизовались» тоже намного лучше существ общественно-сти Россия.
Итак, мой мальчик, чтобы не толкаться на улице, я за-шел в один типичный нью-йорский ресторан и, сев там за один из столов, стал из окна смотреть на толпу.
Благодаря тому, что там, на твоей планете, вообще при-нято, что когда сидят в ресторане или в другом каком об-щественном месте, всегда обязательно следует хоть за что-нибудь платить, как они называют, «деньги» в пользу вла-дельца данного учреждения, то поэтому и я, чтобы сделать то же самое, потребовал себе стакан знаменитого тамошне-го, как они называют, «оранжада».
Этот знаменитый американский напиток выдавливается из апельсина и из знаменитого тамошнего так называемо-го «грейпфрута», и существа этого материка пьют его всег-да и всюду в невероятно большом ко-личестве.
Этот их знаменитый «оранжад» иногда в жару, слов нет, их освежает, но зато своим действием на так называемые «слизистые оболочки» их желудков и кишек этот их напи-ток тоже является одним из многих других тамошних фак-торов, которые все вместе, хотя и медленно, но зато не-уклонно верно, постепенно, ведут к уничтожению той их «ненужной» и «никчемной» функции, которая называется «пищеварительная функция желудка».
Итак, сидя в сказанном ресторане, за этим знаменитым «оранжадом», и разглядывая прохожих, в рас-чете найти среди них ожидаемого мною мистера, я, от скуки, начал разглядывать также и вещи, находящие-ся в этом ресторане.
На столе, за которым я сидел, между прочими вещами, я увидел также и так называемое «меню» этого ресторана.
«Меню» там, на твоей планете, называется кусок бумаж-ки, на котором написаны все сорта еды и пи-тья, какие име-ются в данном ресторане.
Я начал читать, что было написано на этой самой бумаж-ке; на ней, между прочим, было написано, что в этот день там можно было потребовать семьдесят восемь разно-образных блюд.
Это меня очень удивило и я тогда подумал, какая же должна быть на кухне плита у этих американцев, если они могут готовить на ней для одного дня семьдесят восемь блюд.
Дело в том, что я там был на всех материках и бывал в го-стях у очень многих существ разных каст.
Я много раз видел также, как у меня дома готовят куша-нья, и потому я уже до этого более или менее знал, что для приготовления одного блюда требуется, по крайней мере, две или три кастрюли, и потому я начал соображать, что раз эти американцы готовят в одной кухне семьдесят во-семь блюд, то им непременно должно потребоваться около трехсот кастрюль.
Мне захотелось увидеть картину, каким образом на одной плите возможно поместить около трехсот кастрюль, и, вследствие этого, я тогда решил дать хороший, как там говорят, «тип» лакею, который подавал мне «оранжад», чтобы он устроил мне возможность пойти на кухню ресто-рана и посмотреть своими глазами на такую представляв-шуюся мне картину.
«Лакей» каким-то образом устроил это, и я пошел на кухню.
Когда я пришел туда, как ты думаешь ... какую картину я увидел? Плиту с тремя стами кастрюль?
Нет...
Я увидел там только маленькую газовую так называемую «фистулку-печку», какие обыкновенно име-ют у себя в ком-натах так называемые «принципиальные-холостяки» или «ненавистницы-мужчин», т.е. ста-рые «ни-к-чему-негодные-девы».
Рядом с этой «фистулкой-печкой» сидел очень толсто-шейный повар «шотландского происхождения» и читал неизбежную для американца газету, кажется, газету «Таймс».
Я с удивлением стал глядеть кругом и на толстую шею этого повара.
Пока я так, с удивлением, смотрел кругом, на кухню при-шел один лакей из зала ресторана и, на стран-ном англий-ском языке, заказал этому толстошейному повару одно очень сложное блюдо.
По-моему, не мешает сказать тебе также о том, что я тог-да еще заметил, по акценту этого лакея, кото-рый заказал блюдо с очень мудреным названием, что он только недав-но приехал сюда с материка Европа, очевидно, с мечтами здесь набить себе карманы «американскими-долларами», именно с мечтами, какие имеет вообще всякий европеец, не бывавший еще в Америке, об этих, в настоящее время в Европе никому не дающих спокойно спать, «американ-ских-долларах».
Когда этот кандидат на «американского-миллиардера» заказал такое мудреное блюдо толстошейному повару, этот последний, не торопясь и очень тяжело, встал со своего ме-ста и, первым долгом, снял со стены маленькую, как там же называют, «холостецкую-сковородку».
Зажегши, далее, свою миниатюрную «фистулку», он по-ставил на нее эту сковородку; а потом, так же тяжело дви-гаясь, подошел к одному из многих стоявших там шкафов, достал из него банку с какими-то кон-сервами и, открыв ее, положил все содержимое в ней на сказанную сковородку.
Потом, таким же образом, он подошел к другому шкафу и из него достал тоже банку с какими-то кон-сервами; но на этот раз из содержимого этой банки он положил на сково-родку только немного и, помешав всю эту получившуюся смесь, очень аккуратно положил на тарелку, которую и по-ставил на стол. А сам опять сел на старое свое место и при-нялся за прерванное им чтение газеты.
Этот толстошейный повар делал все это совершенно без-различно, как настоящий автомат; по всем его движениям было ясно видно, что его мысли витают где-то, наверное в тех им воображаемых местах, где произошли события, о которых он только что прочел в этой американской газете.
Скоро на кухню пришел лакей, заказавший это «мудреное-блюдо», с громадным так называемым «медным-блюдом», на котором имелись множество так называемых «модных-приборов», сделанных из ду-того металла и, по-ставив на сказанное «блюдо» также тарелку с таким стран-ным кушанием, он все это понес в зал ресторана.
Когда я вернулся туда же и сел опять за свой стол, то уви-дел, что недалеко за другим столом сидел ка-кой-то «ми-стер» и, облизываясь, ел то блюдо, приготовления которо-го я, случайно, был на кухне свидете-лем.
И когда я опять посмотрел через окно на улицу, то, нако-нец, заметил в толпе ожидавшегося мною мис-тера и пото-му, сейчас же расплатившись, я оставил этот ресторан.
Теперь же, мой мальчик, продолжая придерживаться образа мышления нашего дорогого учителя, не мешает ска-зать тебе немного также относительно «разговорного-языка» этих американских существ.
Дело в том, что еще до приезда на этот материк, я уже го-ворил на том «разговорном-языке», на кото-ром говорят су-щества этого материка, а именно, на так называемом «английском-разговорном-языке».
С первого же дня моего прибытия в столицу этой «Се-верной Америки» я уже начал в «разговорных-сношениях» испытывать большое неудобство, так как оказалось, что хотя для разговорных сношений между собой они и упо-требляют этот «английский-разговорный-язык», но у них этот «английский-разговорный-язык» какой-то особый, совсем своеобразный.
И вот, испытав такое неудобство, я решил изучать и этот их своеобразный «разговорный-английский-язык».
На третий день моего приезда туда, когда я шел к моему новому знакомому мистеру, специально чтобы попросить его рекомендовать мне какого-нибудь учителя для изуче-ния этого «английского-языка», я вдруг увидел на небе отраженную прожекторами «американскую-рекламу» с сле-дующим текстом:
ШКОЛА-ЯЗЫКОВ-ПО-СИСТЕМЕ-МИСТЕРА-ЧАТЕРЛИЦ
13, Норд, 293 Стрит
И было перечислено, какой язык в какой срок можно из-учить, а насчет самого «американско-английского-языка», между прочим, сказано было, что изучение его от пяти ми-нут и до двадцати четырех часов.
Сразу я не мог понять, в чем дело; но все же решил на другое утро пойти по указанному адресу.
Когда я на другое утро разыскал его, этот мистер Чатерлиц сам лично принял меня и, узнав о том, что я хочу из-учить «американско-английский-язык» по его системе, он первым долгом объяснил мне, что, по его системе, изуче-ние этого разговорного языка может быть трех видов и что каждый такой вид отвечает какой-нибудь специальной на-добности.
«Первый вид, — сказал он, — это такой разговорный язык, когда человеку непременно требуется здесь у нас, в Америке, зарабатывать наши здешние доллары.
Второй вид требуется тому, кто хотя и не нуждается в на-ших долларах, но все же любит делать „дол-ларные-дела“, а также для того, чтобы, вращаясь в обществе наших амери-канцев, все думали, что он не „что -нибудь-так-себе“, а на-стоящий „джентльмен“, воспитанный „по-английски“.
А что касается третьего вида, то этот вид „английского-языка“ нужен тому, кто желает иметь возмож-ность везде и всюду и в любое время доставать „шотландское виски“».
Так как требуемое время для изучения, по его системе, «второго-вида» английского языка мне более отвечало, то я решил сейчас же заплатить ему требуемые доллары, чтобы узнать секрет его системы изуче-ния этого второго вида «английского-языка».
Когда я уплатил следуемые ему «доллары» и после того, как он, внешне якобы небрежно, а в действи-тельности не без ставшей тоже уже свойственной всем существам твоей планеты жадности, положил мои «доллары» в свой секрет-ный карман, он объяснил мне, что для изучения этого вто-рого вида требуется за-помнить всего только пять слов, а именно слова:
1.  Maybe,
2.  Perhaps,
3.  Tomorrow,
4.  Oh, I see,
5.  All right.
Дальше он еще добавил, что если мне потребуется разго-варивать с одним или несколькими ихними «мистерами», то следует только иногда произнести какое-нибудь одно из этих пяти слов.
«Этого будет достаточно», — сказал он, — «чтобы все ду-мали, что вы, во-первых, хорошо знаете „анг-лийский-язык“, а во-вторых, что вы большой мастер вести „доллар-ные-дела“».
Хотя «система» этого многоуважаемого Чатерлиц была очень оригинальна и хороша, но мне не при-шлось исполь-зовать ее на деле.
А не пришлось вследствие того, что на другой же день я случайно встретил на улице одного старого знакомого, так называемого редактора, с материка Европа, который ука-зал мне в разговоре более идеальный секрет американско-го языка.
Когда я в разговоре, между прочим, сказал ему, что я вче-ра относительно здешнего языка ходил к мис-теру Чатерлиц и говорил немного об его системе, он на это и сказал:
«Знаете ли вы, почтенный мой доктор. За то, что вы со-стоите там, у нас, подписчиком нашей газеты, я не могу не открыть вам одного секрета здешнего языка».
И дальше он сказал:
«Раз вы уже знаете несколько наших европейских язы-ков, то, применяя этот мой секрет, вы можете владеть в совершенстве здешними языками и действительно иметь разговорные сношения о чем угодно, а не только для того, чтобы все другие думали о вашем знании английского язы-ка, для какой цели, действитель-но, система этого Чатерлиц очень хороша».
Еще дальше он объяснил, что если во время произноше-ния любого слова, взятого из любого европей-ского языка, вообразить, что во рту находится горячая картошка, то по-лучится вообще слово английского языка.
А если вообразить, что на этой самой горячей картошке посыпан еще как следует толченый «красный-перец», то это уже будет произношение в совершенстве здешнего «американско-английского-языка».
Он еще посоветовал не стесняться в выборе слов из евро-пейских языков, так как «английский-язык» составлен во-обще из бессистемного сбора почти всех европейских язы-ков, и потому для всякого обычного понятия в этом языке имеется несколько слов, и вследствие этого «вы-почти-всегда-попадаете-на-нужное-слово».
«А если, паче чаяния, вы употребите слово, совершенно отсутствующее в этом языке, то тоже беды ма-ло; в худшем случае слушатель будет думать, что он сам не знает данно-го слова.
С вашей же стороны требуется только хорошо вообра-зить о сказанной горячей картошке и больше ни-каких „но-вомодных-женских-чулок“.
Относительно моего секрета я ручаюсь и могу даже сме-ло сказать, что вы можете перестать быть на-шим подпис-чиком, если, выполняя точно мой совет, ваш „здешний-язык“ не будет идеальным».
Через несколько дней мне понадобилось поехать в город Чикаго.
Этот город является вторым по величине городом на этом материке «Северная Америка» и является как бы вто-рой столицей.
Сопровождая меня туда, мой нью-йоркский знакомый «мистер» дал мне рекомендательное письмо од-ному та-мошнему тоже «мистеру».
Как только я приехал в этот город Чикаго, я отправился прямо к этому самому тамошнему «мистеру».
Этот чикагский «мистер» оказался очень «любезным» и в высшей степени «предупредительным».
Его звали «мистер Пупп».
В первый же день вечером этот любезный и обязатель-ный мистер Пупп предложил мне, чтобы я, как он выра-зился, «не-скучал» в этом совершенно незнакомом мне го-роде, пойти с ним в дом одних его знако-мых.
Я, конечно, согласился.
Когда мы пришли туда, мы застали там порядочное число американских молодых существ, таких же гостей, как и мы.
Все гости оказались весьма веселыми и очень «игривы-ми».
Они рассказывали по очереди «пресмешные-истории», и смех от этих их рассказов стоял в комнате, как дым в юго-ветренный день над трубами американских заводов, в ко-торых приготовляют американские со-сиски, подходяще называющиеся «Хот-Дог».
Так как я сам тоже люблю посмеяться над смешными историями, то этот мой первый вечер в городе Чикаго про-шел очень и очень весело.
Это все было бы очень благоразумно и восхитительно, если бы не одна «черта» в этих рассказах, кото-рая меня тог-да, в первый вечер, сильно удивила и озадачила.
Удивили же меня именно их так называемые «двусмыс-ленность» и «сальность».
«Сальность» и «двусмысленность» этих рассказов была такова, что любой из этих американских моло-дых рассказ-чиков дал бы десять с лишним очков вперед знаменитому там на планете Земля «Боккаччо».
«Боккаччо» — это имя одного писателя, который напи-сал для существ Земли очень поучительную кни-гу под на-званием «Декамероне», которая в настоящее время там очень распространена и является самой лю-бимой книгой современных существ, водящихся на всех материках и при-надлежащих почти ко всем тамош-ним общественностям.
На другой день, тоже вечером, этот добрый мистер Пупп повел меня опять к своим знакомым, но уже к другим.
Там тоже было большое число американских молодых существ мужского и женского пола, которые сидели по разным углам очень большой комнаты и тихо и очень мирно беседовали.
Когда и мы сели, ко мне немного погодя подсела одна молоденькая, хорошенькая американка и начала со мной разговоры разговаривать.
Я стал, как там вообще полагается, поддерживать этот разговор, и мы говорили о всякой всячине, при-чем она, между прочим, много расспрашивала меня о городе Па-риже.
Среди разговора эта молодая американка, так называе-мая «барышня», ни с того, ни с сего вдруг на-чала гладить мою шею.
Я тогда подумал, какая она добрая, — наверно, она заме-тила на этом месте моей шеи «блоху» и теперь гладит это место, чтобы скорее прошло причиненное блохой раздра-жение.
Но когда вскорости я заметил, что все находящиеся здесь молодые американские существа тоже глади-ли друг друга, я очень удивился и никак не мог понять в чем тут дело.
Мое первоначальное предположение относительно «блох» отпадало само собой, так как никак невоз-можно было предположить, чтобы у всех на данных местах сидели блохи.
Я начал думать, чтобы это значило. Но сколько ни ста-рался, никак не мог себе этого выяснить.
Когда позже, выйдя уже из этого дома на улицу, я попро-сил объяснения этому у мистера Пуппа, то он сначала не-удержимо стал хохотать, обозвав меня «простофилей» и «отсталым-деревенщиной», а после, не-много успокоившись, сказал: «Чудак вы какой, ведь мы же сейчас были на „петтинг-парти“», и, продолжая смеяться над моей наивностью, объяснил, что вчера мы тоже были на «парти», но на «стори-парти», а зав-тра, продолжал он, я думал с вами пойти на «суиминг-парти», где молодежь купается вместе, но, конечно, все одетыми в специальные купальные костюмы.
Когда он заметил, что на моем лице продолжает еще оста-ваться недоумевающее удивление, он доба-вил: «А если вам почему-либо не нравятся такие „скромные-парти“, мы мо-жем пойти и на такие, которые необщедоступны, тем более, что у нас много и таких „парти“, и я состою членом несколь-ких из них, а на таких необщедоступных „парти“ мы можем, если пожелаем, иметь кое-что и „посущественнее“».
Но я не воспользовался любезностью этого «обязатель-ного» и чересчур «любезного» мистера Пуппа, так как на другое же утро получил телеграмму, согласно которой мне потребовалось поехать обратно в Нью-Йорк».
В этом место своего рассказа Вельзевул вдруг задумался и, по прошествии довольно продолжительно-го времени, глубоко вздохнув, продолжал говорить так:
— На другой день я не уехал, как решил по получении те-леграммы, с утренним поездом, а отложил свой отъезд до ночного поезда.
Так как то, что послужило основанием задержки моего отъезда, может быть для тебя хорошей иллюст-рацией злостности результата одной выдумки этих самых амери-канских существ, которая очень распро-странена по всей твоей планете и является одной из главных причин продол-жавшегося, так сказать, «раз-мельчения-психики» всех про-чих трехмозгных существ этой злосчастной планеты, то я расскажу тебе об этом немного подробнее.
Именно эта злостная выдумка существ этого материка, про которую я собираюсь теперь объяснить те-бе, не только послужила главной причиной для ускорения темпа еще большего «размельчения» психики всех трехмозгных су-ществ, водящихся на этой твоей злосчастной планете, но явилась и продолжает являть-ся также причиной и того, что в существах всех прочих материков последнего времени уже окончательно уничтожилась и та единственная существенская функция, которую свойственно иметь всем трехмозгным существам и которая в их наличии еще до послед-него времени возникала сама по себе, именно та сущест-венская функция, которую всюду называют «здравый-инстинкт-подозревать-истину-в-действительности».
Вместо такой очень необходимой для всякого трехмозгного существа функции, во всех них начала по-степенно окристаллизовываться другая, особенная, очень опреде-ленная функция, действие которой вызыва-ет в носителе ее постоянное сомнение во всем.
Эта их злостная выдумка у них самих именуется «рекла-ма».
Чтобы ты лучше понял дальнейшее, мне следует прежде всего сказать, что еще за несколько годов до этого моего приезда на материк Америка, я как-то раз ехал по матери-ку Европа и купил себе для чтения в вагоне несколько книг, чтобы скоротать предстоящее мне долгое и скучное желез-нодорожное путешествие. И в одной из этих книг, напи-санной очень известным там писателем, я прочел одну ста-тью об этой Америке, в которой очень много говорилось о так называемой «бойне», существующей как раз в этом са-мом городе Чикаго.
Бойней называется там такое специальное место, где трехмозгные земные существа производят унич-тожение существования тех существ разных других форм, планет-ные тела которых они, опять-таки из-за тех же ненормаль-но установившихся условий обыкновенного существенского существования, пристрастились употреблять для своей первой существенской пищи.
И при этом, производя такое свое проявление в этих спе-циальных учреждениях, они еще говорят и во-ображают, что делают это по необходимости и, якобы, вполне так на-зываемым «гуманным образом».
Этот самый тамошний современный, очень известный писатель, или автор этой книги, восхищенно описывал как «очевидец» такую в высшей степени хорошо, по его мне-нию, организованную бойню в этом самом городе Чикаго.
Он писал о ее всевозможных усовершенствованных ма-шинах и об ее необыкновенной чистоте; писал, что при этой бойне не только гуманность к существам других форм доведена до «божественности», но что и машины усовер-шенствованы там почти до того, что в одни двери загоня-ется живой бык, а из других дверей через какие-нибудь де-сять минут вы, если пожелаете, можете получить уже в го-товом виде горячие сосиски. Наконец, он особенно подчер-кивал, что все это делается совершенно без участия челове-ческих рук, одними «усовершенствованными» машинами, и что потому, дескать, там все и получается настолько чи-сто и опрятно, что чище и опрятнее ничего невозможно себе даже и представить.
Через несколько годов после прочтения этой книги мне пришлось об этой «чикагской бойне» опять прочесть поч-ти то же самое в одном тоже серьезном русском журнале, в котором эта бойня восхвалялась в том же духе.
О той же чикагской бойне я слышал потом еще от тыся-чи разных существ, причем многие из них были якобы оче-видцами тех чудес, о которых они рассказывали.
Словом, до моего приезда в город Чикаго, я уже уверен-но знал, что там имеется такое небывалое на Земле «чудо».
А надо тебе заметить, что я очень интересовался всегда и такого рода их учреждениями, а именно мес-тами, где твои-ми любимцами уничтожалось существование разных форм земных существ, и, кроме того, с тех пор, как я начал орга-низовывать на планете Марс свою обсерваторию и иметь дело в этой обсерватории с разными машинами, я начал тоже всегда и всюду проявлять большой интерес и ко вся-кого рода другим машинам.
Вот почему, когда я случайно попал в этот самый город Чикаго, я подумал, что было бы с моей сторо-ны непростительно не воспользоваться этим случаем и не посмотреть этой знаменитой «чикагской бойни», и утром, в день моего отъезда оттуда, я и решил поехать, в сопровождении одно-го моего нового чикагского знакомого, осматривать это редкое сооружение твоих любимцев.
Приехав туда, мы, по указанию одного из помощников главного директора, взяли в качестве проводни-ка одного служащего из отделения какого-то банка, находящегося также и при этой бойне, и вместе с ним отправились осма-тривать ее.
В сопровождении его мы, прежде всего, прошли по ме-стам, куда пригоняются и где до убоя находятся несчастные четвероногие существа.
Это место было таким же, как вообще во всех этого рода учреждениях на этой планете, только масштаб этого специ-ального места был значительно больше, но вместе с тем оно было и гораздо грязнее, чем в бой-нях, виденных мною прежде в других странах.
Потом мы прошли еще несколько так называемых «кор-пусов». Один из них был «склад-ледник» для готового мяса; в другом простыми молотками уничтожали существование четвероногих существ, и тут же сдиралась с них кожа, что тоже делалось так же, как вообще в других бойнях.
Между прочим, проходя по этому последнему корпусу, я, помню, тогда еще подумал, — наверное, здесь это место обслуживает убой скота, предназначенного специально для евреев, которые, как я уже знал, согласно кодексу религии, уничтожают четвероногих существ особым образом.
Пока мы ходили по сказанным корпусам, прошло до-вольно много времени, и я все ожидал, когда же мы нако-нец придем в то настоящее отделение, о котором я так много слышал и которое именно я и решил обязательно осмотреть.
Но когда я высказал проводнику мое желание скорее по-пасть в такое отделение, то оказалось, что все, что имеется в этой знаменитой «чикагской бойне», мы уже осмотрели и что никаких других отделений больше нет.
Я там, мой дорогой мальчик, не видел нигде ни одной машины, если не считать валиков на рельсах, ко-торые слу-жат для передвижения тяжелых туш и которые тоже име-ются на всех бойнях, зато грязи в этой чикагской бойне ви-дел сколько угодно.
По чистоте и прочему устройству виденная мною за два года до этого бойня города Тифлиса могла бы дать много очков вперед этой бойне города Чикаго.
В этой тифлисской бойне никогда, например, нельзя было встретить где-нибудь на полу хоть каплю крови; а здесь, в чикагской бойне, везде и всюду попадались на каж-дом шагу целые лужи крови.
Очевидно, какой-нибудь компании американских дель-цов, которым стало уже свойственно для всякого вообще дела применять непременно «рекламу», понадобилось сде-лать рекламу и о чикагской бойне, чтобы по всей планете распространилось о ней такое ложное, совершенно не со-ответствующее действительности представление.
Они, наверное, и в этом случае, как это у них вообще принято, не пожалели своих долларов, а также благодаря тому, что у современных земных так называемых «писате-лей» и «репортеров» уже окончательно атрофирована свя-щенная существенская функция «совесть», добились того, что почти у всех твоих любим-цев, водящихся на всех мате-риках, скристаллизовалось такое именно определенно раз-дутое представление о бойне города Чикаго.
И это они действительно, можно сказать, сделали уже чисто по-американски.
На этом материке Америка трехмозгные существа так наловчились делать эту свою рекламу, что в от-ношении их вполне возможно применить поговорку нашего дорогого Молла Наср-Эддина, в которой гово-рится: «Тот-станет-другом-Рогатому-кто-усовершенствуется-до-такой-разумности-и-такого-бытия-что-сумеет-обыкновенную-муху-превратить-в-слона».
Они действительно так хорошо наловчились «из-мухи-делать-слона» и делают это так часто, что в на-стоящее вре-мя уже при виде настоящего американского слона непре-менно требуется, как говорится, «пом-нить-себя-всем-своим-существом», дабы при этом не воспринялось в тебе впе-чатление от мухи.
Из Чикаго я вернулся опять в Нью-Йорк и вследствие того, что все мои намерения, для выполнения ко-торых я и поехал на этот материк, тогда осуществились неожиданно очень скоро и довольно удачно, и, так как окружающая об-становка и условия обычного существования оказались от-вечающими требованиям мое-го периодического полного отдыха, сделавшегося для меня уже обыкновением за вре-мя этого моего послед-него самоличного пребывания на по-верхности твоей планеты, я решил остаться там подольше и существо-вать, водясь с тамошними существами, только согласно неизбежно происходящим во мне существенским ассоциациям.
Существуя сказанным образом в этом центральном пункте существ этой современной большой груп-пировки и сталкиваясь по всяким поводам с разными типностями из их среды, я как-то раз — без всякой преднамеренности, а в силу только приобревшейся во мне привычки, так сказать, «мимоходом» уметь соби-рать материал для той моей стати-стики, которую, как я уже говорил тебе, я за все время это-го моего послед-него самоличного пребывания среди твоих любимцев вел в целях сопоставления, главным образом, про-центной степени распространенности среди существ разных группировок всяких среди них существующих бо-лезней и странных существенских так называемых «субъективных-пороков» — проконстатировал очень сильно меня заинтересовавший факт, а именно, что в общем наличии почти половины из встречаемых мною там трехмозгных существ происходящая функционизация для трансформа-ции «первой-существенской-пищи» дисгармонирована, т.е., как бы они сами сказали, испорчены их пищеварительные органы, и что поч-ти четверть из них имеет уже или яв-ляется, так сказать, кандидатами иметь специфическую для тамошних существ болезнь, именующуюся у них «импо-тенция», благодаря именно, которой очень многие из су-ществ твоей планеты навсегда лишаются возможности продления своего рода.
Когда я это случайно проконстатировал, то во мне воз-ник большой интерес к существам именно этой новой группировки, и потому я с этих пор предрешенную мною до этого форму моего существования среди них изменил и половину времени от своего личного отдыха стал уделять специальным наблюдениям и ис-следованиям причины этого, для меня оригинального, а для них прискорбного, факта, и мне пришлось даже для этой цели ездить по раз-ным другим провинциальным пунктам существ этой но-вой современной группи-ровки, где, впрочем, я не оставал-ся больше одного или двух дней, за исключением города «Бостон», или, как иногда некоторые его называют, «город-людей-избегших-перерождения-наций», в котором я про-существовал в течение целой недели.
И вот, в результате этих моих наблюдений и статистиче-ских исследований выяснилось, что обе эти упомянутые болезни, до известной степени распространенные вообще среди современных существ, водя-щихся на всех материках, на этом материке в процентном отношении распростране-ны в такой чрезмерно большой степени, что мне тогда сра-зу стали очевидными результаты этого в недалеком буду-щем, а именно, что если это будет продолжаться у них в этом же духе, то и с этой современной большой самостоя-тельной группировкой понравившихся тебе трехмозгных существ стрясется то же самое, что случилось недавно с той тамошней общественностью, которая именовалась «монархическая-Россия», т.е., что и эта группировка, как тако-вая, тоже уничтожится.
Разница будет только в самом процессе уничтожения. Процесс уничтожения большой общественности «монархическая-Россия» произошел вследствие ненормальностей, так сказать, разумности тамошних власть-имущих су-ществ; процесс же уничтожения этой общественности произойдет вследствие органиче-ских ненормальностей. Другими словами, «смерть» первой общественности при-шла через, как они говорят, «ум», а смерть этой второй об-щественности придет через «желудок-и-пол» ее существ.
Дело в том, что давно определилось, что вообще воз-можность относительно долгого существования трехмозгных существ этой твоей планеты зависит в настоящее вре-мя уже исключительно только от нор-мального действия этих двух вышеупомянутых существенских функций, именно, от состояния их, как гово-рят, «пищеварения» и функционизации их «половых-органов».
А, между тем, как раз обе эти долженствующие проис-ходить в их общем наличии функционизации и идут по на-правлению к совершенному атрофированию и притом еще очень ускоренным темпом.
Эта общественность Америка в настоящее время еще со-всем молодая; она, как там на твоей планете говорят, — еще как ребенок, у которого «кровь-с-молоком».
И вот, раз в такой еще молодости ее существа в этих главных двигателях своего существования так ук-лонились в сторону регресса, то я думаю, что и в этом случае, как это вообще бывает для всего существую-щего в Мегалокосмосе, — степень движения дальше, в целях слития опять в Бес-конечность, будет зависеть от направления и степени силы, полученных от первоначального толчка.
В нашем Великом Мегалокосмосе установился для всех разумных существ даже как бы закон, по смыслу которого всегда и во всем следует остерегаться именно первоначаль-ного толчка, так как при-обретая инерцию он становится силою, являющейся основным двигателем всего существу-ющего во Вселенной и приводящей все опять к первона-чальному бытию.
В этом месте рассказа Вельзевулу подали «лейтучанброс» и он, после того как кончил выслушивать содержание это-го сообщения, обращаясь опять к Хассину, сказал:
— Я думаю, мой мальчик, если я теперь объясню тебе не-много подробнее относительно самих причин, вызываю-щих в общем наличии этих американских трехмозгных су-ществ дисгармонию в обоих этих их основных функционизациях, то это будет для тебя очень полезным также и в смысле более детального твоего представления и понима-ния странности психики вообще этих понравившихся тебе трехмозгных существ, возникающих на планете Земля.
Для удобства изложения я объясню тебе причины дис-гармонии каждой из этих двух основных функ-ционизации отдельно и начну с объяснения причин дисгармонии в функционизации трансформаций их «первой-существенской-пищи», или с причин, как бы они сами сказали, «порчи-их-желудков».
Для дисгармонии этой их функции явились и поныне продолжают служить несколько определенных причин, по-нятных даже для разума обыкновенных нормальных трех-мозгных существ, но самая главная и основная причина за-ключается в том, что они с самого начала образования их общественности, благодаря всяким установившимся окру-жающим условиям и влияниям, исходящим от само по себе ненормально оформившегося авторитета, начали по-степенно привыкать и в настоящее время уже окончатель-но приобре-ли обыкновение не употреблять для своей «первой-существенской-пищи» решительно ничего свежего, а пользоваться продуктами исключительно уже разложив-шимися.
В настоящее время существа этой группировки всякие съедобные продукты для своей «первой-существенской-пищи» почти никогда не употребляют сразу, когда в них еще имеются все те «активные-элементы», которые самой Великой Природой вкладываются в них, как неизбежно требуемые для мочи нормального существования всякому существу; они же предварительно всякие такие продукты, как там го-ворится, «консервируют», или «замораживают», или «эссенциируют», и только тогда их использовывают, когда из них уже улетучивается большинство из этих тре-буемых для нормального существования «актив-ных-элементов».
И такая ненормальность в обычном процессе существенского существования понравившихся тебе трехмозгных су-ществ, в данном случае этой новой группировки, произо-шла и продолжает распространяться и зафиксировываться там всюду, конечно, тоже главным образом вследствие того, что, после того как они, т.е. все вообще трехмозгные существа твоей планеты, перестали осуществлять в себе не-избежно требуемые существенские усилия, то в них посте-пенно уничтожалась возможность для окристаллизования в их общем наличии тех существенских данных, благодаря которым даже за неимением в себе руководящего истинно-го знания, зловредность для самого себя какого-либо свое-го проявления может ощущаться инстинктом.
И в данном случае, если бы хотя некоторые из этих не-счастных обладали таким свойственным для трехмозгных существ инстинктом, то они могли бы даже благодаря только обычным существенским слу-чайным ассоциациям и сопоставлениям сперва сами дойти до осознания, а потом и осведомить всех прочих о том, что всякие вообще про-дукты, которые могут служить для «первой-существенской-пищи», раз их пер-воначальная связь с Общей Приро-дой уничтожена, все равно если они даже будут сохранять-ся совершенно изолировано, т.е. «герметически-закрыты-ми», или «замороженными», или «эссенциированными», должны, как и все во Вселенной, от самого течения време-ни, видоизменяться, разлагаясь по тому же принципу и в том же порядке, как они были образованы.
Кстати, и ты знай, что все активные элементы, из кото-рых вообще образовываются Природой всякие космиче-ские образования, как подлежащие к трансформации че-рез посредство Тетартокосмосов и являю-щиеся продуктами первой пищи существ, так и вообще все прочие уже со-вершенно одухотворенные и по-луодухотворенные воз-никновения, в каких бы условиях ни находились, — как только наступает соответст-вующее время, так обязательно определенные активные 'элементы начинают в известной последовательности отделяться от тех масс, в которых они имели свои слития во время Трогоавтоэгократи-ческого процесса.
И вот то же самое, конечно, происходит и с излюбленны-ми этими американскими существами продук-тами, кон-сервированными ими в так называемых «герметически-запаянных-банках».
Как бы «герметически» ни были закрыты эти банки, про-дукты, находящиеся в них, как только насту-пит время, так сказать, «распадаются», и соответствующие активные эле-менты непременно начинают отде-ляться от общей массы, и такие отделившиеся активные элементы обыкновенно группируются по своему генезису в виде так называемых «капель» и «пузырьков», которые, когда при употреблении таких продуктов банки открываются, моментально, так сказать, «распыляясь», улетучиваются в пространств, рас-пределяясь по соответствующим своим местам.
Существа этого материка в свежем виде употребляют иногда только фрукты. Но и эти фрукты — не фрукты, а одно только, как бы сказал наш дорогой учитель, — «недо-разумение».
С имеющимися в изобилии на этом материке фруктовы-ми деревьями разные современные «ученые-новейшей-формации» постепенна добились своими «мудрениями» того, что в настоящее время эти амери-канские фрукты слу-жат уже исключительно для того, чтобы, так сказать, «ласкать-глаза», а не для сущест-венского питания.
Тамошние фрукты теперь уже образовываются таковы-ми, что не имеют в себе почти ничего из предна-значенного Великой Природой к восприятию для нормального суще-ственского существования существ.
Эти тамошние ученые «новой-формации», конечно, очень далеки от того соображения, что всякие на-планетные образования, при искусственных к ним прививках и других подобных с ними манипуляциях, приходят в состояние так называемого объективной наукой «Абсоизомоса», при ко-тором ими из окружаю-щей среды воспринимаются косми-ческие вещества, годные только лишь для облекания их так называемого «автоматически-воспроизводящегося-субъективного-наличия».
Дело в том, что с самого начала этой последней совре-менной их цивилизации у существ всех тамошних много-численных отдельных группировок почему-то получилось так, что из числа семи аспектов основной заповеди, указан-ной трехмозгным существам Свыше под изречением «Стремиться-добиваться-иметь-внутреннюю-и-внешнюю-чистоту», усвоился, и то в искаженном виде, и стал для них идеалом тот аспект, который символизируется сле-дующими словами:
«Способствовать-всему-окружающему-как-одушевленному-так-еще-и-не-одушевленному-приобре-тать-красивую-внешность».
Они там действительно, особенно за последние два века, стремятся лишь к тому, чтобы достигать «красивой-внешности», конечно, только для вне их самих находящихся тех некоторых предметов, которые в данный период делаются, как они выражаются, «модными».
За упомянутый период для каждого из них уже стало ни-чего не значить, если в чем-либо, вне них на-ходящемся, не имеется никакой сущности; надо лишь, чтобы имелась, как они выражаются, «кричащая-внешность».
Что касается достижения современными существами этого материка по части осуществления «внеш-ней-красоты» этих самых фруктов, то действительно, мой мальчик, я нигде не видел таких по внешности красивых фруктов, ка-кие в настоящее время имеются на этом материке, не толь-ко на других материках этой же планеты, но даже и на других планетах этой солнечной системы, но зато по части внутренней сущности этих американских фруктов, можно разве только высказаться тем излюбленным выражением нашего дорогого учителя, которое состоит из следующих слов:
«Самая-болыпая-из-всех-существующих-благодатей-для-человека-есть-действие-касторового-масла».
А как они из этих фруктов наловчились делать свои зна-менитые консервы, про это уже, как говорится, «ни-в-сказке-сказать-ни-пером-описать», а надо самому видеть, что-бы испытать в своем общем наличии ту степень импульса «восхищения», до какой могут довести восприятия орга-ном зрения внешней красоты этих американских фрукто-вых консервов.
Когда идешь по главным улицам городов существ этого материка, особенно города Нью-Йорк, и ви-дишь выставку какого-нибудь фруктового магазина, то очень трудно даже сразу сообразить, что именно на-ходится перед твоими гла-зами: выставка ли это картин «футуристов» города «Бер-лин» на материке Европа или выставка знаменитых для иностранцев парфюмерных магазинов «столицы-мира», т.е. города Париж?
Только спустя немало времени, когда наконец приспосо-бляешься воспринимать отдельные детали ви-димости та-ких выставок и опять кое-как начинаешь соображать, то ясно констатируешь, что на этих амери-канских выставках фруктовых консервов куда на много больше разнообразия красок и форм «флаконов» и «банок», чем на упомянутых выставках материка Европа; а больше красок и форм фла-конов, очевидно, вследствие того, что получившаяся от смешения между собой прежних самостоятельных рас комбинация общей психики существ этой новой группи-ровки случайно более соответствует лучшему восприятию и со-вершительному проосознанию смысла и благодати до-стижения разумов, как существ современной общест-вен-ности Германия по части выдуманных ими химических веществ, именуемых там «анилин» и «ализарин», так и су-ществ общественности Франция по части «парфюмерии».
Я сам, когда в первый раз увидел там такую выставку, не стерпел ... и, зайдя в такой магазин, купил около сорока всевозможных форм «банок» со всевозможными тональ-ностями цвета тамошних фруктовых консервов.
Я купил их для того, чтобы этими красивыми фруктами сделать удовольствие сопровождавшим меня тогда суще-ствам, которые были с материков Азия и Европа, где таких исключительно красивых на вид фруктов пока что еще не имелось. И действительно, когда я эту покупку принес до-мой и раздал им, они вначале не меньше меня были восхи-щены и удивлены их видом, но после, когда сказанные су-щества начали употреблять их для своей первой пищи, то достаточно было видеть их гримасы и изменение цвета их лиц, чтобы понять, какое вообще эти фрукты имеют дей-ствие на организм существ.
На этом материке дело обстоит еще хуже с тем продуктом, который и для них, как и почти для всех трехмозгных су-ществ Вселенной является самым главным продуктом для «первой-существенской-пищи», именно с тем продуктом, который именуется «просфора», а они сами именуют «хлеб».
Раньше чем говорить тебе, в чем обстоит там дело с этим американским хлебом, надо тебе знать, что эта твердынная часть поверхности твоей планеты, именующаяся «Южная-и-Северная-Америка», благодаря всяким случайным ком-бинациям, вытекшим, во-первых, от второй большой «не-закономерной-катаклизмы» с этой злосчастной планетой, а во-вторых, от получения занимаемого ими в отношении процесса «общесистемного-движения», образовалась с та-ким наслоением так называемой «почвы», которая стала и до сих пор продолжает весьма соответствовать порожде-нию того «божественного злака», из которого выделывает-ся эта самая «просфора». Почвенная поверхность этих ма-териков при сознательном умении использовывания ее мо-жет осуществлять в один так называемый «урожайный период» полность свершительного процесса священного Эптапарапаршинок, или иначе говоря, может давать урожай «сорок девять на один», и даже при полусознательном ис-пользовании этой почву, как это делается там в настоящее время, этот «божественный злак» урождается там сравни-тельно с другими материками в очень большом изобилии.
И вот, мой мальчик, существа этого материка, когда бла-годаря разным случайно получившимся об-стоятельствам стали иметь много того, что для странной психики совре-менных понравившихся тебе земных трехмозгных существ является одним из объектов их мечтания и называется там всюду «доллары», и благодаря чему, как это стало там еще издавна обыкновением,  приобрели в  «существенских-представлениях» существ всех прочих материков так назы-ваемую «авторитетность», и вследствие этого опять-таки, как это у них стало обыкновением происходить, начали «мудрствовать»  относительно всего в  целях достигать мною уже упомянутого их современного идеала, то они на-чали тоже вовсю мудрствовать и в отношении этого боже-ственного злака, из которого приготовляется «просфора».
Они над этим божественным злаком начали всевозмож-ными способами, так сказать, «издеваться», что-бы придать получаемому от него продукту «красивую-и-кричащую-внешность».
Они для этой цели попридумывали разные машины, посредством которых они эту пшеницу, имеющую несчас-тье возникать на их материке, «скоблят», «чешут», «гла-дят», «полируют» до тех пор, пока не добива-ются совер-шенного уничтожения всех тех концентрированных на поверхности ее зерен, под так называемой «кожицей», ак-тивных элементов, которые собственно и предназначены Великой Природой для восполнения в общем наличии трехмозгных существ ими израсходованного в целях до-стойного служения ей.
Вот почему, мой мальчик, в настоящее время произво-димая там, от этой в изобилии возникающей на этом материке пшеницы, «просфора» или «хлеб» ничего полезного для употребляющих его существ не со-держит и от употре-бления ее кроме вредных газов и червей, именующихся там «глисты», ничего другого в их общем наличии не про-изводится.
Впрочем, справедливость требует отметить, что если они и не получают для себя никакой от этой пше-ницы пользы, чтобы лучше и сознательнее служить Великой Природе, то зато, производя в себе упомянутых «глистов», они несозна-тельно очень и очень помогают своей планете служить «с-честью» превеличайшему общекосмическому Трогоавтоэгократу; ведь «глисты» — тоже существа и через посредство их тоже транс-формировываются космические вещества.
Во всяком случае этим своим мудрствованием в отноше-нии своего хлеба, существа, водящиеся именно на этом ма-терике, уже достигли того, чего очень сильно желали и ста-рались добиться, а именно — чтобы существа всех прочих материков непременно о них всегда говорили вроде напри-мер как в отношении данного случая:
«Поразительные умницы эти американцы. Даже хлеб у них получается какой-то особенный, такой „пышный“ и „белый“, что просто прелесть. Это прямо-таки великоле-пие из всех великолепий современной цивилизации».
А что от этого издевательства над пшеницей у них хлеб получается «никчемный» и служит одним из многочислен-ных факторов для порчи их желудков, это для них не име-ет значения; ведь зато они идут тоже в первых рядах совре-менной, так называемой «европейской цивилизации».
Любопытнее всего в этой их наивности то, что они самое лучшее и полезное, что Природа образовыва-ет в этом бо-жественном злаке для их нормального существования, от-дают свиньям или просто сжигают; сами же употребляют то вещество, которое образовывается Природой в пшени-це только для связывания и поддержания активных ее эле-ментов, локализирующихся, главным образом, как я уже сказал, под кожицей зерна.
Вторым, тоже немаловажным фактором для дисгармонизации пищеварительной функции этих несча-стных аме-риканских трехмозгных существ служит еще ими самими недавно выдуманная система для уда-ления из себя перера-ботанных от их «первой-пищи» остатков, а именно, выду-манные ими для этой цели «удобные-сидения» в так назы-ваемых «ватер-клозетах».
Такая их злостная выдумка, помимо того, что явилась и по настоящее время является одним из главных факторов сказанной дисгармонии, происходящей теперь как в них самих, так и почти во всех существах прочих материков, которые, кстати сказать, за последнее время уже очень рев-ностно стали им подражать во всех их оригинальных спо-собах «помощи» своей трансформационной функционизации, но, благодаря этой их выдумке твои любимцы, опять начавшие в настоящее время стремиться выполнять и эту даже свою не-избежную существенскую функцию с получе-нием для себя возможно большего ощущения приятного спо-койствия, получили как бы новый толчок к ревностно-му служению своему богу «Самопокой», который для них, как я уже неоднократно говорил, явился и поныне являет-ся почти главным злом, порождающим и вы-зывающим все ненормальности как их психики, так и обычного их существенского существования.
Очень хорошим примером и даже так сказать «иллюми-национно-освещенной-картиной-для-твоего-существенского-представления» о том, какие экстраординарные пер-спективы ожидаются в дальнейшем от этой именно их вы-думки, может служить тот факт, что уже теперь некоторые из этих современных амери-канских существ, приобревших, конечно, тоже разными случайностями много своих знаменитых долларов, устраивают в своих с «удобными-сидениями-ватер-клозетах» такие аксессуары, как небольшой стол, теле-фон и так называемый «радиоаппарат», для того чтобы, сидя на этих «удобных-сидениях», они могли про-должать свою «корреспонденцию» или говорить со своими знакомыми по телефону относительно всяких своих «долларных-дел» или спокойно читать ставшие для них неиз-бежно-необходимыми газеты, или, нако-нец, слушать му-зыкальные произведения, выдуманные разными тамошни-ми Хаснамусами, знать которые, в силу того, что они явля-ются, как там говорится, «модными», стало тоже обяза-тельным для всякого совре-менного американского дельца.
Основной вред и смысл получаемой дисгармонии в пи-щеварительной функционизации для всех совре-менных трехмозгных существ твоей планеты от этой американской выдумки вызывается по следующим причинам:
Прежде, когда в общем наличии твоих любимцев еще окристаллизовывались более или менее нор-мальные дан-ные для порождения объективной разумности и они могли или сами сообразить, или понять, когда им объясняли дру-гие, подобные им, уже осведомленные касательно этого су-щества, они выполняли сказанную позу как это требова-лось, но после, когда в них окончательно перестали окристаллизовываться упомянутые существенские данные и они и эту свою функцию также стали осуществлять только автомати-чески, то благодаря прежней, до этой американ-ской выдумки, системе, их планетное тело могло само по себе автоматически, в силу только так называемого «жи-вотного-инстинкта», приспособляться к требуемой опреде-ленной позе; когда же американские существа придумали это «удобное-сидение» и все стали пользо-ваться ими для такой своей неизбежной функции, то теперь их планетное тело уже совершенно лишилось возможности даже ин-стинктивно приспособляться к требуемой позе, благодаря чему у твоих любимцев, пользующихся этими «американскими-удобными-сидениями», теперь не только постепен-но атрофировыва-ются некоторые осуществляющие такую неизбежную существенскую функционизацию так называ-емые «мускулы» и вследствие этого появляются так назы-ваемые у них «запоры», но также начались порождаться причины еще некоторых новых специфических заболеваний, возникающих только в наличии этих странных трех-мозгных существ нашей Великой Природы.
В числе всех серьезных и второстепенных причин, сово-купность которых постепенно дисгармонирует эту основ-ную функционизацию в общем наличии современных тво-их любимцев, водящихся на этом мате-рике «Северная Аме-рика», имеется и еще одна, и в высшей степени оригиналь-ная причина, существующая среди них хотя в смысле види-мости, так сказать, «кричаще-явно», но из-за их куриного существенского со-ображения она находится и процветает с импульсом эгоистического удовольствия как бы под «шап-кой-невидимкой».
Эта оригинальная причина возникла и тоже стала поти-хо-о-о-нечку и полего-о-о-нечку неуклонно дисгармонировывать в них эту их функцию только благодаря тому, что в своеобразном наличии существ этой новой большой груп-пировки имеется «потребная-страсть» бывать по возмож-ности часто на материке Европа.
Об этой оригинальной причине тебе также следует быть осведомленным, главным образом потому, что ты, кстати, узнаешь еще про один для всех твоих любимцев пагубный результат «зломудрствования» их со-временных «ученых».
Для лучшего твоего представления и понимания и такой причины постепенной дисгармонии в общем наличии аме-риканских существ этой неизбежной существенской функ-ционизации прежде всего тебе следу-ет знать относительно одной детали тех их органов, которые осуществляют в их общем наличии данную функцию.
В числе имеющихся в них органов для свершительной трансформации «первой-пищи» имеется орган, существу-ющий почти всюду под наименованием «туспушох» или, как они сами его называют, «слепой от-росток», а по их уче-ной терминологии — «аппендикс».
Предусмотренное Великой Природой осуществление этого органа заключается в том, что в нем наби-раются вы-деляющиеся при трансформации разных планетных кристаллизаций, составляющих «первую-существенскую-пищу», в виде так называемых «газов» всякие связываю-щие космические вещества, в целях того, чтобы после, во время удаления из общего наличия существ уже перерабо-танных остатков сказанной пищи, эти «газы» путем давле-ния способствовали этому акту.
Набирающиеся в этом органе газы своим, так сказать, «разряжением» осуществляют предусмотренное Природой их механическое воздействие не в зависимости от проис-ходящей в существах общей трансфор-мационной функционизации, а только в определенные периоды времени, уста-навливающиеся у каждого разно в силу субъективной при-вычки.
И вот, мой мальчик, благодаря их частым поездкам на материк Европа, какие поездки происходят каж-дый раз туда и обратно в течение от двенадцати дней до одного ме-сяца, получаются условия для каждо-дневного изменения времени выполнения установившейся в них такой функ-ции и вследствие этого проис-ходит и такой серьезный фак-тор для постепенного порождения дисгармонии в процес-се их общей основной трансформационной функционизации. А именно, когда они в течение многих дней не выпол-няют из-за изменения установившегося времени этой сво-ей неизбежной функции и этим самым набравшиеся в этом органе «газы» не использовываются ими для автоматиче-ского воздействия указанной цели и, не выполняя пред-усмотренного Природой назначения, постепенно непро-дуктивно исходят из их наличия в пространство, совокуп-ность какой их проявляемости, кстати сказать, делает поч-ти невыносимым пребывание на этих перевозящих их су-дах существу с нормально развитым органом для восприя-тия запахов, то в результате всего этого у них часто и полу-чается тот так называемый «механический-запор», кото-рый в свою очередь тоже влечет за собой сказанную посте-пенную дисгармонизацию этой основной их трансформа-ционной функции.
Когда я начал объяснять тебе, мой мальчик, относительно причин дисгармонии в наличии этих амери-канских существ функционизации для трансформации их «первой-существенской-пищи» и когда упомянул относительно выдуман-ном ими «удобном-сидении», я, между прочим, сказал, что эти понравившиеся тебе странные трехмозгные существа, водящиеся на планете Земля, «опять» начали стремиться даже такую свою неизбежную существенскую функцию вы-полнять с возможно большим для себя ощущением самодо-вольства. Я это так сказал потому, что там до этого, в разные периоды течения времени, эти странные по-нравившиеся тебе трехмозгные существа уже несколько раз вводили в обиход своего обычного существова-ния подобное.
Я очень хорошо помню один из таких периодов, когда и тогдашние существа, являющиеся, кстати ска-зать, согласно понятиям современных твоих любимцев ничем иным, как древними «дикарями», стали при-думывать всевозможные удобства для выполнения этой же, хотя и «прозаической», но неизбежной сущест-венской потребности, именно для того самого, для чего эти современные американцы, по своей наивности считающие себя уже «некплюсультра-нацивилизованными» существами, выдумали эти «удобные-сидения» в своих «ватер-клозетах».
Это было как раз в тот период, когда главным культур-ным центром для всей планеты являлась страна Тиклямыш и когда эта страна переживала самое высшее свое величие.
Для этой существенской функции существа страны Ти-клямыш тогда однажды придумали нечто вроде этих «американских-удобных-сидений», и тоже эта злостная выдум-ка начала всюду усиленно распростра-няться среди всех прочих существ этой злосчастной планеты.
Если сравнить сказанную выдумку существ тиклямышской цивилизации с выдумкой этих современ-ных амери-канцев, то можно было бы эту последнюю назвать, по их иногда употребляемому для сравнения выражению, «дет-ская игрушка».
Тогда существа тиклямышской цивилизации выдумали особого рода «удобные-кровати-постели», ко-торыми мож-но было пользоваться как для своего спанья, так и для сво-их так называемых «кейфов», чтобы лежа на таком «чудо-изобретении», не проявляя решительно никаких существенских усилий, мочь выпол-нять ту же самую неизбеж-ную существенскую обязанность, для которой современ-ные существа материка Америка и выдумали эти свои «спокойные-сидения».
Эти «чудо-кровати» были приспособлены для этой цели таким образом, что требовалось только слегка прикоснуть-ся к рычагу стоящему рядом с кроватью, и сразу в самой постели получалось так, что можно бы-ло непринужденно и, конечно, очень «уютно» и с большим, так сказать, «ши-ком» производить эту самую неизбежную потребность.
Для тебя, мой мальчик, будет не лишним узнать также, кстати, что эти самые знаменитые «кровати» в результате явились тогда в процессе их обычного существования по-водом очень больших и серьезных со-бытий.
Пока существовала среди тамошних существ для сказан-ных существенских отправлений до этого бывшая относи-тельно нормальная система, там все шло тихо и спокойно, но когда некоторые тогдашние так называемые «власть-имущие» и «достаток-имеющие» существа придумали для этой же цели упомянутые знаменитые «удобные-кровати», которые стали называться «блаженствовать-так-блаженствовать-с-треском», вот тогда среди обыкновенных тог-дашних существ и началось то самое, что и привело к упо-мянутым серьезным и печальным последствиям.
Надо тебе сказать, что как раз в те годы, когда существа Тиклямыша придумали эти «чудо-постели», с этой твоей планетой происходил общекосмический процесс «Чирнуаново», т.е. согласно перемещению в общекосмической гар-монии движения центра тяжести движения этой солнеч-ной системы перемещался так-же центр тяжести и самой этой планеты.
В такие годы, как тебе уже известно, всюду на планетах в психике существ, обитающих на такой пла-нете, с которой происходит «Чирнуаново», увеличиваются, благодаря это-му космическому явлению, «бла-гонуарирное-ощущение» или, как его еще называют, «Угрызение-совести» за свои прошедшие плохие, про-тив собственных убеждений, по-ступки.
А там на твоей планете, благодаря получившемуся, по всяким как извне происходящим, так и по их вине возни-кающим причинам, своеобразному общему наличию твоих любимцев, результат действия и тако-го общекосмического осуществления происходит не так, как это происходит в общем наличии трехмозгных существ, возникающих на других планетах во время «Чирнуаново», а именно вместо такого «Угрызения-совести» возникают и распространяют-ся вообще некоторые специфические в широком масштабе процессы так называемого «взаимного-уничтожения-микрокосмосов-в-тетартокосмосе», какие происходящие в них процессы они сами считают также за так называемые у них «эпидемические-болезни», и в древности были извест-ны под наименованиями «калюнюм», «моркрох», «сельноано» и т.д., а в настоящее время под назва-ниями «чума», «холера», «испанка» и т.п.
И вот, благодаря тому, что среди большинства из поль-зовавшихся такими уже чересчур удобными «ложе-посте-лями» очень были распространены многие такие болезни, как, например, называвшиеся тогда «колбана», «тирдянк», «моясул», «чампарнах» и т.п., которые современными су-ществами называются: «та-бес», «склероз», «геморрой», «ишиас» и «частичный паралич» и т.п., те из среды тиклямышских существ, в общем наличии которых уже с тех пор стали, благодаря совершенному отсутствию осуществле-ний сущест-венских Парткдолгдюти, интенсивнее обычно-го окристаллизовываться данные для хаснамусских свойств и из числа которых и получаются так называемые «револю-ционеры», подметив такую особенность, решили использовать это для своих целей. А именно, такого рода тамошние типности придумали и начали усиленно распространять среди массы тогдашних существ, что все вышеупомянутые эпидемические повальные бо-лезни происходят от того, что «дармоеды-буржуи» благодаря постелям «блаженствовать-так-блажен-ствовать-с-треском» заболевают разными бо-лезнями, а потом эти болезни через заражение распростра-няются среди масс.
Такой их, как там выражаются, «пропаганде» все окру-жающие обыкновенные существа, конечно бла-годаря при-обретенной в их общем наличии до этого мною уже упомя-нутой оригинальной присущности, именующейся «внуша-емость», поверили и, много говоря об этом между собою, как там в таких случаях бы-вает, в каждом из них стал окристаллизовываться тот периодически-возникающий фак-тор, который и осу-ществляет в их общем наличии то странное, относительно долго продолжающееся, «психическое-состояние», которое я бы назвал «потеря-ощущения-самого-себя», и вследствие этого они начали, как там тоже обыкновенно бывает, уничтожать всюду не только такие «чудо-постели», но также и существование тех существ, ко-торые ими пользовались.
Хотя вскоре в наличии большинства обыкновенных су-ществ того периода прошла острота упомянуто-го, так ска-зать, исступления, но «пристрастное-гонение» как в отно-шении самих таких постелей, так и в от-ношении существ пользовавшихся ими, по инерции продолжалось в течение нескольких тамошних годов и в конце концов эта злосчаст-ная выдумка окончательно вышла из употребления и ско-ро даже забылось, что такие постели когда-нибудь на их планете существовали.
Как бы там ни было, можно с уверенностью сказать, что если среди существ группировки, водящейся теперь на ма-терике Америка, их современная «цивилизация» будет раз-виваться в том духе и темпе, как это происходит в настоя-щее время, то они непременно тоже «нацивилизуются» до таких удивительных «посте-лей-лож», какими были постели «блаженствовать-так-блаженствовать-с-треском».
Теперь, мой мальчик, не мешает также иллюстрирующе, кстати, отметить и относительно выдумки и применения в процессе своего существенного существования консерви-рованных продуктов для своей «пер-вой-существенской-пищи» существ этой современной группировки, которая за последнее время случайно и стала представлять для стран-ного разума существ всех прочих материков, так сказать, «объект-для-подражания», главным образом, вследствие того только, что они якобы впервые на их планете выдумы-вают также благодатные и целесообразные существенские обыкновения, как в данном случае способ питания консер-вированными продуктами, благодаря которому будто бы экономится время.
Эти современные несчастные трехмозгные существа во-обще водящиеся на твоей планете, конечно, не знают, и по объясненным уже тебе причинам не имеют в себе возмож-ности сообразить о том, что и в этом смысле, а именно, чтобы найти какую-либо возможность как можно меньше тратить времени на эту неиз-бежную существенскую по-требность питаться продуктами, их давно минувшие пред-ки разных прошедших эпох, которые куда нормальнее оформливались в ответственные существа, не мало, как го-ворится, «ломали-свои-головы» и, находя также якобы це-лесообразные способы, всякий раз после недолгого приме-нения их, в конце концов убеждались, что какие бы ни были продукты и как бы они не были сохраняемы, они всегда от течения времени портятся и делаются негодными для их первой пищи и потому переставали применять эти способы в процессе своего обычного существования.
В аналогию с этим современным способом сохранения для своей «первой-существенской-пищи» про-дуктов в гер-метически закрытых посудах возьмем, например, тот спо-соб сохранения, очевидцем которого я был лично в стране Моралплейси.
Это было как раз тогда, когда существа местности Моралплейси во всем имели, как говорится, «сорев-нование» с существами местности Тиклямыш и вели с ними ожесто-ченную конкурентную борьбу, для того чтобы существа всех прочих стран считали их страну первым и главным «культурным-центром».
Вот именно тогда они и придумали, между прочим, и по-добие этих американских консервов.
Но только существа Моралплейси свои съедобные про-дукты стали сохранять герметически закры-тыми не в «ядо-выделяющих-жестяных-банках», в каких современные су-щества материка Америка консервируют свои продукты, а в посудах, называвшихся тогда «сихарененные».
Эти «сихарененные» посуды в Моралплейси изготовля-лись из мелко толченого так называемого там «перламу-тра», «желтка-куриных-яиц» и клея, добываемого из рыбы под названием «чузна балык».
Такая посуда имела вид и качество существующих там на твоей планете в настоящее время матовых стеклянных банок.
Несмотря на всю очевидность преимущества сохранения продуктов в такой посуде, тем не менее, когда в стране Мо-ралплейси некоторые разумные существа констатировали, что в существах, которые долго употребляют таким обра-зом сохраненные продукты, начинает постепенно атрофи-роваться так называемый «органический-стыд», то, после того как они сумели широко распространить среди прочих обыкновенных существ сведения относительно такого сво-его констатирования, все прочие окружающие им подоб-ные су-щества постепенно перестали пользоваться этим способом и в конце концов он настолько вышел из общего употребления, что даже до существ пятого, шестого их по-коления не дошли сведения о том, что когда-то существо-вал такой способ.
Там на этом материке Азия почти во все времена суще-ствовали всевозможные способы сохранять съе-добные продукты на долгое время и даже в настоящее время суще-ствует несколько таких способов, которые дошли до совре-менных от их очень древних предков.
Но среди всех этиххспособов нет ни одного такого вред-ного для самих существ, каким является спо-соб, придуман-ный этими современными существами материка Америка, а именно сохранять продукты в ядоизлучающих жестяных посудах.
Даже этот самый принцип, а именно — сохранять про-дукты герметически закрытыми для того, чтобы они, не подвергаясь влиянию атмосферы, избегали якобы процес-са разложения, имеется у некоторых совре-менных азиат-ских группировок, но для этой цели они совершенно не прибегают к помощи этих жестяных ядовыделяющих аме-риканских банок.
На материке Азия для этой цели и в настоящее время употребляют только так называемое «курдючное-сало».
«Курдючное-сало» есть продукт, который образовывает-ся в большом количестве и отлагается вокруг хвоста одной формы двухмозгного четвероногого существа, именуемого там «овца», водящейся на материке Азия повсеместно.
В этом «курдючном-сале» не имеется никаких вредных для общего наличия трехмозгных существ кос-мических кристаллизации и оно является само по себе одним из глав-ных продуктов на материке Азия. Тогда как все металлы, из которых этими современными существами материка Аме-рика изготовляются банки для сохранения своих продук-тов, как бы они с внутренней стороны ни были изолирова-ны от влияния атмосферы — тоже от течения определен-ного времени выделяют из себя разные свои активные эле-менты, из числа которых некоторые и являются как раз очень, как они же выражаются, «ядовитыми» для общего наличия вообще существ.
Эти ядовитые активные элементы, которые исходят от жести или подобных ей металлов, находясь в герметиче-ских банках, не могут улетучиваться в пространство и от времени, согласно космическому закону, называющемуся «слитие», встречая среди элементов продуктов, находя-щихся в этих банках, такие, которые отвечают им по так называемой «родственности-класса-по-численности-вибраций», сливаются с ними и остаются в них, а потом, вме-сте с этими продуктами, конечно, и входят в общий орга-низм употребляющих их существ.
Современные твои любимцы, сгруппировавшиеся на этом материке Америка, кроме того, что свои продукты со-храняют в таких вредных для себя «ядоизлучающих-посудах», но к тому же сохраняют их пре-имущественно в сыром виде.
Существа же материка Азия, к которым и такой обычай дошел от их древних предков, всегда все из пищевых своих продуктов сохраняют в жареном или вареном виде, потому что, согласно сведениям, до-шедшим к ним от их древних предков, продукты, сохраняемые в таком виде, разлагают-ся не так скоро, как в сыром виде.
Дело в том, что когда продукт варится или жарится, от этого между некоторыми активными элемента-ми, из кото-рых состоит основная масса данного продукта, происходит искусственно так называемое «хими-ческое-слитие», благо-даря чему многие полезные для существ активные элемен-ты остаются в продуктах связанными сравнительно на го-раздо более долгое время.
Я тебе опять советую особенно хорошо проосознать от-носительно происходящих в Мегалокосмосе всяких видов «слитий», как так называемых «химических», так и «меха-нических».
Знание этого космического закона тебе, между прочим, очень поможет хорошо представить и понять, почему и как вообще в Природе получаются эти многочисленные и разновидные образования.
Относительно же того, как от варки или от жарки в про-дуктах получается так называемое «долговре-менное-слитие-элементов», ты очень хорошо поймешь, если ты охватишь своим соображением хотя бы тот процесс, какой происходит во время искусственного приготовления «просфоры».
«Просфора» или «хлеб» всюду вообще делается суще-ствами с осознанием его священного значения и только современные твои любимцы относятся к изготовлению его без всякой сознательности своего дейст-вия, а только в силу автоматически перешедшего к ним по наследству навыка.
В этом хлебе кристаллизация космических веществ по-лучается тоже согласно закону Триамазикамно, причем тремя святыми силами этого священного закона служат ве-щества из трех следующих «относительно самостоятель-ных» источников, а именно -— святым утверждением или «активным началом» служит совокупность космических веществ, составляющих то, что твои любимцы называют «вода», святым отрицанием или пассивным началом слу-жит совокупность веществ, заключающихся в получаемой от божественного пшеничного злака, так называемой тво-ими любимцами «муке», а святым примирением или ней-трализующим началом служат вещества, исходящие и по-лучающиеся как результат всякого горения или, как бы сказали твои любимцы, от «огня».
Для лучшего освещения высказанной мною мысли каса-тельно значения долговременного слития раз-ноисточных космических веществ возьмем в пример ту самую «относи-тельно самостоятельную» совокуп-ность веществ, которая для образования этой «просфоры» или «хлеба» служит «ак-тивным началом», а именно — «относительно самостоя-тельную» совокупность, именующуюся твоими любимца-ми «вода».
Эта «относительно самостоятельная» совокупность кос-мических веществ, именующаяся там на Земле вода, пред-ставляя из себя так сказать «природную-механическую-смесь», может сохраняться как таковая исключительно только в условиях связи с общей Природой. Если же обо-рвать связь этой самой воды с об-щей Природой, т.е. если взять из реки немного этой воды и держать ее в посуде от-дельно от реки, то через несколько времени в этой посуде вода обязательно начнет как таковая постепенно уничто-жаться или, как еще можно было бы сказать, разлагаться, и такой процесс по обыкновению на воспринимающие орга-ны су-ществ отзывается очень «каколорусно» или, как бы сказали твои любимцы, — «эта-вода-скоро-завоняет».
То же самое произойдет и при смеси этой самой воды как в данном случае с «мукой» — получится только времен-ная механическая смесь, так называемое «тесто», в котором эта вода, продержавшись тоже относительно недолгое вре-мя, обязательно начнет разлагаться.
Дальше, если это тесто, именно воду, смешанную с мукой, спечь в огне, то благодаря исходящим или образовываю-щимся от этого «огня» веществам, которые для данного слу-чая, как я тебе уже сказал, являют-ся третьей святой нейтрализирующей силой закона священного Триамазикамно, произойдет «химическое-слитие», т.е. «долговременное-слитие-веществ», в результате которого получившаяся но-вая совокупность веществ из воды и муки, т.е. «просфора» или «хлеб», уже будет противостоять беспощадному Геропасу, т.е. не будет разлагаться гораздо дольше.
«Хлеб», полученный таким образом, может «сохнуть», «крошиться», даже постепенно совершенно для видимости уничтожаться, но от этого процесса трансформирования, элементы воды за упомянутое довольно долгое время ни-когда больше не уничтожатся и все элементы этой воды за сказанное время останутся суще-ствовать активными в чис-ле так называемых «долгосрочных-просфорных-активных-элементов».
И для данного случая, мой мальчик, я опять повторю, что если современные существа, водящиеся на материке Азия, свои консервированные продукты сохраняют исклю-чительно только в вареном или жареном виде, а не в сы-ром, как это преимущественно делают современные аме-риканские существа, то это тоже происходит там вследствие того, что и существам Азии обычаи перешли от их предков, которые имели стаж своей общественности мно-говековой и, следовательно, долгий опыт на деле, а эти аме-риканские существа стаж своей общественности имеют, как бы сказал наш мудрый учитель, «еще-только-полуторадневный».
Чтобы ты мог лучше оценить значение такой, якобы яв-ляющейся реальным плодом современной циви-лизации, выдумки этих современных существ, водящихся на мате-рике Америка, я считаю не лишним осве-домить тебя также о способах сохранения на долгое время некоторых продук-тов, применяемых существами материка Азия и по настоя-щее время.
Так, например, способ приготовления так называемой «ковурмы», очень излюбленного продукта для существ многих группировок материка Азия.
Эту «ковурму» на материке Азия приготовляют очень простым образом, а именно, очень хорошо не-большими кусочками жарят мясо и ими туго набивают «глиняные кувшины» или «бурдюки» («бурдюк» — это «шкура» осо-бым образом сдернутая с существа, называющегося «коза»).
Потом эти жареные кусочки мяса заливают тем же упо-мянутым топленым «курдючным-салом».
Залитые таким образом салом кусочки жареного мяса, хотя, конечно, от времени тоже постепенно пор-тятся, но, сохраняясь относительно очень долгое время, не приобре-тают в себе никакой ядовитости.
Эту «ковурму» существа материка Азия употребляют или в холодном или в разогретом виде.
Во втором случае, это мясо получается таким, как будто бы оно было только сегодняшнего дня «сре-за».
Таким же очень излюбленным и долго сохраняющимся продуктом является там и так называемый «яг-ли-емыш», который представляет из себя не что иное, как разные фрукты.
Для этой цели фрукты, сорванные с дерева, сразу, еще свежими, нанизывают на нити, вроде так назы-ваемого ожерелья и как следует варят в воде, потом эти оригиналь-ные ожерелья в полуостуженном виде несколько раз окуна-ют в растопленное тоже курдючное сало и после всего это-го их подвешивают где-нибудь, подвергая действию сквоз-ного ветра.
Таким образом приготовленные фрукты тоже, сколько бы они не висели, почти никогда не портятся и, когда тре-буется употреблять их для пищи, эти оригинальные «оже-релья» держат немного в горячей воде, отчего все имеющи-еся в них сало, разогреваясь совершенно сходит и сами фрукты получаются такими, как будто бы они только что были сорваны с дерева.
И вот, несмотря на то, что сохраненные таким образом фрукты по вкусу мало отличаются от свежих и сохраняют-ся очень долго, все же достаток-имущие существа матери-ка Азия предпочитают им свежие фрук-ты.
И это очевидно, потому что в большинстве из них, как непосредственных потомков существ долгосу-ществовавших древних общественностей, благодаря перешедшим от них по наследию возможностям, сте-пень окристаллизования данных для инстинктивного ощущения реального происходит намного интенсив-нее, чем в большинстве про-чих современных твоих любимцев.
Повторяю, мой мальчик, там на твоей планете существа прошедших эпох, особенно водившиеся на этом материке Азия, уже много раз пробовали иметь для своего обихода разные способы сохранения про-дуктов на долгое время и всегда это кончалось тем, что сперва некоторые единичные личности благодаря сознательным или случайным своим наблюдениям обнаруживали нежелательные для себя и своих близких вредные последствия от такого рода обыча-ев, а потом и все прочие существа, осведомленные об этом пер-выми, начиная тоже наблюдать с возможной для себя беспристрастностью, убеждались в справедливости выводов первых и в конце концов все переставали применять в процессе своего существования такой обы-чай.
Совсем еще недавно как раз на материке Азия некоторые существа пробовали^не только найти способ, посредством которого можно было бы действительно сохранять без порчи свои пищевые продукты на дол-гое время, но даже старались изыскать какую-либо вообще новую возмож-ность, чтобы тратить как можно меньше своего времени на эту неизбежную существенскую потребность питания пер-вой пищей, и они на этот раз чуть даже не нашли один очень для этой цели соответствующий способ.
Относительно интересных результатов их нового иска-ния в этой области я могу тебя осведомить до-вольно по-дробно, так как я не только лично знал то земное трехмозгное существо, которое своими созна-тельными трудами вы-яснило упомянутый способ, но я даже присутствовал лич-но на некоторых выясни-тельных экспериментах для воз-можностей применения над существами этого способа, во главе которых стоял этот самый инициатор, так сказать, «нового-искания».
Его звали Асиман и он состоял членом одной группы со-временных азиатских трехмозгных существ, которые, осо-знав свою рабскую зависимость от каких-то в них самих имеющихся причин, организовали со-вместное существова-ние в целях работы над собой, чтобы избавиться от этого.
Интересно отметить, что эта группа современных зем-ных трехмозгных существ, в числе которых со-стоял и этот брат Асиман, раньше существовала на местности Жемчания, ныне называющейся «Индостан», но после, когда там появились существа с материка Европа и начали беспоко-ить их и мешать их мирной ра-боте, они все перешли на, как там теперь говорят, «горы Гималая» и обосновались частью на местности «Тибет», а частью на так называемых «долинах-Гиндукуша».
Брат Асиман состоял в числе тех, которые обосновались на «долинах-Гиндукуша».
Ввиду того, что всем членам этого братства, работавшим над своим самоусовершенствованием, время было очень до-рого, а процесс питания отнимал у них не мало времени, то этот брат Асиман, будучи очень хорошо знакомым с наукой, называвшейся тогда «Алхимия», начал очень серьезно рабо-тать над тем, чтобы найти, может быть, какое-нибудь так называемое «химическое-средство», посредством которого при введе-нии его в себя существо могло бы существовать, не тратя так много времени на приготовление и употребле-ние для первой своей пищи этих всевозможных продуктов.
Брат Асиман после долгих усиленных работ нашел для этой цели одну комбинацию химических ве-ществ в виде «порошка», который, при введении его в себя раз в сутки в количестве одного маленького так называемого «напер-стка», давал существу возможность, ничего больше не упо-требляя в качестве пищи кроме воды, существовать и без ущерба выполнять все свои существенские обязанности.
Когда я случайно попал в тот монастырь, где существо-вал Асиман с прочими братьями данной не-большой груп-пировки из современных твоих любимцев, это средство всеми братьями употреблялось уже пять месяцев, и брат Асиман с участием других братьев, тоже хорошо знакомых с этим порошком, был уси-ленно занят выяснительными экспериментами уже в большем масштабе.
Вот эти самые эксперименты и показали им, что и это средство в конце концов не может годиться для нормаль-ного существования существ.
После такого своего констатирования они не только это средство изъяли совершенно из употребления, но и уни-чтожили самую формулу приготовления его, узнанную братом Асиманом.
Через несколько месяцев мне пришлось опять попасть в этот монастырь и лично ознакомиться с тем документом этих братьев, который был ими составлен в день оконча-тельного изъятия из употребления этого действительно удивительного средства.
В этом документе, между прочим, были некоторые инте-ресные подробности относительно действия этого самого Асимановского средства. В нем говорилось, что это сред-ство, вводимое в наличие существ, помимо своего пита-тельного свойства имело особое действие на так называе-мые «блуждающие-нервы-желудка» существа; от такого его действия в существах не только сразу прекращалась по-требность в еде, но пропадало также всякое желание вво-дить в себя что бы то ни было другое из пищевых продук-тов и, в том даже случае если что-либо вводилось насиль-ственно, то после требовалось много времени, чтобы у су-ществ прошло неприятное ощущение и состояние, вызван-ное этим насильственным введенным продуктом.
Еще говорилось, что с наличием существ, питающихся этим средством, первое время никакого изме-нения не за-мечалось, даже вес его не уменьшался, и только по истече-нии пяти месяцев начинало сказывать-ся его вредное дей-ствие на общее наличие существа постепенным ослаблени-ем функционизации некоторых органов восприятия и проявляемостей в смысле их, так сказать, мощности и чутко-сти, — так например — у них слабел голос, ухудшалось зре-ние, слух и т.д., а у некоторых еще до начала расстройства этих существенских функционизации начинали наблю-даться изменения их, так сказать, общепсихического-состояния.
В составленном этими братьями документе относитель-но этого замечательного Асимановского средст-ва, между прочим, очень пространно описывались самые изменения характера существ после пяти месяцев употребления его и в освещении этого приводились очень удачные и меткие сравнения.
Хотя самые примеры, приводимые в этом документе для сравнения и не удержались в моей памяти, но, благодаря сохранившемуся во мне, так сказать, «вкусу» о них, я смогу передать тебе их смысл, если вос-пользуюсь и для этого язы-ком нашего досточтимого Молла Наср-Эддина.
Например, обычный добряк, имеющий характер, похо-жий на характер, как они сами говорят, «Ангела-Божия», вдруг начинал делаться злющим, вроде тех, про которых как-то раз сказал сам наш дорогой Молла Наср-Эддин:
«Он-злющий-как-тот-который-только-что-закончил-полный-курс-лечения-у-знаменитого-европей-ско-го-специалиста-по-нервным-болезням».
Или — существа, которые вчера были спокойны как «овечки», сделанные из масла, которых религиоз-ные люди в самый большой свой религиозный праздник кладут на торжественный стол, — сегодня начина-ли делаться раздра-жительными, именно как раздражаются германские про-фессора, когда какой-нибудь француз, тоже профессор, узнает что-либо новое, касающееся современной науки.
Или — вчерашний любящий тою любовью, которою лю-бит современный земной любовник богатую вдову, пока, ко-нечно, он не получил еще от нее ни одного сантима — такой любовник начинал превращать-ся в ненавидящего, похожего именно на тех ненавидящих, которые с пеной на нижней губе будут ненави-деть того бедного автора, который пишет там в настоящее время про меня с тобой в книгах под назва-нием «Беспристрастная критика жизни людей».
Ненавидеть же будут этого несчастного выскочку писа-теля, кстати сказать, и «чистокровные-материалисты» и «96-пробные-деисты» и даже те из числа понравившихся тебе трехмозгных существ, кото-рые, когда их желудки пол-ны и их «владельцы» в данный момент не «устраивают-им-сцены», делаются «оптимистами-высшей-марки», а когда, наоборот, их желудки пустуют — превращаются в «бес-пощадных-пессимистов».
Раз, мой мальчик, мы случайно заговорили про этого та-мошнего «чудака-выскочку-писателя», уже ни-чего не поде-лаешь, придется мне, кстати, посвятить тебя относительно еще давно во мне возникшего и про-грессивно увеличиваю-щегося по его адресу недоумения, а именно относительно одной его наивности.
Дело в том, что и он, не знаю только случайно или во-лею судеб, с самого начала своего ответственного суще-ствования тоже сделался последователем, и даже ярым, того же нашего мудрого и почтенного Молла Наср-Эддина и тоже в обычном процессе своего существенского су-ществования при всякой маломальской возможности не упускал случая — во всем поступать на основании его не-бывало мудрых и не могущих быть вновь воспроизведен-ными изречений. И вдруг теперь он, согласно доходящих всех до меня эфирограммных сведений, все время посту-пает против одного, правда не всем доступного, из весьма серьезных и редко практичных советов этого учителя над всеми учителями, формулированного им следующими словами:
«Эх, брат! У нас на Земле, если ты скажешь правду, то ты большой дурак, а если ты будешь кривить душой, то ты только „подлец“, хотя тоже большой. И потому лучше все-го — ничего не делай, а лежи себе только на оттоманке и учись петь, как поет воробей, еще не превращенный в аме-риканскую канарейку»...
Теперь, мой мальчик, внимательно воспринимай сведе-ния, касающиеся причин постепенной дисгармо-низации в наличии этих современных существ материка Америка второй их основной существенской функ-ции, а именно, половой.
Для дисгармонии в них этой функции служат только не-сколько разнохарактерных причин, но основ-ной причи-ной, по-моему, является их, так сказать, «порожденная-их-сущностью-и-уже-совсем-слившаяся-с-их-натурой» нечи-стоплотность, в смысле содержания в чистоте своих поло-вых органов.
Насколько они, подобно существам материка Европа, ухаживают за своими лицами и употребляют для них все-возможные так называемые «косметики», настолько они оставляют в пренебрежении сказанные свои органы; а, между тем, от более или менее сознательных трехмозгных существ требуется соблюдение наибольшей опрятности как раз в отношении этих своих органов.
Впрочем, обвинять их в этом всецело не следует, так как и в этом отношении виноваты больше суще-ства материка Европа с существующими в процессе их обычного существенского существования обычаями.
Дело в том, что эта еще не очень давно возникшая совре-менная большая группировка почти исключи-тельно обра-зована и продолжает еще пополняться из существ разных больших и малых группировок, насе-ленных на материке Европа.
Вот почему если и не сами все трехмозгные существа из большинства в настоящее время составляю-щих эту ново-образовавшуюся большую группировку, то их отцы или деды являлись выходцами оттуда, и они, переселяясь на этот материк, притащили вместе с собой также все свои европейские обычаи, в том чис-ле и те, которые повлекли за собой нечистоплотность в отношении своих половых органов.
Поэтому, мой мальчик, когда теперь я буду говорить, как дело обстоит с половым вопросом у амери-канцев, ты имей в виду, что все это будет относиться и к существам материка Европа.
Результаты такой нечистоплотности современных по-нравившихся тебе трехмозгных существ планеты Земля, водящихся на материках Америка и Европа, выразились очень ясно в моей статистике.
Возьмем в пример тамошние так называемые «венериче-ские болезни». Эти болезни так сильно распро-странены на материке Европа и на этом материке Америка, что в насто-ящее время почти уже не встретишь ни одно существо, ко-торое не имело бы какой-нибудь формы заболевания эти-ми болезнями.
Не мешает между прочим тебе знать немного про те ин-тересные и оригинальные данные, которые в моей стати-стике указываются в цифрах, насколько среди существ на материке Америка и на материке Евро-па этих болезней больше чем на материке Азия.
Многие из этих «венерических болезней» среди существ старых общественностей материка Азия со-вершенно от-сутствуют, тогда как среди существ, населяющих материки Европа и Америка, эти болезни почти повальны.
Например, так называемый «перелой» или, как тамош-ние ученые называют, «гонорея». На материке Европа и Америка эту болезнь существ — как мужского, так и жен-ского пола — в разных ее степенях име-ют почти все, а на материке Азия она встречается только на тех его окраинах, существа которых имеют час-тые соприкосновения с суще-ствами материка Европа.
Хорошим примером только что сказанного могут слу-жить существа, принадлежащие к группировке, существу-ющей там под наименованием «Персия», занимающей на материке Азия относительно большую площадь.
Среди существ, обитающих на этой относительно боль-шой площади, ни в ее центральной части, ни в восточной, южной и западной ее сторонах, упомянутой болезни совер-шенно не имеется.
В северной же стороне, особенно в местности, называе-мой «Азербайджан», которая непосредственно соприкаса-ется с большой полуевропейской, полуазиатской обще-ственностью, называющейся Россия, про-цент заболеваю-щих этой болезнью по мере приближения к этой России все больше и больше возрастает.
Точно так же и в других восточных странах материка Азия эта болезнь в процентном отношении уве-личивается по мере большего соприкосновения их существ с существа-ми материка Европа; например, в ме-стностях, называемых «Индия» и «Китай», эта болезнь в последнее время распро-странена среди тамошних существ, главным образом, в ме-стах соприкосновения с европейскими существами обще-ственности Англия.
Таким образом, можно сказать, что главными распространителями этой болезни для существ материка Азия яв-ляются: с северо-западной стороны существа большой груп-пировки Россия, а с восточной стороны существа обще-ственности Англия.
Причиной отсутствия в упомянутых частях материка Азия как этой болезни, так и много другого пло-хого, по-моему, является то, что у большинства существ материка Азия имеются несколько очень хороших обычаев в обихо-де их существования, которые дошли до них опять-таки от их древних предков.
И эти обычаи так глубоко внедрились в их обыкновен-ное повседневное существование через их рели-гии, что в настоящее время они, выполняя их механически, без вся-ких мудрований, этим самым более или менее застраховы-ваются от некоторых зол, которые из-за тамошних устано-вившихся ненормальных усло-вий существенского суще-ствования постепенно образовались и поныне продолжают образовываться в бес-численном количестве на этой зло-счастной планете.
Существа большинства группировок на материке Азия избавлены как от многих венерических болез-ней, так и от многих других «половых ненормальностей» благодаря хотя бы, например, таким обычаям, как известным там под наи-менованиями «суннат» и «абдест».
Первый из этих обычаев, а именно «суннат», или как ина-че там называют «обрезание», не только спа-сает большин-ство азиатских существ в ответственном возрасте от многих тамошних венерических болезней, но он избавляет также большинство детей и юношей материка Азия от того «бича», который беспощадно распространен среди всех детей и юно-шей материков Европа и Америка, а именно от того «бича», который известен там под названием «онанизм».
Согласно этого обычая существа уже ответственного возраста большинства современных группировок на мате-рике Азия имеют обыкновение производить в известное время над своими результатами, т.е. над своими детьми ритуал, заключающийся в том, что они, например, у мальчи-ков делают обрезание так назы-ваемых ими «френикулум» и «препициума-пениса».
И в настоящее время дети тех твоих современных любим-цев, над которыми выполняется, конечно уже автоматиче-ски, этот обычай, почти совершенно избавлены от неизбеж-ных результатов некоторых, уже окончательно зафиксиро-вавшихся в процессе существования твоих любимцев, зол.
Так например, согласно моей статистике, сказанный «бич», т.е. «детский онанизм» среди детей тех та-мошних трехмозгных существ, которые выполняют обычай «обре-зания», почти не встречается, тогда как этой самой половой ненормальности подвержены без исключения все дети и юноши тех существ, которые этого обычая не знают.
Второй упомянутый обычай, а именно «абдест», кото-рый, кстати сказать, на материке Азия существа разных группировок называют различно, есть не что иное, как обя-зательное омовение половых органов по-сле каждого посе-щения так называемого «ватер-клозета».
Благодаря, главным образом, этому второму обычаю, большинство твоих любимцев, водящихся на ма-терике Азия, и избавлены от многих тамошних венерических бо-лезней и других половых ненормальностей.
Сказав это, Вельзевул задумался и, после довольно дол-гой паузы, сказал:
— Настоящая тема нашей беседы напомнила мне один очень интересный разговор, который я имел там в быт-ность мою во Франции с одним симпатичным молодым трехмозгным существом.
Я думаю, что пожалуй, для твоего понимания всего толь-ко что сказанного, теперь будет самым луч-шим, если я пе-редам тебе целиком этот самый тогдашний разговор, тем более, что этот разговор, кроме то-го, что разъяснит значе-ние обычая «абдест» или «омовение», выяснит тебе еще и многие другие вопросы, касающиеся оригинальной психи-ки этих твоих любимцев.
Это самое существо, разговор с которым я вспомнил и теперь собираюсь пересказать тебе, был как раз тот моло-дой Перс, который, помнишь, я тебе уже говорил, был по просьбе наших общих с ним знакомых моим «чичероне» в городе Париже, где я, как я тебе тоже уже говорил, нахо-дился как раз перед моим отъез-дом на этот самый материк Америка.
Однажды я ожидал этого молодого Перса все в том же Гранд-Кафе города Парижа.
Когда он пришел, я по его глазам заметил, что он на этот раз, как там говорят, был «выпивши» больше чем обыкно-венно.
Он вообще всегда выпивал порядочно много существу-ющей там «алкогольной жидкости», и, когда мы в Париже бывали вместе в ресторанах на Монмартре, где всюду тре-бование шампанского, которого я не любил и не пил, было обязательно, он всегда с большим удовольствием выпивал его все один.
Кроме того, что он всегда выпивал, он был также, как там говорится, большим «бабником».
Бывало, как только он увидит, как там говорят, «смазливое-лицо» существа женского пола, то вся его фигура и даже дыхание сразу менялись.
Когда я заметил, что он на этот раз пьян больше обыкно-венного, и когда он, подсев ко мне, заказал се-бе кафе с так называемым там «аперитивом», я его спросил:
«Объясните мне, пожалуйста, мой молодой друг, почему вы всегда пьете эту „отраву“»?
На такой мой вопрос он и ответил так:
«Эх, дорогой мой доктор! Я пью эту „отраву“, во-первых, потому, что сильно привык к ней и теперь уже не могу не пить, не страдая, а во-вторых, я пью еще и потому, что только благодаря действию этого ал-коголя я могу спокой-но смотреть на то безобразие, которое происходит здесь», и он обвел руками кругом.
«Этот, как вы выразились, „яд“ я начал пить потому, что случайные, для меня неудачные и несчастные обстоятель-ства моей жизни сложились так, что мне пришлось попасть и долго жить в этой злотворящей Ев-ропе.
С самого начала я начал пить потому, что здесь все, с кем мне приходилось сталкиваться, тоже пьют и непьющего называют „бабой“, „барышней“, „цацой“, „милушкой“, „неженкой“, „балдой“ и тому подобными прозвищами и, не желая чтобы мои деловые знакомые называли меня та-кими оскорбительными именами, я тоже начал пить.
А кроме того, благодаря тому, что когда я впервые попал сюда на Европу, вследствие того, что здеш-ний уклад жизни в смысле нравственности и патриархальности совершенно противоречил тем условиям, в которых я родился и вырос, я, видя и воспринимая все это, стал испытывать болезнен-ное чувство стыда и необъяснимой неловкости, и в то же время заметил, что от действия выпиваемого мною алкого-ля не только заглушалось испытываемое мною для меня тягостное чувство, но я спокойно начинал смотреть на все это и во мне даже являлась охота принимать участие в этой, противоречащей моей натуре и моим установившим-ся взглядам, анормальной жизни.
Вот с тех пор и началось то, что всякий раз, когда я начи-нал чувствовать упомянутое неприятное ощу-щение, я стал даже с чувством некоторого самооправдания пить этот са-мый алкоголь и таким образом по-степенно привык к этой, как вы совершенно правильно выразились, „отраве“».
Сказав это с заметным импульсом прочувствованной пе-чали, он сделал небольшую паузу, чтобы заку-рить свою па-пиросу из табака с примесью «тамбаки», а я, воспользовав-шись этим, спросил его следующее:
«Ну хорошо ... то, что вы мне объяснили относительно вашего непростительного пьянства, я, предпо-ложим, не-много понял и вхожу в ваше положение, но что вы скаже-те относительно другого вашего тоже непростительного на мой взгляд порока, а именно относительно вашего „юбкослюнства“ ?
Ведь вы бегаете за всякой юбкой, лишь бы она качалась на владелице каких-нибудь длинных волос».
На такой мой вопрос он, глубоко вздохнув, стал продол-жать говорить следующее:
«Отчасти, мне кажется, и к этому я привык по той же сказанной мною причине, но, по-моему, эта моя слабость может быть объяснена еще и другой очень интересной психологической причиной.
Если вам угодно, мой дорогой доктор, я вам расскажу не-много подробнее, как я сам понимаю эту пси-хологическую причину».
Я, конечно, объявил желание выслушать его, но прежде предложил ему перейти внутрь этого Гранд-Кафе, в зал ре-сторана, так как на улице становилось уже сыро.
Когда мы уселись в зале ресторана и потребовали себе та-мошнее знаменитое «шампанское», он про-должал гово-рить так:
«Когда вы, мой дорогой доктор, жили у нас в Персии, вы, может быть, случайно заметили существую-щий там очень специфический для наших персов взгляд мужчин на жен-щину.
А именно, у нас в Персии у мужчин имеется два опреде-ленных можно сказать „органических-взгляда“ на женщин, согласно которым женщины, у нас, даже несознательно с нашей стороны очень резко делятся на две категории.
Первый взгляд относится к женщине — настоящей и бу-дущей матери, а второй — к женщине, так ска-зать, „самке“.
Свойственность иметь в натуре мужчин нашей Персии данные для двух таких самостоятельных взгля-дов и ин-стинктивного ощущения начало образовываться только два с половиной века тому назад.
Согласно объяснениям, данным мне как-то раз моим дя-дей-муллой, которого окружающие за глаза на-зывали „муллой-старого-закала“, оказывается, что два или три века тому назад, одно время, по причинам, очевидно вы-текшим из каких-либо высших мировых законов, повсеместно на Земле, особенно у нас в Азии, люди начали во-евать между собою интенсивнее обычного и в то же время почему-то в большинстве мужчин начало тогда резко уменьшаться чувство религиозности, а у некоторых оно даже и совершенно пропадало.
Как раз в тот период среди мужчин распространилась одна особой формы психическая болезнь, от ко-торой мно-гие, заболевшие ею, в конце концов или совсем с ума схо-дили, или кончали жизнь самоубийст-вом.
Тогда некоторые разумные люди из разных самостоя-тельных группировок на материке Азия начали с помощью людей — представителей тогдашней медицины, которая, кстати сказать, тогда стояла намного выше современной — очень серьезно искать причины и такого еще людского не-счастья.
После долгих беспристрастных трудов они, с одной сто-роны, выяснили, что этой болезнью заболева-ют исключи-тельно мужчины, в подсознании которых уже почему-либо не возникает импульс веры в отношении кого бы то ни было и чего бы то ни было, а, с другой стороны, что этой болезни совершенно не подвержены те совершеннолетние мужчины, которые периодически производят нормальный ритуал совокупления с женщиной.
Когда сведения такого их вывода распространились по материку Азия, то всюду все правители и глава-ри тогдаш-них азиатских отдельных группировок всполошились, так как почти все находившиеся в их рас-поряжении мобилизо-ванные для войск люди состояли как раз из таких совер-шеннолетних мужчин, и в то же время постоянные войны никому не позволяли жить нормально со своей семьей.
Ввиду того, что в тот период каждому правительству от-дельных азиатских стран требовалось и хоте-лось иметь здо-ровое и сильное войско, то они принуждены были заклю-чить между собой временный мир и собраться или самим или послать своих представителей в один пункт, а именно в столицу тогда называемо-го «Кильмантушского Ханства», чтобы сообща придумать какой-либо выход из такого соз-давшегося поло-жения.
Тогда эти, разных самостоятельных группировок азиат-ских людей, правители или их представители, конечно, со-вместно также с представителями тогдашней медицины, после серьезных обдумываний и обсу-ждений пришли к за-ключению, что пока из создавшегося положения можно выйти только при том условии, если всюду также и на ма-терике Азия, как это имеется на материке Европа, будет за-ведено то, что называет-ся проституция, и если власть-иму-щие люди будут оказывать всяческое поощрение и содей-ствие для разви-тия и процветания ее.
С таким заключением собравшихся в столице «Кильман-тушского Ханства» представителей от всех народностей ма-терика Азия почти все главари отдельных тогдашних госу-дарств вполне согласились и, ни-чуть не испытывая угрызе-ния совести, начали с тех пор не только поощрять и спо-собствовать всяким вооб-ще женщинам, кроме разве своих только родных дочерей, заниматься этим «брезгливо-про-тивным» естеству всякого нормального человека делом, но и оказывать даже с чувством благоговения, как будто это и есть самое доброе человеколюбивое проявление человека, всевозможные содействия женщинам без различия каст и вероисповедания, которые хотели откуда-либо уезжать или куда-либо приезжать с этой грязной целью.
Раз мы затронули такую тему, позвольте, уважаемый доктор, уклониться в сторону и рассказать вам, кстати, на мой взгляд очень интересные и мудрые соображения того же моего дяди-муллы относительно вообще причин воз-никновения и такого зла и бича современной цивилизации.
Как-то раз в один из дней Рамазана, когда мы в ожида-нии благовести муллы нашего района, опове-щающего на-ступление часа еды, по обыкновению разговаривали и слу-чайно опять заговорили на тему, от-носящуюся к этому людскому „бичу“, то он, между прочим, сказал:
„Вы напрасно и несправедливо обвиняете и презираете всех тех женщин, которые делаются таковыми.
Большинство из них сами лично не виноваты в такой своей безотрадной участи, а виноваты исключи-тельно только их родители, мужья или опекуны.
Обвинять и презирать следует именно родителей, мужей и опекунов, которые допускают в них во вре-мя их подгото-вительного возраста для совершеннолетнего бытия, когда они еще не имеют своего собствен-ного благоразумия, воз-никать тому свойству, которое именуется «лень».
В этом возрасте такая лень хотя в них еще только авто-матическая, для борьбы с которой от молодых людей не требуется делать очень больших усилий и, следовательно, по приобретении ими собственного благоразумия им воз-можно было бы самим не допускать ее овладевать ими все-цело, но все же в смысле ор-ганизации психики женщин, на основании не от нашей воли зависящих результатов, а вы-текающих от ми-ровых законов, для всяких ее инициатив и хороших проявлений, непременно должно принимать уча-стие активное начало.
И вот как раз в начальные годы совершеннолетней жиз-ни таких современных несчастных будущих женщин-мате-рей — благодаря разным теперь уже всюду на Земле рас-пространенным, по понятиям нор-мально дожившего свой век человека, наивным идеям людей современной цивили-зации в смысле ,равноправия-женщин‘, существующим под лозунгами ,суфражизм‘, ,икуаль-оппортунити‘ и т.п., несозна-тельно принимаемыми также и большинством со-временных мужчин, — эти современные еще не совсем оформившиеся будущие ,женщины-матери‘, с одной сто-роны, не имея около себя закономерно требующих-ся ис-точников «активного начала», каковыми должны были бы являться родители, опекуны или мужья, к которым с мо-мента их женитьбы и переходит ответственность за них, а, с другой стороны, благодаря свой-ственному, тоже в таком переходном возрасте закономерно предусмотренному Природой в целях лучшей осуществлямости данных для развития их благоразумия происходящему в них усиленно-му процессу вооб-ражения и увлечения, сказанную автома-тическую лень постепенно как бы впитывают в самую свою натуру, и эта лень остается в их натуре как прогрессирую-щая неизбежная потребность.
Женщина с такой натурой, конечно, не хочет выполнять обязанности настоящей .женщины-матери‘, и ввиду того, что быть проституткой как раз дает ей возможность ниче-го не делать и в то же время часто ис-пытывать большое на-слаждение, сделавшееся человеку вообще присущим, в ней — как в ее натуре, так и в свойственном ей ,пассивном-сознании‘, постепенно оформливается фактор для потребно-го стремления быть ,женщиной-самкой‘.
А вследствие того, что в инстинкте каждой такой жен-щины не сразу атрофировываются свойственные для вся-кой женщины данные для импульса ,стыда‘ и каждая из них, даже при всем своем умственном жела-нии, не может спокойно стать таковой на своей собственной родине, и получается то, что всякая из них все-гда инстинктивно и по-лусознательно стремится уехать в другую страну и там она, вдали от родины и при отсутствии внутреннего беспокой-ства, уже вовсю предается, ничего не делая, этой лично для себя почти во всех отношениях приятной профессии.
А что касается распространения в настоящее время уже всюду на Земле и такого людского несчастья, то на мой взгляд причиной этого являются исключительно только те современные мужчины, в которых на тех же основаниях возникает подобная, как и в молодых женщинах, будущих проститутках, — так называе-мая ,органо-сущностная-потребность‘ ничего не делать, а только наслаждаться. И так одна из форм удовле-творения преступной потребности этих ,язв' из числа современных людей заключается в дан-ном случае в том, чтобы соблазнять и помогать таким жен-щинам уезжать с родины в чужие страны.
Уже давно замечено многими современными разумны-ми людьми, что эти два разные пола, заболевшие одной и той же болезнью, обыкновенно всегда сознательно и ин-стинктивно ищут и находят друг друга и в данном случае они оправдывают испокон веков существующую послови-цу — ,Рыбак-рыбака-видит-издалека‘“.
И вот, уважаемый доктор, благодаря именно вышеска-занным причинам, мудро понятым моим дядей, и у нас в Персии тогда в течение нескольких лет появилось много женщин-проституток из разных других стран.
А так как эти приезжие женщины, благодаря тому, как я уже сказал, что у местных женщин Персии без различия ве-роисповедания веками были приобретены инстинктивные взгляды в смысле нравственности и патриархальности в се-мейных устоях, не могли слиться с общей массой персид-ских женщин, то потому с этих пор у нас стали иметься две мною сказанные категории женщин.
И вот, вследствие того, что большинство из этих приез-жих женщин, живя у нас в Персии на свободе и бывая всю-ду, на базарах и в других общественных местах, часто слу-жили объектом для восприятия во время так называемой „половой-центротяжестной-функционизации“ наших пер-сидских мужчин, то в них постепенно, конечно несозна-тельно, рядом с уже имеющимся „взглядом-на-женщину-как-на-мать“ образовался еще другой „взгляд“ как на жен-щину просто самку.
Свойственность иметь такой определенный двоякий взгляд на женщин, даже у нас, передаваясь по на-следству из поколения в поколение, в конце концов так вкоренилась, что в настоящее время наши мужчины различают эти две категории женщин не только по виду, как возможно разли-чать разницу между человеком, бараном, собакой, ослом и т.д., но в них даже образовалось нечто такое, что инстинк-тивно не позволяет им принимать женщину одной катего-рии за другую.
Я сам даже мог всегда безошибочно очень издалека узна-вать, какая идет женщина. Как это я мог узна-вать, по их ли походке или по другому какому-либо признаку — объяснить сейчас я при всем своем жела-нии не сумею; но это факт, что я узнавал и никогда не ошибался, несмотря на то, что, как я вам уже говорил, обе эти категории женщин хо-дят под одинаковыми покрывалами.
И всякий нормальный перс, нормальный в том смысле, что не находится под действием „тамбаки“, „алкоголя“ или „опиума“, употребление которых за последнее время, к со-жалению, распространяется среди наших все больше и больше, всегда безошибочно может различать, которая женщина представляет „жен-щину-мать“ и которая — „женщину-самку“, т.е. проститутку.
У нас для каждого нормального перса „женщина-мать“, к какому бы она вероисповеданию ни принад-лежала и вне зависимости от всяких родственных или свойственных от-ношений, является как бы родной сестрой, а вторая катего-рия женщин является просто животным, которое к себе неизбежно вызывает чувст-во брезгливости.
Свойство такого инстинктивного отношения к женщине у нас в мужчинах очень сильно и совершенно не зависит от нашего сознания.
Например, если почему-либо случится даже так, что са-мая красивая и молодая женщина какого-нибудь околотка каким-либо образом окажется в постели у мужчины того же околотка, то этот мужчина перс даже при всем своем умственном решении, при условии, повторяю, если он не находится под влиянием действия „опия“ или „алкоголя“, — органически не может отнестись к ней как к самке.
Он к этой женщине будет иметь отношение как к род-ной сестре, и даже если она сама будет проявлять, так ска-зать, „органическое-воздействие“ на него, то он будет толь-ко больше жалеть ее, считая что она «одержима-нечистою-силою» и всеми силами будет стараться помочь ей изба-виться от такого несчастья.
Тот же мужчина перс, если он в нормальном состоянии, также не сумеет относиться к женщине второй категории, т.е. проститутке, как к женщине, так как к ней, как бы тоже она ни была молода и красива, он непременно будет испы-тывать органическую брезгливость; он только тогда может смотреть на нее как на женщину, если в его организм вве-дены перечисленные мною злостные для людей опьяняю-щие продукты.
И вот, почтенный доктор, я до двадцатилетнего возраста жил в Персии, среди таких нравов и устоев, как всякий обыкновенный нормальный перс.
В этом возрасте мне пришлось, согласно перешедшим мне по наследству правам, сделаться компаньо-ном одной большой фирмы по доставке персидских сушеных фруктов в разные европейские страны.
Дальше моя роль в этой фирме, благодаря всяким не от меня зависящим обстоятельствам, стала такой, что я дол-жен был быть главным представителем на местах в тех странах материка Европа, куда доставля-лись эти фрукты.
Сначала я, как вам уже говорил, попал в Россиюи потом в Германию, Италию и другие европейские страны и нако-нец, в последнее время, вот уже семь лет как я живу здесь, во Франции.
В жизни людей всех этих, для меня чуждых, стран не су-ществует такой резко проведенной разницы между этими двумя типами женщин — „женщиной-матерью“ и „жен-щиной-проституткой“, какую я видел и чувствовал в тече-ние всей моей молодости на родине.
У них везде отношение к женщине чисто умственное, т.е. только придуманное, не органическое.
Например, здесь муж, как бы ему жена не изменяла, если он сам не увидит или не услышит об этом, никогда не будет знать, что она ему изменяет.
У нас же в Персии, без всякого видения и слышанья, муж может инстинктивно чувствовать, изменяет ли ему жена; то же самое касается и женщин — жена у нас измену свое-го мужа будет чувствовать.
Относительно такого особого инстинктивного чувства в людях недавно даже у нас там несколько уче-ных с материка Европа производили очень серьезные специальные ис-следования.
Как мне случайно пришлось узнать, они тогда в резуль-тате выяснили, что вообще в людях, среди кото-рых допу-скается установившимися известными нравами „полиан-дрия“ и „полигамия“, т.е. „многомужество“ и „многожен-ство“, приобретается своеобразная „органо-психическая“ особенность в отношениях между мужьями и женами.
Эта органо-психическая особенность имеется также в людях нашей Персии, вследствие того что, как вам извест-но, мы, будучи последователями магометанской религии, имеем обычай многоженства, т.е. каж-дому мужчине по за-кону допускается иметь до семи жен.
И вот эта органо-психическая особенность в людях на-шей Персии, между прочим, выражается в том, что у каж-дой из законных жен чувство к измене мужа совершенно отсутствует, если это касается той или другой законной жены.
Такое чувство у какой-нибудь из жен появляется только тогда, если муж изменяет ей с совершенно по-сторонней женщиной.
Только теперь, уважаемый доктор, живя здесь в Европе и видя все, что происходит между здешними супругами, я вполне оценил наш, в высшей степени разумно установ-ленный и благой, — как для мужчин, так и для женщин — обычай многоженства.
Хотя у нас каждый мужчина может иметь несколько жен, а не одну, как здесь в Европе, где преимуще-ственно распространено христианское вероисповедание, по кото-рому полагается иметь только одну жену, но разве можно сравнить честность и добросовестность в отношении к сво-им женам наших мужей с той че-стностью и добросовест-ностью, какие имеются у здешних мужей в отношении сво-их единственных жен и вообще в отношении своей семьи.
Посмотрите, пожалуйста, кругом, что делается везде здесь.
Окиньте взором хотя бы все эти залы Гранд-Кафе, где, кроме обыкновенных, постоянно здесь про-мышляющих проституток и „альфонсов“, сидят сотни мужчин и жен-щин за столиками и весело между со-бой разговаривают.
Когда вы сейчас смотрите на этих мужчин и женщин, вам кажется, что все они семейные парочки, ко-торые при-ехали сюда вместе, чтобы посмотреть Париж или по ка-ким-нибудь другим семейным делам.
А на самом деле ни одна парочка из этих мужчин и жен-щин во всех залах этого Гранд-Кафе, которые так весело разговаривают и скоро пойдут вместе в отель, почти навер-но не окажутся законными супругами, и в то же время каж-дый из этих мужчин и женщин по документам значится за-конным мужем такой-то же-ны, а она — законной женой такого-то мужа.
Оставшиеся же дома, в провинции, „законные-половины“ здесь сидящих мужчин и женщин, наверное, теперь думают и уверенно рассказывают знакомым, что их „законная-жена“ или „законный-муж“ поехал в столицу мира Па-риж делать какие-то очень „важные“ для семьи покупки или повидаться там с очень нуж-ными для семьи людьми или еще что-либо в этом роде.
На самом же деле эти приезжие, для того чтобы попасть сюда, в течение целого года хитрили и приду-мывали все-возможные комбинации, чтобы убедить своих „законных-половин“ в необходимости их поездки, и теперь здесь, в компании таких же как они обманщиков и хитрецов, во имя и возвеличения значения „Исайя-ликуй“, сообща и с тем изощренным „художество“, которого достигла совре-менная великая „цивилизация“, наставляют своим дома оставшимся „законным-половинам" насколько возможно большие и „художественные-рога“.
В Европе, благодаря сложившемуся укладу семейной жизни, в настоящее время уже получилось то, что если встретишь мужчину вместе с женщиной и заметишь, что во время разговора в их голосе слышатся ве-селые нотки, и что на их лицах появляются улыбки, то уже без всякого со-мнения знаешь, что они непремен-но сообща, очень скоро, с великим старанием, честь честью поставят, если еще не поставили, какой-нибудь „законной-половине“ прекрасивейшие и пребольшущие рога.
И потому здесь всякий мало-мальски хитрый мужчина уже считается очень „честным-мужем“ и „пат-риархальным-отцом-семейства“.
Для окружающих ничего не значит, что этот самый „честный“ и „патриархальный-отец-семейства“ в то же время, если он, конечно, с материальным достатком, мо-жет быть имеет на стороне сколько угодно „со-держанок“, наоборот, окружающие здесь обыкновенно даже оказыва-ют таким больше почтения чем тем, которые не могут иметь на стороне ни одной „содержанки“.
Здесь такие имеющие достаток „честные-мужья“ по обыкновению кроме своих „единственных-законных-жен“ на стороне имеют еще не только семь, но другой раз даже семь раз семь.
А у тех европейских мужчин, которые не имеют матери-альной возможности содержать кроме своей единственной законной жены еще несколько незаконных жен, почти все их время уходит на так называемое „слюнятечество“, т.е. они целыми днями смотрят и как бы „съедают-глазами“ всяких встречных и попереч-но проходящих женщин.
Иначе говоря, они целыми днями своими мыслями и чувствами бесчисленное количество раз изменяют этим своим единственным законным женам.
У нас же в Персии, хотя мужчина может иметь до семи законных жен, но зато у него день и ночь все его помыслы и чувствования заняты только тем, чтобы как можно луч-ше организовать как внутреннюю, так и внешнюю жизнь этих своих нескольких законных жен. А эти последние, в свою очередь, души не чают в нем и всеми своими возмож-ностями, тоже день и ночь, стараются помочь ему в его жи-тейских обязанностях.
Здесь у супругов внутреннее взаимное отношение одина-ково — как у мужа почти вся его внутренняя жизнь занята изменой своей единственной законной жене, так и вну-тренняя жизнь этой „единственной-жены“ с первого же дня их соединения браком навсегда уходит во вне семьи.
Обыкновенно для жены европейца, муж ее, как только она повенчалась, делается для ее внутренней жизни уже, как говорят, ее „собственной-вещью“.
Она, после первой же ночи, обеспечившись такой соб-ственностью, всю свою внутреннюю жизнь отда-ет уже на поиски какого-то „нечто“, а именно того неизвестного „идеала“, который у всякой европейской девицы с самого малолетства постепенно образовывается благодаря тому пресловутому „воспитанию“, ко-торое все больше и больше придумывается для них некоторыми современными бес-совестными писателями.
В существе здешних женщин, как я это заметил за время моего пребывания в этих европейских стра-нах, вовсе не об-разовывается того „нечто“, которое и в них должно было бы, как и в наших женщинах, по-стоянно поддерживать, так сказать, „органический-стыд“, или по крайней мере по-зыв к такому стыду, на каковом чувстве, по-моему, соб-ственно говоря, и базируется то, что называется „женским-долгом“ и кото-рый является тем, что и помогает им ин-стинктивно удерживать себя от тех поступков, которые де-лают женщин безнравственными.
Вот почему здесь всякая женщина очень легко при удоб-ном случае может, без всякого страдания и без угрызения совести, изменять своему законному мужу.
Из-за отсутствия в них такого стыда, по-моему, здесь в Европе граница, отделяющая „женщину-мать“ от „женщи-ны-проститутки“, перестала постепенно существовать и те-перь эти две категории женщин давно уже слились в одно целое, и в настоящее время у здешних мужчин, ни в их умах, ни в их чувствах, нет того разделения женщин на две категории, какое имеется почти в каждом персе-мужчине.
В настоящее время здесь „женщину-мать“ от „женщи-ны-самки“ можно различить только тогда, если все ее про-явления будут протекать перед твоими собственными гла-зами.
В европейских условиях семейной жизни из-за отсут-ствия благого установления многоженства, како-вое уста-новление, по моему мнению, давно должно было бы быть здесь заведено, уже по одной той причи-не, что, как показы-вает статистика, женская численность на много превышает мужскую, имеются еще тыся-чи других неудобств и нела-дов, которые могли бы вовсе не существовать.
И вот, уважаемый доктор, основной причиной моего вто-рого порока явилось то, что я родился и воспи-тывался в устоях нравственности, совершенно противоположных здешним нравам, и попал сюда в возрасте, когда у мужчин особенно сильно бурлят животные страсти. А такое в итоге зло лично для меня получилось, главным образом, потому, что я сюда попал еще очень молодым и по здешним поня-тиям красивым и мой тип настоящего южанина сделал тог-да то, что очень скоро за мною со стороны множества здеш-них молодых женщин, для которых я тогда представлял но-вый оригинальный тип самца, пошла настоящая охота.
За мной охотились, как охотники гоняются за „редкой дичью“.
„Редкой дичью“ же я являлся для них, помимо моего особенного типа, настоящего южанина, и из-за моей в от-ношениях с женщинами ласковости и услужливости, какие свойства во мне выработались еще с самого детства во вре-мя моего общения с нашими персидскими „женщинами-матерями“.
Когда я приехал сюда и мне пришлось встречаться со здешними женщинами, я, конечно, тоже и в от-ношениях к ним даже бессознательно с моей стороны проявлял ту же ласковость и услужливость.
И вот, встречаясь и в начале только разговаривая со здешними женщинами, кстати сказать, по большей части на тему о современной цивилизации и о нашей персидской якобы отсталости от нее, я как-то раз, ко-нечно, под влия-нием алкоголя, который уже тогда употреблял в довольно большом количестве, впервые, так сказать, пал, т.е. как бу-дущий ответственный отец семейства, проявил себя подло.
Хотя это мне стоило тогда много страданий и угрызений совести, но окружающая обстановка и дейст-вие опять-таки того же алкоголя послужили мне причиной и во второй раз пасть, а после уже все пошло, так сказать, по наклонной плоскости и привело к тому, что теперь я в этом отноше-нии действительно представ-ляю из себя самое грязное жи-вотное.
Последнее время, особенно когда я бываю совершенно свободен от действия алкоголя, я нравственно очень стра-даю и всем своим существом ненавижу себя и в таких слу-чаях тороплюсь скорее вновь влить в себя этот алкоголь, чтобы забыться и этим прекратить свои страдания.
Живя во всех перечисленных странах Европы такой без-образной жизнью, я наконец обосновался здесь в Париже, в том именно европейском городе, куда со всех концов Ев-ропы и других материков съезжаются женщины с явным намерением ставить „рога" своим законным половинам. И здесь уже в Париже я оконча-тельно пристрастился к обоим этим человеческим порокам, именно к алкоголю и, как вы сказали, к беготне за всякой юбкой, и стал бегать направо и налево уже без всякого здравого рассуждения. И теперь, удовле-творение обоих этих пороков является для меня бо-лее необходимым, чем удовлетворение моего голода.
До настоящего момента все это идет у меня таким обра-зом, а что будет дальше, я не знаю и знать не хочу.
Я даже всегда стараюсь и борюсь с собою, чтобы и не ду-мать об этом».
Когда он произнес эти последние слова, искренно вздох-нул и удрученно поник головой, я спросил его:
«Ну а теперь, скажите мне, пожалуйста, неужели вы не боитесь заразиться теми ужасными болезнями, которыми обыкновенно бывают больны женщины, за которыми можно бегать таким „юбочникам" как вы?»
На такой мой вопрос он опять глубоко вздохнул и, не-много погодя, начал рассказывать следующее:
«Эх ... уважаемый и почтенный доктор!
Над этим вопросом я и сам последние годы очень заду-мывался и он даже стал предметом такого моего интереса, что явился в некотором роде благодатным средством для того, чтобы моя внутренняя „паскудная-жизнь“ протекала все же более или менее сносно.
Я сейчас думаю, что вам как врачу будет, наверное, очень интересно знать, каким образом и почему этот самый во-прос несколько лет тому назад очень заинтересовал меня и к каким выводам я пришел, когда стал в относительно нор-мальном состоянии очень серьезно наблюдать и изучать его.
Годов пять тому назад я как-то в такой степени захан-дрил, что даже алкоголь почти не действовал на меня и не умиротворял моего психического состояния.
В этот именно период как раз случилось так, что я часто встречался с такими знакомыми и товарища-ми, которые очень много говорили о скверных болезнях и о возможно-сти легко заразиться ими.
В связи с подобными разговорами я и сам начал частень-ко задумываться над собой и понемногу стано-вился мни-тельным, почти как некоторые женщины-истерички.
Я часто стал рассуждать так, — ведь действительно, на-ходясь почти всегда в пьяном состоянии, я по-стоянно имею дело именно с подобными заразными женщинами и, очевидно, если даже почему-либо до сих пор у меня и нет еще резких проявлений этих болезней, я все же почти на-верное заражен уже какою-нибудь из них.
И после таких рассуждений я первым долгом начал обра-щаться к разным специалистам, чтобы выяс-нить, какие именно болезни имеются у меня в зачатке.
Хотя ни один из местных специалистов решительно ни-чего у меня не находил, я все же продолжал со-мневаться, так как с одной стороны моя мнительность, а с другой — мой собственный здравый смысл про-должали поддержи-вать во мне убеждение в том, что я непременно должен был уже быть зараженным какой-нибудь из этих ужасных бо-лезней.
Все это привело меня к тому, что я решил, не жалея ни-каких расходов, созвать „консилиум“ специали-стов уже из знаменитостей всей Европы. Я мог это позволить себе, по-тому что в этом году благодаря миро-вой войне, когда пути сообщения повсеместно расстроились и все предметы всю-ду вздорожали, наша фир-ма, имея везде в складах большие запасы сушеных фруктов, очень много заработала и поря-дочный куш достался и на мою долю.
Когда я созвал этих европейских знаменитостей, то они после всевозможных очень „детальных“ иссле-дований и из-вестных им так называемых „химических анализов“ тоже единогласно заявили мне, что в моем организме решитель-но нет признаков ни одной из венерических болезней.
Такое их заявление, хотя и успокоило во мне за это вре-мя намного усилившееся чувство мнительности, но зато дало повод к развитию во мне такого сильного чувства лю-бопытства и любознательности к выяснению этого вопро-са, что оно стало с этих пор моею болезнью, как „идеей-фикс“.
И с тех пор серьезное наблюдение и изучение всего отно-сящегося к таким болезням и стали мне во-одушевляющи-ми и оправдывающими смысл моей, как я выразился, „паскудной-жизни“.
В этот период моей жизни я делал эти мои наблюдения и изучения всем моим внутренним настоящим „Я“ во всякое время, как в пьяном, так и в полупьяном и трезвом состо-яниях.
Я тогда, между прочим, также начал запойно читать вся-кую существующую здесь в Европе литерату-ру, касающую-ся этих болезней, и прочел почти все, имевшееся по этому вопросу на французском и немец-ком языках.
Это я легко мог сделать потому, что французским язы-ком я владею, как вы видите, так хорошо, что трудно даже представить себе, что я не настоящий французский интел-лигент, и с немецким языком у меня обстоит дело так же, так как я порядочное время жил в Германии и всегда в сво-бодное от моих обыкновений время, от скуки изучал их язык через посредство литературы.
Поэтому, когда я заинтересовался этим вопросом, я имел возможность ознакомиться всесторонне со всеми знаниями, какие только имеются относительно венериче-ских болезней у людей современной цивили-зации.
В этой литературе указывались сотни теорий и сотни предположений о причинах заболеваний венери-ческими болезнями; но не было ни одного уверенно-категорическо-го объяснения, каким образом и почему одни из людей за-ражаются этими болезнями, а другие нет, и я скоро убедил-ся, что существующими по это-му вопросу в настоящее вре-мя здесь в Европе знаниями, я этого себе не выясню.
Из всей этой литературы, если, конечно, не брать во вни-мание и не говорить про множество тех здеш-них толстых „научных книг“, содержание которых сразу доказывает всякому более или менее нормальному человеку, что они написаны людьми, как говорится, „круглыми-профанами“ в этих вопросах, т.е. не специа-листами ни по каким вообще человеческим болезням, я вынес общее впечатление только о том, что люди заражаются и заболевают исключительно по собственной их нечистоплотности.
После того как я сделал такой категорический вывод, мне ничего не оставалось другого, как все свое внимание сосредоточить на том, чтобы выяснить себе, в чем же соб-ственно заключается моя личная чисто-плотность, которая до сих пор предохраняла меня от заразы.
Я тогда начал рассуждать с самим собой так:
Я одеваюсь не чище чем все прочие, живущие здесь в Ев-ропе; по утрам умываюсь тоже как все; в не-делю раз обяза-тельно хожу в турецкую баню, тоже, кажется, как и все, и в том же роде продолжал переби-рать еще многое, и в результа-те не нашел ничего, в чем бы я в этом отношении представ-лял из себя исклю-чение сравнительно с другими, и в то же время оставался в силе тот факт, что я, благодаря моей безоб-разной жизни, имел, конечно, больше шансов заразиться.
С этих пор моими мыслями стали руководить два, впол-не во мне уже установившиеся, справедливые убеждения: первое, что тот, кто общается с подобными женщинами, непременно должен рано или поздно заразиться, и второе, что только чистоплотность предохраняет человека от та-кой заразы.
В таком духе размышления продолжали происходить во мне в течение почти целой недели, до тех пор, пока вдруг я не вспомнил про одну свою привычку, которую я здесь в Европе всегда тщательно скрывал от моих знакомых: а именно, я вспомнил про мою привычку, именующуюся у нас в Персии „абдест“.
Обычай „абдест“ или, как по здешним понятиям можно было бы назвать, „омовение", занимает у нас в Персии в числе прочих обычаев одно из первых мест.
Этот обычай должен, собственно говоря, иметься у всех последователей магометанской религии, но он строго вы-полняется только магометанами шиитского толка и, ввиду того, что почти вся Персия состоит из шиитов, он нигде так не распространен, как среди нас в Персии.
Этот обычай заключается в том, что каждый последова-тель шиитского толка — как мужского, так и женского пола — после каждого посещения „ватер-клозета“ должен обяза-тельно омывать свои половые ор-ганы. Для этой цели, необ-ходимой принадлежностью каждой семьи, считающейся у нас даже самой глав-ной, является специальная посуда — особой формы кувшин, называющийся „ибрх“. И чем бога-че семья, тем более должно иметься таких кувшинов, так как такой кувшин должен обязательно первым долгом пре-доставляться каждому новоприходящему гостю.
Я сам лично тоже был приучен к этому с самого малолетства, и эта привычка постепенно так вошла в мою повсе-дневную жизнь, что даже, когда я приехал сюда в Европу, где этот обычай совершенно отсутст-вует, я ни одного дня не мог жить без того, чтобы не делать такого „омовения“.
Мне, например, гораздо легче даже с похмелья оставать-ся с немытым лицом, чем после „ватер-клозета“ не обмы-вать известные части моего тела холодной водой.
В настоящее время живя здесь в Европе, я выношу бла-годаря этой моей привычке не только массу не-приятно-стей, но даже лишен возможности иметь все те современ-ные удобства, которыми мог бы свободно располагать.
Например, сейчас я живу в Париже, где, благодаря мое-му материальному положению, имею возмож-ность жить в самом лучшем отеле со всеми современными удобствами, но, из-за этой моей привычки, я не могу этого сделать и принужден жить в каком-то грязном отеле, находящемся далеко от „центра" и от всех тех мест, где я должен бывать почти каждый день.
В том отеле, где я сейчас живу, кроме одного, главного для меня, удобства нет никаких других, а оно заключается в том, что в этом отеле, находящемся в доме еще старой по-стройки, имеется „ватер-клозет“ старого типа, а не по но-вой современной американской выдумке, именно той ста-рой системы, которая и яв-ляется как раз самой удобной и подходящей для этой моей привычки.
Очень может быть, я потому именно полусознательно выбрал основным моим местожительством Францию, что здесь, особенно в провинции, есть еще возможность всюду находить „ватер-клозеты“ по ста-рой системе, именно та-кие, какие и у нас в Персии.
В других странах Европы эта, как теперь именуют, „азиатская-система“ уже почти не существует. В настоящее вре-мя почти уже везде перешли на американскую систему с удобными полированными „кресла-ми-сидениями“, на ко-торых я лично мог бы разве только отдыхать и читать кни-гу, под названием „Декаме-роне“.
И вот, мой почтенный доктор, когда я вдруг вспомнил о моей этой привычке, я сразу сообразил и для меня более не оставалось никакого сомнения в том, что, если до сих пор я не заразился скверной болезнью, то только исключительно из-за того, что я очень часто свои половые органы обмы-ваю холодной водой».
Сказав последние слова, этот симпатичный молодой перс простер руки вверх и всем своим существом произнес:
«Да сохранится во веки веков память о тех людях, кото-рые создали для нас этот благой обычай».
После этого он долгое время ничего не говорил и задум-чиво смотрел на сидящую рядом компанию американцев, которые в это время спорили о том, где одеваются лучше женщины, в Англии или у них, в Америке, и потом вдруг обратился ко мне со следующими словами:
«Многоуважаемый и почтенный доктор!
За время моего знакомства с вами я очень хорошо убе-дился, что вы человек очень образованный и, как говорят, очень и очень начитанный.
Не будете ли вы добры сказать мне свое веское мнение, благодаря которому я, может быть, наконец смогу понять и ответить себе на тот вопрос, который за последние года тоже стал предметом моей любозна-тельности, и в те пери-оды, когда я бываю сравнительно трезвым, часто возника-ет во мне и не дает спокойно протекать моим мыслям.
Дело в том, что живя здесь, в Европе, среди людей, ис-поведующих ту религию, последователями кото-рой явля-ется почти полмира, в их обыкновенной жизни я до сих пор еще не встретил ни одного хорошего обычая, а в то же время среди нас, исповедующих магометанскую религию, их имеется очень много.
В чем тут дело и какая причина этому? Неужели в этой большой религии не было предусмотрено соз-дателями ее никаких хороших установлений для обыкновенной жизни людей, последователей этой рели-гии?»
И вот, мой мальчик, благодаря тому, что этот молодой перс за время нашего знакомства стал для меня симпатич-ным, я не мог отказать ему в такой его просьбе и решил разъяснить ему про это, но тоже, конечно, в такой форме, чтобы он не мог даже заподозрить, кто я и какова моя на-стоящая природа.
Я сказал ему:
«Вы говорите, что в той религии — а вы вероятно под-разумеваете „христианскую-религию“, которую исповедует пол-мира — нет таких хороших обычаев, как у вас, в маго-метанской религии.
Как нет? Наоборот! В этой самой религии имелось хоро-ших обычаев намного больше, чем в других существующих в настоящее время религиях; ни в одном из древних рели-гиозных учений не было указано столько хороших форм для обыкновенной повседневной жизни, как в том именно учении, на котором была построена эта самая „христианская-религия“.
А что сами последователи этой великой религии, особен-но так называемые средневековые „отцы-церкви“, шаг за шагом с этим учением поступали, как „Синяя-Борода“ по-ступал со своими женами, т.е., из-деваясь над ними, в ре-зультате изменял всю их до этого имеющуюся красоту и обаятельность, то это уже вопрос совсем другой.
Надо вообще вам сказать, что все существующие до по-следнего времени большие настоящие религии, создавае-мые, как свидетельствует об этом сама история, людьми с одинаковым достижением в смысле усо-вершенствования своего чистого разума, всегда базируются на одних и тех же истинах. Разница в этих рели-гиях имеется только во вклады-ваемых в них определенных указаниях для выполнения из-вестных деталей и так называемых обрядов, и она является результатом намеренного, со стороны этих великих основа-телей, приравнивания этих указаний соответственно степени умственного усовершенствования людей данной эпо-хи.
В основу всякого нового религиозного учения, на кото-ром строятся большие религии, всегда кладутся догматы, имевшиеся в существовавших до этого религиях и уже хо-рошо зафиксировавшихся в жизни лю-дей.
И в данном случае вполне оправдывается спокон веков существующее среди людей изречение — „ни-чего-не-может-быть-нового-под-луной“.
Новым в таких религиозных учениях является только, как я сказал, мелкие детали, намеренно прино-равливаемые великими основателями к степени умственного усовер-шенствования людей данной эпохи.
И вот в основу того самого учения, на котором базирует-ся христианская религия, положено целиком почти уже до этого существовавшее большое учение, которое в. настоя-щее время называется иудейским, последователями кото-рого тоже когда-то были люди почти половины, как гово-рится, „мира“.
Великие создатели „христианской-религии“, положа в основу ее иудейское учение, изменили в нем для христиан-ской религии только внешние детали, согласно степени развития умов современников Иисуса Хри-ста, и как раз в этом религиозном учении было очень удачно предусмотре-но великими его создателями все, что нужно для благопо-лучия людей.
В ней предусмотрено было, как говорят, для души и для тела и даже были даны все необходимые ука-зания для мир-ного и благополучного обычного существования. И все это было небывало мудро предусмот-рено, так, чтобы эта рели-гия могла соответствовать и для людей гораздо более позд-них эпох.
Если бы учение этой религии оставалось неизмененным, оно, пожалуй, могло бы соответствовать даже для тех со-временных людей, которых, между прочим, наш Молла Наср-Эддин определяет своим выражени-ем — „он-тогда-только-моргнет-глазом-если-ему-в-глаз-сунешь-с-большими-сучьями-бревно“.
В эту христианскую религию, кроме имевшихся в ней новых, специально установленных для обычной жизни, указаний, отвечавших требованиям современников Иисуса Христа, вначале перешли также и многие хорошие обычаи, уже имеющиеся и хорошо зафиксировавшиеся в жизни людей-последователей иудейской религии.
Даже имеющиеся в настоящее время у вас в магометан-ской религии хорошие обычаи, как хотя бы, на-пример — упомянутый ваш обычай „суннат“ или „обрезание“, пере-шедший тоже и к вам из иудейской ре-лигии, имелся внача-ле и в этой христианской религии и первое время обяза-тельно и точно выполнялся все-ми ее последователями, и только позже он почему-то очень скоро вдруг совершенно исчез из христианского учения.
Если хотите, мой молодой друг, я расскажу вам подроб-ности возникновения этого обычая, благодаря которому вы поймете, почему в иудейской религии имелся такой хо-роший для здоровья и нормальной жиз-ни людей обычай, а следовательно, раз в основу христианской религии было положено иудейское учение, то непременно должен был бы переняться и этот обычай и быть внесен в процесс обыч-ной жизни и у последо-вателей христианской религии.
Этот обычай, который у вас называется „суннат“, впер-вые был создан и введен в это иудейское рели-гиозное уче-ние великим Моисеем.
О причинах, почему великий Моисей ввел этот обычай в религию иудейского народа, я узнал из одной очень древ-ней халдейской рукописи.
В этой рукописи говорилось, что, когда великий Моисей стал во главе иудейского народа и вел этот народ из египет-ских земель на Земли Ханаанские, он как-то раз во время этого пути констатировал тот факт, что среди юношества и детей Свыше ему доверенного народа, сильно распростра-няется болезнь, называвшаяся тогда „мурдуртен“, и како-вую болезнь современные люди называют „онанизм".
В этой рукописи дальше говорилось, что когда великий Моисей констатировал такой факт, он очень обеспокоился и с этого времени начал внимательно наблюдать и искать причину такого зла, чтобы найти какие-нибудь возможно-сти для его искоренения.
Вот эти самые его искания и послужили впоследствии поводом к тому, что этот бесподобный мудрец написал книгу под названием „Туха тес налул пан“, что по-совре-менному значит „квинтэссенция моих раз-мышлений“.
С содержанием этой замечательной книги мне тоже при-шлось как-то познакомиться.
В ней, в начале самого разъяснения относительно болез-ни „мурдуртен“, между прочим, говорится, что нашей Ве-ликой Природой организм людей доведен до такого совер-шенства, что для каждого органа преду-смотрены возмож-ности для борьбы со всеми извне приходящими неожидан-ностями. А если некоторые ор-ганы у людей и функциони-руют или будут функционировать неправильно, то в этом всегда виноваты толь-ко сами люди со своими установлен-ными условиями повседневной жизни и т.д.
Относительно же самих причин появления у детей „мур-дуртен“, в этой бесподобной книге, в главе 6, стих XI, гово-рится, что эта болезнь у детей бывает благодаря следующему:
Среди определенных веществ, вырабатываемых орга-низмом людей и постоянно отбрасываемых им как излиш-ний остаток, является и определенное вещество, именуе-мое „кульнабо“.
Это вещество вырабатывается в организме вообще су-ществ в целях нейтрализации других, тоже опре-деленных, веществ, нужных для функционизации их половых орга-нов, и оно начинает образовываться и принимать участие в функционизации сказанных органов с самого начала возникновения, т.е. уже в детском возрасте существ обо-его пола.
Великой Природой приспособлено так, чтобы после ис-пользования ненужные больше организму ос-татки этого вещества выбрасывались из организма у мальчиков из ме-ста, находящегося между „тулхтотино“ и „сарнуонино“, а у девочек — из места между „картотахными-буграми“.
Части организма, именующиеся в этой бесподобной книге у мальчиков „тулхтотино“ и „сарнуонино“, находя-щиеся в конце так называемого „детородного-члена“, со-временная медицина там называет „glans-penis“, и „ргае-putium-penis“, а „картотахные-бугры“, покрывающие так называемый „клито у девочек, на-зываются „labia-majora“ и „labia-minora“, или, как в просторечии говорят, „большие-и-малые-срамные-губы“.
Вещество „кульнабо“ в современной медицине никак не называется, потому что такое самостоятельное вещество ей совершенно неизвестно.
Современная тамошняя медицина имеет название толь-ко для общей массы тех веществ, в числе кото-рых является и это вещество „кульнабо“.
Эту же совокупную массу она называет „смегм“ и эта масса составляется из совершенно разнородных веществ, выделяемых из разных, одни с другими ничего общего не имеющих, так называемых „желе“, как-то „сальных“, „Бартолиниевых“, „Куперовых“, „Нольниольных“ и других.
Отделение и улетучивание из указанных мест этих орга-низму уже ненужных веществ, согласно преду-смотрению Великой Природы, должно было бы осуществляться благо-даря всяким случайным прикоснове-ниям и разным проис-ходящим в атмосфере движениям.
Но придуманная людьми для себя одежда стала, непред-виденно для Природы, препятствовать сказан-ным факто-рам свободно производить отделение и улетучивание этих веществ, вследствие чего и получает-ся, что это „кульнабо“, оставаясь долго на этих местах, или способствует возник-новению прения или это вещество вообще является самой лучшей средой для размножения так называемых „бакте-рий“ — сущест-вующих как в так называемых „субъектив-ных сферах“ тех всяких предметов, которые непосред-ственно прикасаются к детям, так и в атмосфере — и от процесса их размножения на данных частях организма у де-тей возникает процесс, именующийся „зуд“.
Из-за этого зуда дети сначала бессознательно начинают тереть или чесать эти места, а потом, вследст-вие того, что в этих частях организма людей сосредоточены все оконча-ния нервов, сотворенных Природой для особого ощуще-ния требуемого для совершения священного процесса Эльмуарно, нормально возникаю-щего у взрослых людей в кон-це, как говорится, совокупления, и так как, особенно в из-вестный период, ко-гда, согласно предусмотрению Великой Природы, в этих органах детей происходит процесс подго-товления будущей половой функционизации и от сказан-ного трения или чесания ими испытывается некое своео-бразное приятное ощущение, они начинают уже намерен-но, инстинктивно осознав, от какого их действия вызыва-ется в них это приятное ощущение, даже и без зуда тереть эти места, и, таким образом, ряды малень-ких „мурдуртени-стов“ увеличиваются на Земле все больше и больше.
Касательно того, какие именно меры для искоренения этого зла принял великий Моисей, я узнал не из упомяну-той знаменитой книги „Туха тес налул пан“, а из содержа-ния одного, тоже очень древнего, папиру-са.
Из содержания этого папируса ясно можно было понять, что мысли, изложенные по этому вопросу в книге „Туха тес налул пан“, великий Моисей осуществил на деле созданием для своего народа тех двух ре-лигиозных обрядов, из которых один назывался „Сикт-нер-чорн“, а другой „Цел-пуц-кан“.
Священный „Сикт-нер-чорн“ был специально создан для мальчиков, а священный „Цел-пуц-кан“ — для дево-чек, и они должны были обязательно производиться над всеми детьми обоего пола.
Например, обряд „Сикт-нер-чорн“ заключался в том, в чем состоит теперь ваш ритуал „суннат“, т.е. посредством отрезания так называемого „вожиано“ или „Freniculum-penis“ у мальчиков нарушается имею-щаяся связь между го-ловкой и прикрывающей ее кожицей, и этим самым при-обретается свободное движе-ние этой кожицы или так на-зываемого „Praeputium-penis“.
Согласно таким дошедшим до нас из древних времен сведениям и имеющемуся в нас здравому смыслу, делает-ся ясным до очевидности, что великий Моисей, будучи по сведениям из другого источника очень большим знатоком медицины, хотел этим самым достигнуть того, чтобы бла-годаря всяким случайным со-прикосновениям, накаплива-ющаяся в данных местах совокупность веществ могла сама по себе механически удаляться и таким образом не служила бы фактором для возникновения упомянутого злостного зуда.
Относительно большой осведомленности великого Мо-исея в области медицинских познаний утвер-ждают многие разнородные исторические источники, свидетельствуя о том, что он эти свои медицинские познания получил в быт-ность свою в Египте от египетских жрецов, учеником кото-рых он был, а к тем такие познания дошли от их предков с материка Атлантида, первых и последних для Земли уче-ных, членов общества, называвшегося тогда „Ахлдан“.
Благие результаты обычаев, созданных тогда великим Моисеем, отчасти даже еще и теперь продолжа-ют быть ви-димы на деле.
В частности, касательно обычая „обрезания“ я, будучи очень хорошим диагностом и умея по одному виду лица человека определять, кто и какую имеет дисгармонию в ор-ганизме, смело могу сказать, что эта ужасная детская бо-лезнь, „онанизм“, у тех детей, над которыми выполняется этот ритуал, почти не встреча-ется, в то время как дети ро-дителей, которые не следуют этому обычаю, почти все под-вержены этому злу.
В этом отношении делают исключение дети, над которы-ми не выполняется обряд „обрезания“, только тех родите-лей, которые действительно культурны в полном смысле этого слова и ясно уже понимают, что будущее нормальное мышление их детей зависит исключительно от того, будут ли или не будут они в дет-стве или юношеском возрасте страдать этой болезнью.
Такие культурные родители уже хорошо знают, что если у их детей в их так называемой „нервной сис-теме“ до до-стижения ими совершеннолетия хоть раз получится ощу-щение от завершения так называемого „Уамонулносного-процесса“, то в них, когда они станут совершеннолетними, уже никогда не будет иметься всей возможности для нор-мального мышления, и потому такие культурные родители всегда своей первой и главной обязанностью в отношении своих детей считают воспитание их только в этом смысле.
Они не считают, как большинство современных родите-лей, что воспитание детей заключается в на-стойчивом при-нуждении их зазубривать побольше стихотворений, сочи-ненных разными „мурдуртенисты-ми-психопатами“, или в изучении их „хорошо-расшаркиваться“ перед знакомыми, в чем именно, к сожале-нию, по понятиям людей последне-го времени и заключается все воспитание людей.
Итак, мой дорогой друг, хотя и очень порочный, но все же симпатичный мне молодой человек.
Созданные великим Моисеем и введенные тогда в обы-чай жизни иудейского народа, для того чтобы исправить злостную выдумку людей носить одежду, благодаря какой злостной выдумке уничтожались те факторы, которые предусмотрены были Природой для оберегания этих орга-нов от вредного действия выде-ляемых ими веществ, эти две обрядности начали передаваться из поколения в поко-ление людей как самих последователей этой иудейской ре-лигии, так и других, перенявших эти полезные обрядности почти неизме-ненными, и только после периода, именую-щегося современными людьми „смертью великого царя Соломо-на", обрядность „Цел-пуц-кан“ почему-то переста-ла выполняться даже последователями этой иудейской ре-лигии и только обрядность „Сикт-нер-чорн“ стала автома-тически продолжать выполняться и даже дошла до совре-менных представителей этой расы.
И этот обычай вместе со многими другими древнеиудейскими обычаями тоже перешел к последовате-лям христианской религии, и они вначале выполняли его в обычаях своей жизни очень строго, но вскоре из среды последовате-лей этой тогда еще новой религии тоже вдруг совершенно исчез как самый обычай, так даже сведения применения та-кового среди них.
Да!.. Дорогой друг мой! Если бы учение Божественного Иисуса Христа выполнялось полностью соот-ветственно тому, как оно было составлено, то небывало мудро постро-енная на нем религия была-бы почти навсегда наилучшей как из всех существующих, так даже из религий могущих в будущем возникать и суще-ствовать.
В вашей магометанской религии, кроме обычая много-женства, нет ничего такого, чего не имелось бы как в иудей-ском, так и в христианском учениях.
Обычай многоженства, установленный на основании научных выводов знаменитого в те времена араб-ского уче-ного Наулан-эль-Ауль, был введен в обиход жизни людей вообще после периода, когда создава-лась христианская религия.
Ваша религия возникла гораздо позднее, и она великими создателями ее намеренно была составлена сокращенно и в ней намеренно были особенно подчеркнуты некоторые житейские обычаи.
Это было сделано вследствие того, что к этому времени стал очень резко замечаться упадок христиан-ской религии и исчезновение в обыкновенных людях способности созер-цательности, т.е. того состояния, в котором только и могут быть понимаемы истины, указанные в подробно изложен-ных настоящих религиоз-ных учениях.
Великие создатели магометанской религии, заметив это, и решили упростить самое учение, а с другой стороны, под-черкнуть некоторые обычаи для того, чтобы у последовате-лей этого нового учения, утратив-ших способность созерца-ния и, следовательно, возможность сознательного понима-ния истины, повседнев-ная жизнь, хотя бы механически, протекала более или менее сносно.
Вот тогда-то, между прочим, и были ими установлены и особенно подчеркнуты упомянутые вами обы-чаи „суннат“, „абдест“ и „многоженство“, благие результаты от которых мы видим на деле даже и в настоя-щее время.
Например, как вы сами правильно заметили, благодаря „обрезанию“ и „омовению“ у последователей этой религии почти не наблюдается „онанизма и некоторых венериче-ских болезней, а благодаря „многожен-ству мы видим сре-ди последователей этой религии взаимное, так сказать, „психо-органическое“ поддержа-ние устоев семейной жиз-ни, что почти совершенно отсутствует среди людей — по-следователей христиан-ской религии.
Из вначале имевшихся в христианской религии полез-ных обычаев, которые были великими создателя-ми этой религии введены в жизнь ее последователей в целях сбере-жения здоровья и для поддержания необ-ходимой для счастливой жизни и устоев нравственности, не осталось уже ничего, кроме обычая по време-нам поститься, т.е. в из-вестное время года воздерживаться от употребления неко-торых съедобных продуктов.
И этот единственный уцелевший хороший обычай или уже совсем выходит из обыденной жизни по-следователей этой религии, или год за годом выполнение этого „поста“ изменяется так, что от него у постя-щихся не получается никакого толка, того именно толка, ради которого этот „пост“ и был создан.
Происходящие в настоящее время изменения в процессе этого христианского обычая — поститься — очень харак-терны и могут служить очень хорошим примером для того, чтобы понять, каким образом вооб-ще все „христианские-хорошие-обычаи“ постепенно изменялись и в конце кон-цов совершенно переставали существовать.
Хорошей иллюстрацией для этого может служить имен-но выполнение в данное время этого поста у так называе-мых „русских-православных-христиан“.
Эти самые русские „православные-христиане“ свою религию переняли целиком от так называемых „православ-ных-греков“, от которых вместе со многими другими хри-стианскими обычаями к ним перешел также и этот самый обычай „поститься“.
Большинство из миллионов этих русских православных христиан продолжают поститься и в настоящее время, как говорится, „честь-честью“, согласно с существующим в на-стоящее время так называемым „ко-дексом-православия“.
Но как эти русские православные христиане исполняют этот обряд поста, относительно этого волей-неволей вспо-минается изречение нашего дорогого Молла Наср-Эддина, который в таких случаях говорит:
„Не-все-ли-равно-что-я-пою-как-осел-лишь-бы-меня-называли-соловьем“.
Как раз вроде этого и выходит пост этих самых русских православных христиан.
Лишь бы их называли „христианами“, да еще „право-славными“, а если от этого их поста для них не по-лучается никакого толка, не все ли это равно?
Эти русские православные христиане даже настоящею времени, как я уже сказал, очень точно соблю-дают время и дни постов, указанные в упомянутых „кодексах“.
Но что можно постом употреблять для еды и чего нель-зя, — вот в этом самом вопросе и „зарыта-левая-лапа-курчавой-собаки-экс-Императора-Вильгельма“.
Вы очень хорошо поймете, как постятся эти современные русские православные христиане, если я вам повторю точно слова одного из таких настоящих русских православных христиан, сказанные мне как-то раз недавно там в России.
Встречаясь с этим самым русским там по некоторым де-лам, я даже немного дружил с ним и бывал у него в доме.
Все окружающие считали его очень хорошим христиа-нином и патриархальным отцом семейства; он происходил из так называемых „староверов“.
„Староверы“ — это такие православные христиане, предки которых несколько веков тому назад не со-гласились подчиниться кем-то придуманным тогда для русских православных христиан новым правилам, и остались вер-ными последователями до того существовавших правил, которые тоже были кем-то придума-ны, но только один или два века назад до данного, обычно время от времени про-исходящего у них, „религи-озного-раскола“.
Вот этот самый почтенный русский старовер, — продол-жал я рассказывать молодому персу, — раз как-то, когда я в компании нескольких других русских, тоже православ-ных христиан, сидел у него дома за столом и мы все вместе обедали, обратился ко мне и сказал:
„Эй милашка!“...
Надо сказать, что там существа этой группировки вообще имеют обыкновение после второй рюмки на-стоящей рус-ской водки своих знакомых называть разными прозвищами, вроде этого „милашки“ или „мой запупунчик“, „красавчик мой большепузый“, „эй смирновочка моя“ и т.д., и т.д.
И вот, этот почтенный настоящий православный хри-стианин, величая меня „милашкой“ сказал:
„Ничего, милашка! Скоро будет у нас Великий Пост: вот тогда мы с вами пообьедаемся настоящими русскими блю-дами!
Правду сказать, у нас в России в ,скоромное-время‘ едят всегда почти одно и то же.
То ли дело во время постов, особенно во время Велико-го Поста.
Что ни день, на столе сподобливаешься видеть несколь-ко превкуснейших блюд.
А знаете, милашка?
По этому поводу я недавно сделал даже одно до удиви-тельности интересное ,открытие‘.
Это мое новое ,открытие‘ куда сравнить с открытием того чудака Коперника, который как-то лежал со-всем пья-ным на земле и якобы ясно ощутил, что наша Земля кру-жится.
Эх! Какая невидаль — такое открытие!
В одной только нашей матушке-Москве ежедневно дела-ются наверное сотни тысяч подобных откры-тий.
Нет!.. Мое открытие — ,настоящее‘ и в высшей степени поучительное и дельное.
Это мое открытие заключается в том, что мы все были до сих пор круглыми дураками и безнадежными идиотами, что воображали и были твердо уверены, что, если мы во время Великого Поста имеем много очень хороших разно-образных и превкуснейших блюд, то этому мы обязаны пресловутому искусству наших поваров и кухарок.
Тот для моих близких особенно благословенный день, когда я сподобился понять эту истину, именно в день, ког-да нашей несравненной Дуняше наконец удалось достиг-нуть, чтобы в самом слое пирога для ,ершовой-ухи-с-налимьими-печенками‘ получились второстепенные слои, я всем своим существом понял, что это с нашей стороны было большой ошибкой.
Сначала я понял это сам, а потом уже доказал и всем сво-им домашним, что если мы имеем во время поста много разнообразных и превкуснейших блюд, то за все это мы обязаны исключительно только нашим благословенным и велелепным рыбам.
Ведь во время постов, особенно во время Великого По-ста, наши дома осчастливливают своими часты-ми посеще-ниями и
Досточтимая ,Севрюга‘, и
почтенная ,Стерлядка‘, и
уважаемый ,Балык‘, и
незабвенный ,Налим‘, и
ее Сиятельство ,Лососина‘, и
нежно-пластичная ,Скумбрия‘, и
музыкальная ,Белуга‘, и
вечно сердитая ,Щука‘, и
всегда тихоня ,Сиг‘, и
животрепещущая ,Форель‘, и
красавица ,Тешка‘, и
гордая ,Шемая‘, и
солидная личность ,Лещ‘, и
все прочие наши подобные благодетели
и покровители.
Одни только имена этих наших благодетелей и блаженстводавателей уже являются для нас величай-шим богатым даром.
Когда мы слышим их имена, сердца наши от умиления устраивают почти настоящую скачку в нашем нутре.
Эти их имена не просто названия, а настоящая музыка. Разве можно сравнить звуки музыки, выдуман-ной там раз-ными Бетховенными, Шопениненными и другими подоб-ными бездельниками со звуками имен этих благословен-ных рыб.
Когда слышишь названия этих великолепных творений, состояние блаженства каждый раз в тебе так и льется и льется по всем жилам и нервам.
Эй! Блаженные рыбы, первыми созданные нашим ТВОР-ЦОМ! Смилуйтесь над нами и поддержите нас также и в ,скоромные-дни‘. Амин! “
После такой молитвы этот почтенный православный русский христианин „дернул“ объемистую стопку настоя-щей „очищенной“ русской водки и умиленно начал смо-треть на рядом стоящую статуэтку, изобра-жающую „Вене-ру и Психею“...
И действительно, мой друг, почти у каждого русского православного христианина имеется такое пред-ставление о посте и такое к нему отношение.
Все они во время этих „христианских постов“, которые к ним перешли от православных греков, едят рыбье мясо.
Есть мясо рыбы у них не считается „грехом“, и его едят вовсю как „постное-блюдо“.
Для меня лично одно только непонятно, откуда именно эти русские „горе-православные“ взяли, что во время христианских постов, особенно во время Великого Поста, можно употреблять мясо рыбы.
Непонятно мне это потому, что те православные христи-ане у которых они переняли эту религию, а именно греки, как в прошлое время, так и ныне, во время постов рыбьего мяса не едят.
Греки даже настоящего времени едят рыбу во время Ве-ликого Поста только один день и то, согласно кодексу пра-вославной церкви, в память одного дня, связанного с Бо-жественным Иисусом Христом.
Результат же поста с допущением употребления рыбьего мяса, для постящихся людей не только не имеет никакого толка, но даже совершенно противоречит тому, что хотел и чему учил Сам Божественный Иисус Христос и для чего ве-ликими создателями христианской религии и был установ-лен этот обычай.
В подтверждение только что высказанного мною, не ме-шает теперь, мой молодой друг, вам прослу-шать то, о чем мне самому как-то раз пришлось прочесть относительно христианского поста в одной древ-ней „иудейско-ессейской“ рукописи.
В этой древней иудейско-ессейской рукописи говори-лось, что установленный для последователей уче-ния Иису-са Христа обычай в некоторые времена года поститься был утвержден намного позже смерти его, именно в двести че-тырнадцатом году после его рождения.
Обычай поститься был утвержден и введен в христиан-скую религию великим тайным Кельнуанским Собором.
Этот тайный Кельнуанский Собор был созван всеми по-следователями этого, тогда еще нового учения Иисуса Хри-ста, в местности Кельнук, находящейся на берегу Мертвого моря, почему он и называется в ис-тории христианской ре-лигии Кельнуанским Собором.
А тайным он был потому, что в те времена люди, кото-рые следовали учению Иисуса Христа, всюду очень усилен-но преследовались власть-имущими людьми.
Власть-имущие люди преследовали их потому, что они очень боялись, что если все люди начнут жить по этому учению, то хотя и им тоже будет житься очень хорошо, но у них исчезнут все поводы показывать людям свою власть и этим самым они не будут больше иметь тех толчков, удо-влетворение которых вызыва-ет щекотание их внутреннего бога, называющегося „Самолюбие“.
Так вот, во время этого Кельнуанского Собора членами его и был впервые установлен обычай, чтобы последовате-ли учения Иисуса Христа в определенные дни не употре-бляли для еды некоторых съедобных продуктов.
Первоначальной причиной для установления именно та-кого поста послужил на этом Кельнуанском Соборе спор двух знаменитых в то время ученых людей, а именно, спор между великим Хертунано и вели-ким греческим филосо-фом Вегендиади.
Великий Хертунано был представителем от всех последо-вателей учения Иисуса Христа, населявших берега Красно-го моря, а философ Вегендиади — представителем от всех последователей в тогдашней Гре-ции.
Философ Вегендиади был известным ученым только в своем отечестве, а Хертунано был известен всюду на Земле и считался самым великим знатоком законов внутренней организации человека, а также знатоком науки, называв-шейся тогда „Алхимия", но только не той алхимической науки, представление о которой имеется у современных людей и вкладывается ими в это слово.
Знаменитый спор между великим Хертунано и Вегенди-ади возник по следующему поводу:
Философ Вегендиади, как оказывается, в течение двух дней утверждал и доказывал, что обязательно необходимо среди всех последователей учения Иисуса распространить понятие, что убивать животных с целью употребления их мяса для пищи является величайшим грехом, и что к тому же мясо является для здоровья очень и очень вредным и т.д.
После философа Вегендиади подымались на кафедру еще несколько других представителей, которые говорили речи за и против его доказательств.
Наконец, как говорится в этой рукописи, тяжело и не то-ропясь, поднялся на кафедру великий Хертуна-но и начал, как ему было свойственно, говорить ясно и спокойно.
Согласно тексту этой рукописи, он тогда сказал следую-щее:
„Я совершенно согласен относительно всех доводов и доказательств, приведенных здесь нашим братом во Хри-сте философом Вегендиади.
Я даже от себя добавлю ко всему им сказанному, что пре-кращать другие жизни только для того, чтобы набивать свое брюхо, есть подлость из всех подлостей, на какие толь-ко способен человек.
Если бы я в течение многих лет тоже не интересовался этим вопросом и не пришел бы к некоторым со-всем дру-гим определенным выводам, то после всего, что здесь ска-зал наш брат во Христе, Вегендиади, я ни на минуту не за-думался бы и начал бы всех вас уговаривать и убеждать, чтобы вы, не откладывая ни одного дня, без оглядки бежа-ли и бежали обратно в свои города и на больших площадях кричали: ,Остановитесь... Остановитесь люди! Не употре-бляйте для еды больше мяса! Это ваше обыкновение не только противоречит всем заповедям Бога, но и является причиной всех ваших заболеваний.‘
Как видите, я этого сейчас не делаю. А не делаю только потому, что во время моих долголетних на-стойчивых изы-сканий в области этого вопроса, я пришел, как вам уже ска-зал, к совсем другим определен-ным выводам.
Относительно определенных выводов, к которым я при-шел, я сейчас могу вам сказать только то, что никогда на Земле не будет так, чтобы люди исповедовали одну и ту же религию, а следовательно, кроме нашей христианской ре-лигии, всегда будут существовать и другие, и неизвестно, будут ли последователи этих других религий тоже не упо-треблять мяса.
Если же мы сейчас не можем быть уверены в том, что когда-нибудь на Земле все люди перестанут употреблять мясо, то сейчас нам должно, в вопросе употребления мяса, принимать совсем другие, более осуществимые меры, так как если часть людей будет употреблять мясо, а другая часть не будет, то согласно результатам моих эксперимен-тальных исследований, для людей, не употребляющих мяса, наступит такое величайшее зло, хуже которого, пожа-луй, ничего и быть не может.
А именно, как мне показали мои детальные эксперимен-ты, у людей, не употребляющих мяса, но жи-вущих среди употребляющих его, прекращается образование того, что мы называем ,сила-воли‘.
Мои эксперименты доказали мне, что хотя при неупо-треблении мяса телесное здоровье людей улучша-ется, но что, если неупотребляющие мяса люди будут находиться вблизи людей, употребляющих мясо, и иметь с ними обще-ние, то психическое их состояние неминуемо ухудшается, несмотря даже на то, что со-стояние их организма может при этом иногда продолжать улучшаться.
Таким образом, для неупотребляющих мясо людей хоро-ший результат может получиться исключи-тельно только в том случае, если они будут жить постоянно совершенно изолированными.
Что же касается тех людей, которые постоянно употре-бляют мясо или те продукты, в которых тоже имеется эле-мент, называющийся ,экнох‘, то хотя видимость состоя-ния их организма не изменяется, но пси-хика их, особенно в основной черте ее, обозначающейся иногда общим сло-вом ,характер‘ человека, посте-пенно изменяется в смысле положительности и нравственности к худшему до неузна-ваемости.
Необходимо вам заметить, что все эти выводы я сделал на основании моих экспериментов, которые мне удалось осу-ществлять в течение многих лет, благодаря двум добрым че-ловеколюбивым людям, а имен-но благодаря деньгам богача-пастуха Алла-Эк-Линаха и благодаря замечательному изобретению всеми на-ми уважаемого ученого Эль-Куна-Наса, а именно благодаря его аппарату ,Аростодесох‘.
Посредством этого самого замечательного аппарата ,Аростодесох‘ мне, в течение нескольких лет, уда-валось ежедневно давать себе отчет в общем состоянии организма всех тех тысяч людей, которые жили в соответствующих условиях за счет богатств доброго пастуха Алла-Эк-Линаха.
Да увеличит наш СОЗДАТЕЛЬ стада его еще больше!
И вот когда, благодаря этим моим экспериментальным изысканиям, я ясно убедился в том, что если люди будут продолжать употреблять для своей еды мясо, это для них будет очень и очень нехорошо, а с другой стороны, если не-которые из них не будут употреблять его, это тоже не при-ведет ни к чему хороше-му, то я после этого всего себя вре-менно отдал на то, чтобы узнать, что же тем не менее мож-но сделать в дальнейшем для блага большинства людей.
Тогда я первым долгом установил для себя два категори-ческих положения: первое — что люди, при-выкшие в тече-ние столь долгих веков употреблять для своего питания мясо, никогда со своей слабой волей не смогут заставить себя сами прекратить употребление его, чтобы отучить себя от этого своего преступно-го влечения, а второе — что если даже люди и решили бы не есть мяса и это свое реше-ние в течение извест-ного времени фактически выполняли бы, и у них даже пропала бы самая привычка есть его, все же они ни-когда не сумеют воздержаться от употребления мяса столь долгое время, сколько это необходимо для пол-ного от него отвращения. Они не сумеют сделать этого, по-тому что никогда на Земле не будет так, чтобы все люди имели одну и ту же религию или образовали бы одно госу-дарство, а без этого условия не может существовать одина-кового для всех советного, запретного, угрозного или како-го-либо другого принуди-тельного воздействия, благодаря которым люди, вообще имея в себе свойства воодушев-ляться примерами и ревностью или подвергаться магнетическим влияниям, имели бы, может быть, возможность на-всегда мочь исполнить принятое ими решение.
Несмотря на оба эти для моего убеждения неоспоримо-ясные факта, я все же, положив их в основание моих даль-нейших изысканий, продолжал настойчиво искать воз-можный выход из такого создавшегося для людей безот-радного положения.
Конечно, и все мои дальнейшие в большом масштабе изыскания происходили опять-таки с помощью неисчер-паемых богатств пастуха Алла-Эк-Линаха и удивительного аппарата мудрого Эль-Куна-Наса.
В результате эти последние мои изыскания выяснили мне, что хотя вообще при постоянном введении в орга-низм вещества ,экнох‘, психика у людей действительно и ухудшается, но это вещество имеет особенно вредное дей-ствие только в известные времена года.
И вот, братья мои во Христе! Согласно всему вышеска-занному и, главным образом, согласно результа-там послед-них моих экспериментальных наблюдений, которые я еже-дневно в течение года производил над целым рядом людей и которые мне ясно показали, что интенсивность вредного действия экноха в известные времена года уменьшается, я сейчас могу смело высказать вам мое личное мнение о том, что если утвердить и распространить среди последователей учения Иисуса Христа обычай, чтобы по крайней мере в из-вестные времена года не употреблять тех продуктов, в об-разовании которых вещество экнох принимает особенно-резко выраженное участие, то такая мера была бы, пожа-луй, осуществима и принесла бы людям некоторую пользу.
Как мне выяснили мои многочисленные алхимические исследования, вещество экнох принимает уча-стие в обра-зовании организмов всех без исключения жизней, водя-щихся как на поверхности Земли, так и в разных ее сферах, как например, внутри земли, в воде, в атмосфере и т.д.
Это вещество имеется также и во всем том, что суще-ствует для образования сказанных организмов, как-то в сосудистом соке, образовывающемся в каждой беременной самке всех родов жизней, и в таких продуктах как молоко, яйца, икра и т.п.“
Высказанные великим Хертунано идеи так поразили и взволновали тогда всех членов Кельнуанского Собора, что происшедший от этого их волнения шум не дал великому Хертунано продолжать говорить и он был принужден пре-рвать свою речь и сойти с кафедры.
Дальше в этой рукописи говорится, что результатом это-го дня было то, что всеми членами Кельнуан-ского Собора единогласно было решено установить, с помощью велико-го Хертунано, те времена года, когда вещество экнох имеет на людей наиболее вредное действие, и усиленно распро-странить среди последователей Иисуса Христа обычай в эти времена года поститься, т.е. не употреблять в опреде-ленные времена года тех продуктов, в которых содержится вредное для них вещество экнох.
На этом и кончалась эта иудейско-ессейская рукопись.
Как вы из этого видите, создатели этого обычая имели в виду, чтобы последователи этой религии не употребляли в указанное время тех продуктов, в которых содержится ве-щество, очень вредное для их здо-ровья и в частности для их психики.
Эти же русские „горе-православные-христиане“, несмо-тря на то, что считают себя истинными после-дователями этой великой религии и тоже постятся, но во время этого поста едят рыбье мясо, т.е. едят те именно организмы, в ко-торых, согласно изысканиям великого Хертунано, как раз имеется вредное вещество экнох, для обезвреживания дей-ствия которого собственно и был создан этот мудрый и благой обычай».
На этом, мой мальчик, тогда и закончился мой разговор с тем симпатичным молодым персом.
Что касается уничтожения или изменения современны-ми существами иногда доходящих до них из древних вре-мен от их мудрых предков хороших обычаев, то относительно этого у нашего Бесподобного Молла Наср-Эддина есть очень подходящее и мудрое изречение.
«Эх, люди, люди! Почему вы люди? Если бы вы не были людьми, то, может быть, были бы умны».
Для определения того же понятия очень хорошо также подходит излюбленная поговорка американско-го «Дяди-Сэма».
Как говорят, этот самый Дядя Сэм из Америки, когда выпивал лишнюю бутылку тамошнего «джина», всегда во время паузы говорил:
«When-nothing-is-right-then-all-is-right».
Я же сам и для этого случая сказал бы только: «Злая-Луна».
Во всяком случае надо признать, мой дорогой мальчик, что некоторые существующие там обычаи, ко-торые дошли до современных твоих любимцев из глубокой древности, очень и очень хороши для обычного существования су-ществ тамошних общественностей.
Эти обычаи получились хорошими потому, что они были выдуманы и введены в процесс существова-ния су-ществ еще такими тамошними трехмозгными существами, которые усовершенствование своей разум-ности доводили до тех высоких градаций, до каких, к сожалению, из числа современных существ там уже никто не доходит.
Современные существа-люди способны заводить только такие обычаи, которые еще больше ухудшают качество их психики.
Так, например, — они недавно завели обыкновение всег-да, везде и всюду отплясывать один танец под названием «фокстрот».
В настоящее время этот фокстрот «наяривают» всюду во всякое время дня и ночи не только молодые, еще не офор-мившиеся и даже приблизительно не осознавшие о смысле и цели своего возникновения и су-ществования, но и также многие другие, на лицах которых ясно выражено и всяким нормальным более или менее разумным трехмозгным существом может быть констатировано, что у них в смысле долготы их суще-ствования уже, как бы сказал наш учитель, «песня-не-только-спета-но-и-перепета». Результат же, во время сказанного «фокстрота», точно такой процесс, так сказать, «переживания-в-существе» происходит точно та-кой, какой происходит и при той детской болезни, которую великий Моисей назвал «мурдуртен».
Великий Моисей половину времени своего существова-ния посвятил на то, чтобы искоренить эту бо-лезнь среди детей, а многие современные твои любимцы уже ответ-ственного возраста почти с полным на-мерением эту бо-лезнь опять воскрешают и распространяют не только сре-ди детей и также общей массы взрослых, но и даже среди стариков.
Из хороших для обыкновенного существования обыча-ев, которые от древних трехмозгных существ твоей плане-ты дошли до современных твоих любимцев, в настоящее время среди существ разных общест-венностей материка Азия имеется еще очень много.
Некоторые из таких, ныне существующих обычаев, на первый взгляд, по своему внешнему проявлению кажутся до абсурдности странными и дикими, но при ближайшем беспристрастном рассмотрении внутрен-него значения лю-бого из этих обычаев поражаешься, как ловко в них прове-дена для людей, которые будут их выполнять, та или другая нравственная или общегигиеническая польза.
Возьмем для примера один из самых, по внешним про-явлениям, бессмысленных тамошних обычаев, а именно тот обычай, который имеется у одного племени азиатских существ — так называемых «коленских-лур», или «коленских-цыган», обитающих между Персией и Афганистаном, и который другие тамошние существа называют «цыганское-самокопчение».
Этим с внешней стороны самым нелепым обычаем до-стигается то же самое, что и обычаем «омовение» или «абдест» у персов.
Это племя цыган считается самым нечистоплотным и неопрятным из всех племен, существующих на Земле. И действительно, они так неопрятны, что в их одежде всег-да, как говорится, «кишмя-кишат» насеко-мые, именую-щиеся «вши».
Между прочим, применяемый ими обычай «самокопче-ние» служит также и для уничтожения этих на-секомых.
Несмотря на то, что существа-люди этого племени явля-ются действительно самыми нечистоплотны-ми, в то же время среди них не только не существует никаких венери-ческих болезней, но они даже и не знают и не слыхали, что у людей вообще могут быть такие болезни.
И это достигается, по моему мнению, только благодаря этому их обычаю, придуманному каким-то древним та-мошним разумным существом для благополучия людей своей эпохи, который, переходя после из рода в род, слу-чайно дошел и до этих современных нечистоплотных су-ществ племени «коленских-цыган».
Для обряда «самокопчения» каждая семья цыган имеет так называемый «атешкайни», т.е. особой фор-мы табурет-ку, которая считается у них очень священной, и весь риту-ал они выполняют, пользуясь этой сво-ей священной табу-реткой.
У каждой семьи этих цыган имеется также так называе-мый «тандур», т.е. особой формы глиняная яма, которая в домах на материке Азия существует почти всюду и служит очагом, на котором обыкновенно пе-кут хлеб и готовят еду.
В таких «тандурах» в Азии жгут преимущественно так называемый «кизяк» — сорт топлива, изготов-ляемого из помета четвероногих животных.
Самый же обряд заключается в том, что когда вся семья этих цыган по вечерам собирается домой, они первым дол-гом все снимают свою одежду и стряхивают ее в этот са-мый «тандур».
В «тандуре» почти постоянно бывает жарко, потому что помет горит очень медленно и зола, образовываю-щаяся вокрут кизяка, сохраняет огонь на очень долгое время.
Между тем, замечу, кстати, что когда эти цыгане стряхи-вают свою одежду в «тандур», то от этого их действия по-лучается в высшей степени интересное явление, а именно, имеющиеся в их одеждах «вши» вы-лезают и, падая в огонь, прежде чем загореться, — «лопаются», и эти разнородные звуки от лопания раз-личной величины вшей дают в общем удивительную «музыкальную симфонию».
Иногда от упомянутого лопания вшей у слушателей по-лучается такое впечатление, что будто где-то не очень дале-ко происходит стрельба из несколько десятков их так назы-ваемых пулеметов.
Так вот, после того как эти «почтенные цыгане» стрях-нут свои не менее почтенные одежды, они при-ступают к са-мому священному ритуалу.
Для этого они торжественно и с известной церемонией спускают свою семейную «священную-табуретку» в этот самый «тандур» и, смотря по возрасту, становятся на нее.
«Священная-табуретка» представляет из себя просто не-большую доску, к которой прикреплены че-тыре железные ножки. Благодаря этой священной табуретки они могут на-ходиться в «тандуре» и в то же время не стоять ногами на горячей золе.
Дальше, когда кто-нибудь из семьи уже стоит на этой священной табуретке, все прочие члены семьи начинают петь известное им священное песнопение, а тот, кто стоит на табуретке медленно и торжественно посредством сгиба-ния колен опускается и поднимается, читая в это время из-вестную им молитву, причем, согласно этому обычаю, он должен это делать так и до тех пор, пока каждое место его половых органов не ощутит тепло «тандура».
Второй, очень похожий на этот, обычай, и по внешним проявлениям кажущийся таким же нелепым, я видел среди людей тоже небольшого племени, обитающего уже в За-кавказье, недалеко от горы Арарат, и называющегося «тусули-кюрд».
Это племя не так нечистоплотно, как племя «коленских-цыган», наоборот, люди этого племени благо-даря ежеднев-ному купанию в реке Араке и своему существованию, про-водимому большею частью на чис-том воздухе, так как они преимущественно пастухи овец, не только очень чисты, но от них не исходит даже того специфического запаха, кото-рый имеется у людей почти всех небольших племен, кото-рыми населена эта великая Азия.
Каждая семья этого племени имеет свою собственную так называемую «саклю», служащую ей для са-мого место-жительства и для приема гостей, так как среди отдельных семей этого племени очень развито обыкновение ходить друг к другу в гости.
И вот, в обычай их входит иметь в каждой «сакле», в углу переднего ее отделения, так называемый «священный-мангал», т.е. очаг, на котором постоянно поддерживается огонь от тлеющих древесных углей или от того же «кизя-ка», и около каждого такого «священного-мангала» висит небольшой деревянный ящик, называющийся «кталноц», в котором всегда должны иметься корни одного известного растения.
«Обряд-самокопчения» заключается в том, что каждый член семьи или каждый гость обоего пола, прежде чем вой-ти в главное помещение «сакли», обязательно должен по-дойти к этому «священному-мангалу», чтобы, как они го-ворят, очиститься от влияния тех злых духов, которыми человек бывает всегда окружен, когда он занимается чест-ными делами.
Такое «очищение» производится следующим образом:
Каждый входящий в саклю должен подойти и взять из висящего ящика немного корней и бросить их в огонь, а по-том дымом, получаемым от сгорания этих корней, нады-мить свои половые органы; если это делает женщина, то она просто расширяет свою юбку и становится над «мангалом», а если мужчина — то он или совсем снимает или спускает свои шаровары и тоже становится над сказанным дымом.
Только после такого «очищения» они могут войти в главное помещение, в противном же случае, по их увере-нию, не только злые влияния вносятся в дом, но благодаря этим накапливающимся злым влияниям, человек может заболеть очень скверными болезнями.
Такие священные мангалы обыкновенно завешиваются самыми лучшими «Джеджимами», т.е. особой тканью, ко-торую ткут только курды.
Повторяю, мой мальчик, на этом материке Азия в насто-ящее время существует очень много подобных обычаев.
Я сам лично видел сотни таких, кажущихся на первый взгляд не менее странными и дикими, но, при серьезном и беспристрастном изучении скрытого в них значения, ясно всегда обнаруживающих одни и те же цели, а именно — или уничтожение зловредных распространителей разных болезней, или укрепление нравственного стыда.
На материке же Европа я не встречал почти ни одного такого обычая, который был бы создан специ-ально для цели гигиены или для привития в массах нравственности.
Слов нет, на материке Европа тоже существуют разные обычаи, даже тысячи их, но все они установле-ны только для того, чтобы иметь большую возможность или нравить-ся друг другу, или скрывать настоящее положение вещей, т.е. маскировать нежелательные формы своих внешностей, нежелательные, конечно, только по субъективным поняти-ям, и ничтожество своего собственного внутреннего значе-ния.
Эти существующие там обычаи еще больше, год за го-дом, увеличивают «двойственность» личности и разума та-мошних существ.
Главное же от этого зло заключается в том, что в настоя-щее время там все «оскианоцнел» подрастаю-щего поколе-ния, или воспитание детей, сводится и приравнивается лишь к усвоению имеющихся у них этих бесчисленных, по-рождающих только безнравственность обычаев, и потому с каждым годом, с одной стороны, декристаллизовываются в них десятками веков скристаллизовавшиеся данные для бытия «Богоподобного-сущесгва», а не просто, как они сами сказали бы, «животного», а с другой стороны их пси-хика делается почти уже такой, какую наш дорогой учитель определяет словами: «В-нем-имеется-все-кроме-него-самого».
И действительно, мой мальчик, ввиду совершенного от-сутствия хороших патриархальных обычаев и благодаря их пресловутому «воспшанию», современные существа этого материка уже окончательно превра-тились в так называе-мых «автоматов» или в живых механических кукол.
В настоящее время уже любой из них может оживляться и внешне проявлять себя только тогда, если у него случай-но нажмутся соответствующие, так сказать, «кнопки» тех уже имеющихся в нем запечатлений, которые механически воспринимались им в течение всего его подготовительного возраста.
Без нажатия же этих «кнопок», тамошние существа представляют из себя только, как опять-таки гово-рит наш многоуважаемый Молла Наср-Эддин — «кусок-комплетизированного-мяса».
Непременно следует, кстати, заметить, что тоже одной из главных причин такою состояния существ современ-ной цивилизации служит тот же их «онанизм», каковая болезнь за последнее время стала там почти повальной и в свою очередь является следствием опять-таки их воспита-ния детей, благодаря установившейся в числе его правил одной злостной идеи, ставшей уже как бы неотъемлемой частью сознания каждого, а именно — злостной их идеи, что «говорить-с-детьми-о-половом-вопросе-абсолютно-не-следует».
А между тем еще раз подчеркиваю тебе, что как раз эта для их наивного разума маленькая идея, в зна-чении кото-рой никто из них не отдает себе отчета, относя ее просто к вопросу так называемого ими «прили-чия» или «неприли-чия», явилась основной причиной того, что они дошли до такой феноменальной, так ска-зать, «психической-механичности».
В этой совокупности определенных пониманий, именуе-мой ими «воспитание», имеется даже и такой отдел, в кото-ром разъясняется и точно указывается, что именно гово-рить детям, как они выражаются, «при-лично» и что гово-рить «неприлично».
Надо тебе сказать, что в конце моего последнего пребы-вания на поверхности твоей планеты мне при-шлось под-вергнуть моим специальным наблюдениям и даже очень детально изучить и этот тамошний зло-стный вопрос.
Чтобы и ты приблизительно знал о том, к каким резуль-татам приводит тамошнее современное воспи-тание детей, я тебе расскажу только о том одном происшествии, кото-рое как раз и служило первой причи-ной для дальнейшего моего специального интереса и к этому тамошнему недоразуменному вопросу.
Хотя это происшествие имело место в большой обще-ственности Россия, но несмотря на это «история», которую я сейчас тебе расскажу, очень характерна и она хорошо об-рисует картину вообще воспитания детей их современной цивилизации.
Она является характерней потому, что и в этой большой общественности Россия современные ответст-венные суще-ства, особенно существа так называемого высшего «правящего-класса», воспитывают своих детей точно также, как воспитывают их и современные ответственные существа других общественностей, водящихся на материках Европа и Америка.
Я начну свой рассказ о том происшествии, которое вы-звало во мне импульс интереса к специальному ознакомле-нию и с вопросом тамошнего воспитания детей, с истории, как раз по времени предшество-вавшей этому, тоже пре-красно иллюстрирующей значение их этого воспитания, и тоже послужившей одним, так сказать, «звеном» к посте-пенному моему заинтересованию этим вопросом.
Однажды мне пришлось в течение нескольких месяцев безвыездно существовать в столице этой обще-ственности, в городе Санкт-Петербурге.
В этот самый приезд я стал иметь хорошими знакомыми двух пожилых супругов.
Он состоял так называемым «сенатором», а она была «дамой-общества» и патронессой нескольких «благотворительных-учреждений».
У них в доме я бывал часто и любил с этим сенатором, как там принято у так называемых «почтенных-людей», играть в шахматы.
Эти пожилые супруги имели нескольких дочерей.
Все старшие дочери были уже пристроены, т.е. выданы замуж; дома оставалась еще только самая их младшая две-надцатилетняя дочь.
Так как у этих супругов относительно прочих своих до-черей забот больше уже не было, то они реши-ли дать этой своей младшей дочери самое лучшее, по тамошним поня-тиям того времени, воспитание и для этой цели она была помещена ими в специальный «пансион» при одном выс-шем учебно-воспитательном заведении, называющемся «институт».
Эта младшая их дочь приходила домой только по воскре-сеньям и по большим праздникам, а раз в не-делю, в специ-альные дни, отец или мать ходили навещать ее в пансионе.
По праздникам и я почти всегда бывал у них и встречал-ся с этой их милой, еще не испорченной, девоч-кой и иногда ходил даже гулять с нею в соседний так называемый «парк».
Во время таких прогулок мы или шутили, или она расска-зывала мне о своих уроках и о новых своих впечатлениях.
В таких встречах и разговорах у меня мало-помалу завя-залось с ней нечто вроде дружбы.
Она была очень чуткая в своих восприятиях и проявле-ниях, или, как сами твои любимцы таких из сво-ей среды определяют, «бойкая-и-смышленная» девочка.
Как-то раз этот самый мой знакомый сенатор был назна-чен на, как там говорят, «ревизию» куда-то да-леко, в Сибирь.
Жена его решила поехать вместе с ним потому, что сена-тор страдал так называемой «печеночной-болезнью» и нуж-дался в постоянном хорошем за собою уходе, но осуще-ствить такую совместную поездку им нельзя было благодаря этой их младшей дочери, так как тогда некому было бы наве-щать ее в институте и брать по праздникам к себе домой.
Вот почему одним утром родители ее — эти мои пожи-лые знакомые, приехали ко мне на квартиру и спросили меня, не соглашусь ли я во время их отсутствия заменить их в отношении их младшей дочери и еженедельно наве-щать ее в институте, а по праздникам брать к себе домой.
Я, конечно, сразу согласился на такое их предложение и, когда вскоре сенатор со своей женой уехали в Сибирь, на-чал аккуратно выполнять взятые на себя обязанности в от-ношении их дочери, которая за это вре-мя окончательно стала моей любимицей.
В первое же мое посещение этого учебного заведения, существовавшего специально для воспитания детей, я за-метил некоторую странность, которая и послужила тоже одной из причин для дальнейших моих наблюдений и изу-чений того, какие последствия для современных твоих лю-бимцев дает эта ими самими выдуманная «злостность».
В этот день моего посещения, как они называют, «благо-родного-учреждения» в приемной, где обык-новенно про-исходили свидания родителей или опекунов со своими детьми и опекаемыми, — посетителей было много.
Одни родители или опекуны только что входили, другие уже разговаривали со своими детьми или пи-томцами, тре-тьи сидели в ожидании прихода их и все их внимание было обращено на те двери, через кото-рые обыкновенно входи-ли воспитанницы этого заведения. Я тоже, после того как вошел в эту приемную и объяснил дежурной надзиратель-нице, кого я хочу видеть, сел и стал ожидать мою случай-ную питомицу, и в ожидании ее начал смотреть кругом. Все воспитанницы этого «благородного-учреждения» были одеты в платья одинаковой формы и все они имели волосы одинаково заплетенными в две косички, концы которых были закреплены ленточками и вместе с косичками были отпущены на спину.
И вот, мне бросилась в глаза некоторая особенность в этих их самых ленточках и косичках. У одних воспитанниц эти самые ленточки просто висели на их спине, а у других хотя тоже висели на спине, но кон-цы этих ленточек были особым образом привязаны друг к другу.
В первый же следующий праздник, когда я мою питоми-цу взял домой, в разговоре с ней за так назы-ваемым само-варом я спросил ее:
«Скажи, пожалуйста, Соня, почему у воспитанниц ваше-го института, несмотря на то, что у них во всем соблюдена точность формы одежды, имеется особенность с концами их косичек?». Не отвечая на такой мой вопрос, она сразу покраснела и начала задумчиво смотреть на свой чай и только по прошествии некоторого времени, очень нервни-чая, ответила:
«Действительно это у нас так не спроста. Хотя это боль-шая институтская тайна, но я не могу не ска-зать о ней вам, моему другу, я вполне уверена в том, что вы никому не ска-жете и не выдадите этой нашей большой институтской тайны».
И дальше она откровенно рассказала мне следующее:
«Способ завязки ленточек у нас придуман институтками нарочно, для того чтобы по завязке лент нам можно было бы узнавать друг друга, т.е. узнавать кто из учениц к како-му клубу принадлежит, и в то же время чтобы классные на-ставницы, надзирательницы и вообще не ученицы инсти-тута не знали и не узнава-ли бы этой тайны.
Все воспитанницы нашего института делятся на две ка-тегории: одна принадлежит к так называемому „мужскому-клубу“, а другая — к „женскому-клубу“ и мы узнаем друг друга именно по способу завязки этих лент».
После этого она мне подробно объяснила, в чем именно заключается разница обоих клубов.
Она сказала, что по обыкновению всякая вновь поступа-ющая в институт сначала попадает в число чле-нов женско-го клуба, и только потом, если какая-нибудь воспитанница окажется смелой в отношении на-ставниц или вообще про-явит себя в чем-либо очень активно, то с общего согласия всех воспитанниц она зачисляется в число членов мужско-го клуба и с этого момента начинает концы лент косичек завязывать уже вместе.
«Помещением наших клубов мы обыкновенно делаем какой-нибудь свободный класс или дортуар, ча-ще же всего — уборную.
Члены мужского клуба пользуются вообще следующими преимуществами: они имеют право выбирать в свое бли-жайшее распоряжение сколько угодно и каких угодно вос-питанниц из членов женского клуба и эти последние обяза-ны всегда угождать всем желаниям данного члена мужско-го клуба и всеми силами ста-раться улегчать их пребывание в нашем пансионе, как-то: убирать по утрам их постели, пе-реписывать им уроки, отдавать им часть присылаемых им родителями гостинцев и т.д., и т.д.
Главное занятие в клубах заключается в совместном чте-нии раздобытых кем-нибудь из воспитанниц запрещенных книг, в особенности же читают одну очень редкую руко-пись, приобретенную на деньги, соб-ранные по общеинсти-тутской подписке, в которой подробно изложено все уче-ние знаменитой поэтессы Сапфо».
Надо тебе, мой мальчик, сказать, что имя «Сапфо» носила одна греческая поэтесса, которая там на тво-ей планете впер-вые узнала «путь-к-настоящему-счастью» для многих жен-щин как греко-римской, так и со-временной цивилизации.
Эта великая создательница «женского-счастья» своим местопребыванием имела остров «Лесбос», от какого слова и происходит титул тех женщин, которые уже сподобились понять и осуществлять во время процесса своего существо-вания учение этой замечательной женщины и которых в настоящее время там на-зывают «Лесбиянки».
Эта моя питомица, случайно ставшая и моей просвети-тельницей в тонкостях психики существ женско-го пола твоей планеты, объяснила мне еще, что всякая воспитан-ница института, состоящая членом мужско-го клуба, может сама выбирать себе сколько пожелает партнеров для обще-го времяпрепровождения, кото-рое, конечно, происходит в полном согласии с учением поэтессы Сапфо.
Я думаю, что благодаря уже только одному этому расска-занному мною факту, из тысячи других моих наблюдений, ты уже ясно представляешь себе, что такого феноменаль-ного безобразия не могло бы сущест-вовать среди подраста-ющего поколения, если бы там не существовало понятие, что говорить с детьми о «половом-вопросе» очень и очень «неприлично».
К современной цивилизации такое понятие о «прили-чии» перешло по наследству от существ эпохи, на-зываемой «средние века».
Эти средневековые кандидаты на Хаснамусов, явившие-ся одними из главных уничтожителей настоя-щего смысла учения Божественного Учителя Иисуса Христа, тогда также выдумали и ввели как регламент в обиход повседневного существования эту злостную выдумку, называемую ими «хороший-тон». И эта зло-стная выдумка так сильно закре-пилась в психике большинства, что стала для них органиче-ской и начала переходить по наследству из рода в род, так что современные твои любимцы, которые уже окончатель-но стали слабовольными, даже при всем своем сознатель-ном решении, не в состоянии отступить от такой не-нор-мальной психической зафиксированности, как в данном случае понятия о непристойности говорить со своими детьми о «половом-вопросе».
Как можно говорить о «половом-вопросе» со своими детьми? Ведь об этом говорить «неприлично».
В настоящее время люди современной цивилизации го-ворят уже в назидание своим детям и учат их только тому, что выдумано или выдумывается в руководствах разных кандидатов на «Хаснамус-Индивидуумов» под упомяну-тым названием — «хороший-тон».
А так как во всех таких руководствах указывается, что говорить о «половом-вопросе» очень неприлич-но, а с деть-ми даже безнравственно, то современные люди, даже если и видят, что самый любимый их сын или дочь гниют или идут к гниению — они просто не могут и даже, как я тебе сказал, при всем своем умст-венном желании не смеют от-кровенно объяснить своим детям о вреде и грехе такой преступной привычки.
Итак, мой мальчик, после того как мой хороший знако-мый сенатор со своей женой вернулись из Сиби-ри, и я освободился от взятой на себя обязанности в отношении моей любимицы, их младшей дочери, как раз и случилось то упомянутое мною происшествие, которое послужило началом уже моего специального наблюдения и изучения этого самого земного современного тоже для них самих злостного вопроса.
Это печальное событие произошло там же, в Санкт-Пе-тербурге, в другом таком же воспитательном за-ведении и состояло в том, что начальница этого заведения, найдя, что одна из воспитанниц заведения по-ступила не согласно с их пресловутой регламентацией «приличий», сделала этой воспитаннице резкий вы-говор в столь неуместной форме, что в результате его сама виновница и подруга ее, — два подростка, с за-чатками данных на будущих нормальных женщин-матерей, сообща повесились.
Мои исследовании по этому именно случаю выяснили мне следующее:
Оказалось, что в числе воспитанниц упомянутого воспи-тательного заведения была некая девица Елиза-вета, кото-рая была привезена своими родителями из дальнего имения сюда в столицу для того, чтобы она здесь в специаль-ном воспитательном учебном заведении получила это са-мое современное «воспитание».
Здесь уже в Санкт-Петербурге, в этом самом пансионе и случилось так, что эта тринадцатилетняя Лиза очень под-ружилась с другой, такой же неоформившейся еще деви-цей Марией.
В том же году в день «весеннего праздника», или, как иначе там называется «Первого Мая», всех вос-питанниц этого учебного заведения, как это было в обычае, повели на прогулку в поле, во время которой эти две «задушевные подруги» попали в разные партии, бывшие на порядочном одна от другой расстоянии.
Там в поле, Лиза увидела невдалеке случайно проходя-щее одно «четвероногое животное», называю-щееся там «бугай», и ей почему-то очень захотелось, чтобы и ее заду-шевная подруга Мария тоже обратила свое внимание на это для нее милое четвероногое животное, и потому она очень громко закричала: «Маня, а Маня! Смотри, там идет „бугай“!»
Как только ею было произнесено слово «бугай», момен-тально все так называемые «надзирательницы» прибежали к этой Лизе и набросились на нее со всякими мучительны-ми нотациями.
Как, мол, можно произносить слово «бугай»! Ведь это четвероногое животное занимается таким делом, о чем ни за что не должен говорить воспитанный человек, а тем бо-лее, воспитанница такого «благородного-заведения».
Пока надзирательницы издевались над этой бедной Ли-зой, вокруг них собрались все воспитанницы ин-ститута и туда же пришла и сама начальница, которая, узнав в чем дело, в свою очередь начала отчитывать Лизу.
«Как тебе не стыдно», сказала она, «произносить такое слово, которое считается очень и очень „непри-личным“».
Лиза наконец не выдержала и со слезами спросила:
«Как же мне надо было назвать это четвероногое животное, раз это действительно был „бугай“?!»
«Тем словом», сказала начальница, «каким ты назвала это животное, его называет всякий человек из черни. Ты же, раз ты здесь в институте, не из числа черни и следова-тельно всегда должна найтись — непри-личные вещи назы-вают такими названиями, которые не звучат для уха непри-лично.
Например, когда ты увидела это неприличное животное и захотела, чтобы на него посмотрела также и твоя подру-га, ты могла крикнуть: Маня, смотри идет «бифштекс», или: Маня, смотри, там гуляет то, что очень вкусно есть, когда мы голодны, и т.п.»
Бедная Лиза от всего этого так разнервничалась, особен-но потому, что эти «отчитывания» происхо-дили в присут-ствии всех ее подруг, что не выдержала и от всего сердца за-кричала:
«Ах вы несчастные старые девы! Кикиморы полосатые! Зачатки кромешного ада! За то, что я назвала вещь своим именем, вы сейчас же начали пить мою кровь. Будьте вы трижды прокляты!»
Сказав эти последние слова, она упала, как там говорят, в «обморок». От ее слов, в свою очередь, слу-чились обмо-роки с самой начальницей и с несколькими «классными-дамами» и «надзирательницами».
Прочие же, не упавшие в обморок «классные-дамы» и «надзирательницы» этого «благородного-учреждения», подняли тогда такой «гвалт», какой бывает там разве толь-ко на так называемом базаре, где торгуют исключительно «еврейки» из города «Бердичева».
Результатом всего этого было то, что когда упавшие в обморок «классные-дамы» и «надзирательницы» очнулись, ими тут же в поле был устроен под председательством са-мой начальницы заведения так называе-мый у них «учи-тельский совет», приговором которого было решено — как только они вернутся в город, дать отцу Лизы телеграмму, чтобы он приехал за своей дочерью, так как она навсегда уволена из института без права поступления в какой бы то ни было другой подобный институт Российской Империи.
В тот же день, через час после того, как воспитанниц привезли домой, одним из так называемых «дворников» института было случайно в «сарае-для-дров» обнаружено, что два, еще неоформившихся под-ростка — «будущие-ма-тери», болтаются на шнурках, прикрепленных к балкам крыши.
В кармане Мани была найдена записка с содержанием:
«Солидарная с милой моей Лизой, не хочу больше жить с такими ничтожествами, как вы, и иду с ней в лучший мир».
Этот самый случай тогда так сильно заинтересовал меня, что я начал, конечно, частным образом, все-сторонне пси-хоаналитически исследовать психику всех участниц этой печальной истории. В частности я выяснил, между прочим, что в психике бедной Лизы, в момент проявления ею своей резкой выходки, про-исходил чистейший, как там говорит-ся «ералаш».
И было бы даже удивительно, если бы не происходило такого «ералаша» в психике этой, еще не осоз-навшей себя, тринадцатилетней девочке, которая до этого несчастного случая все время проживала у отца в большом имении, в котором она всегда видела и ощущала такое же раздолье природы, какое было в этот день в поле около города Санкт-Петербурга.
Ее привезли в этот душный, шумный город Санкт-Пе-тербург и долгое время держали в импровизиро-ванной ко-робке, а вдруг она попадает в обстановку, где каждое новое впечатление вызывает всевозможные воспоминания о прежних, приятно воспринимаемых ощущениях.
Там на твоей планете действительно так называемой «ранней весной» бывают иногда картины, обая-нию кото-рых трудно не поддаться.
Представь себе, например, — вдали видно, как пасутся коровы; около ног из земли незаметно вылезает подснежник; мимо уха пролетает пташка; справа слышится чирика-нье совершенно незнакомой птицы; слева обоняние затра-гивается запахом какого-то тоже неизвестного цветка и т.д. в этом роде.
Короче говоря, в такие моменты у тамошних существ, особенно у таких молодых, какой была Лиза, попавших после долгого томительного существования в душном го-роде в такую среду полного раздолья всевозможных не-обычных впечатлений, мысленные ассоциации, вызван-ные натуральной существенской радостью, должны были, конечно, возникать сами по себе от всего извне-воспринимаемого.
Особенно же сильно это должна была ощущать Лиза, ко-торая, как я уже сказал, до института все время проживала в большом имении отца, находившемся вдали от чересчур уже ненормальных условий городской суеты.
Благодаря этому, каждое вновь воспринятое ею впечат-ление должно было, конечно, вызывать у нее прежние дет-ские воспоминания, связанные в свою очередь с разными другими приятными случаями.
И вот не трудно себе представить, что внезапное появле-ние такого четвероногого животного, назы-вающегося «бу-гай», какое они имели у себя в имении и которое пользова-лось там любовью всех детей, ти-хонько таскавших для него даже со стола хлеб, — послужило для этого еще не офор-мившегося впечатли-тельного подростка толчком для соот-ветствующей ассоциации, под влиянием которой она, пол-ная чувством искреннего счастья, не испорченная еще не-нормально установившимися там условиями существенского существования, захотела скорее поделиться своим счастьем со своей, находившейся вдали, задушевной под-ругой и окрикнула ее, желая, чтобы и она обратила свое внимание на этого милого «бугая».
Теперь я и спрашиваю тебя, как же она должна была на-звать это четвероногое существо, если это дей-ствительно был «бугай»?
Неужели «бифштексом», как это посоветовала «почтен-ная» начальница этого «почтенного-учебно-воспитательного-заведения», которое существовало там специально для «воспитания-детей» по сущест-вующей там, к их несчас-тью, и в настоящее время их дикой системе.
Как видишь, мой мальчик, желая рассказывать тебе по-больше относительно заинтересовавших тебя трехмозгных существ, водящихся именно на этом материке Северная Америка, мне все-таки пришлось мно-го говорить касатель-но вообще трехмозгных существ, возникающих и суще-ствующих на всех материках этой оригинальной планеты.
Я думаю, ты за это не остался на меня в претензии, так как тебе одновременно удалось узнать еще мно-го фактов, выясняющих детали их странной психики.
Что касается специально, так сказать, «степени перерожденности» общего наличия составляющих эту современ-ную большую группировку на материке Америка, в смысле допущения возможностей добиваться бытия ближе к нор-мальному бытию вообще трехмозгного существа, я могу тебе сказать нечто для них уте-шительное, а именно, что, по моему мнению, среди них осталось больше в процентном отношении таких существ, в наличии которых еще не со-всем потеряна сказанная возможность.
Хотя эта новая группировка составилась и теперь еще продолжает увеличиваться из трехмозгных су-ществ, водя-щихся на материке Европа, где таких существ с упомянуты-ми возможностями, особенно в самое последнее время, надо уже, как в таких случаях говорит наш мудрый учитель Молла Наср-Эддин, «специально-искать-с-прожекторами-от-самых-сильных-дуговых-электрических-источников», но тем не менее повторяю, в процентном отношении таких существ в этой группировке больше, чем на материке Европа.
Это, мне кажется, получилось так потому, что из матери-ка Европа переселялись и по настоящее время переселяют-ся сюда существа, главным образом, из числа так называе-мых «простых существ», которые не являются, так сказать, «наследственными-отпрысками-европейских-существ», принадлежавших к «правя-щей-касте», в которых, благода-ря передаче по наследству из рода в род в течение долгих веков предраспо-ложений к хаснамусским свойствам, в на-стоящее время уже имеется так много так называемого «внутренне-го-куража», что он никогда не позволит им слиться с общей массой, чтобы общими усилиями совмест-но стремится стать такими, какими они должны были бы быть, как трехмозгные существа.
Благодаря только тому, что в число трехмозгных су-ществ, водящихся на этом материке, попало мало «отпрысков-правящей-касты», и общая масса существ представля-ла из себя среду, в которой «нашему бра-ту» еще возможно существовать и не быть под влиянием тех местных излуче-ний, которые образовываются благодаря окружающим су-ществам и вредно действуют на так называемые «субъективные-природные-внутренние-силы» всякого существа, я тогда в бытность мою среди них смог отдохнуть как желал.
Раз, мой мальчик, я потратил так много моего времени на объяснение значения всевозможных нов-шеств и возоб-новлений прежних, уже много раз существовавших на их планете, зловредных обычаев среди существ этой новой со-временной большой группировки, именно новшеств, в на-стоящее время сделавшихся в объективном смысле уже па-губными не только для них самих, но и для всех прочих за-интересовавших тебя трехмозгных существ, водящихся на других материках, то, по-моему, уже неизбежно требуется теперь для, так сказать, «заключительного-аккорда» посвя-тить тебя также и в те мои мысли, начавшиеся в моем мышлении в последний день моего пребывания среди них в городе Нью-Йорке и окончившиеся на пароходе при уда-лении от этого материка на Восток.
В этот день я сидел в одном из тамошних своеобразных «кафе», именующихся «Чайльд», находящемся на так назы-ваемом «Коломбус-Серкль», в ожидании существ с матери-ка Европа, сопровождавших меня на этот материк, чтобы ехать на пристань отходящего парохода, и смотрел из окна на проходящих разных су-ществ из числа обитателей этого города, которые, кстати сказать, хотя по внешней видимо-сти для автомати-зированного восприятия и отличались друг от друга — конечно, главным образом, благодаря за-фиксировавшемуся за последнее время среди них больше, чем среди существ каких-либо других материков, обыкно-вению становиться «рабами» все той же тамошней злост-ной выдумке, именуемой ими «мода» — но в смысле свое-го внутреннего содержания почему-то показались мне осо-бенно одинаковыми.
Наблюдая за ними, я думал как раз относительно сделан-ного мною накануне окончательного вывода о том, что в данный период течения Геропаса в общепланетном про-цессе обычного существования этих во-обще странных трехмозгных существ, очаг интенсивного выявления той установившейся еще издавна осо-бенности общей совокуп-ности их странной психики, которую один из высших свя-щенных Индивидуумов как-то охарактеризовал словом «периодический-основной-источник-исхождения-новых-причин-анормаль-ностей», и представляют из себя как раз существа этой новой группировки.
Толчком для начала ассоциации и дальнейших моих «активных-размышлений» послужило на этот раз сделанное мною случайно констатирование того факта, что все со-ставляющее так называемую «совокуп-ность-субъективной-внешности» каждого из них, как-то — одевание, же-сты, манеры и все вообще устано-вившиеся обыкновения, которые приобретаются у всяких трехмозгных существ в обычном процессе их со-вместного существования, — явля-ется совершенно точной имитацией исключительно только из всего того, что имеется у существ разных других само-стоятельных группировок, водящихся на других матери-ках, ими-тация именно того, что считается свободными су-ществами этих других группировок, т.е. такими существа-ми из их среды, которые уже испытали, следовательно и разочаровались во всем том, что может дать про-цесс обычно-го существования — недостойным для проявления суще-ствами им подобными.
Это мое случайное констатирование меня сразу очень удивило, главным образом, потому что я уже был всесто-ронне осведомлен и свершительно убежден в том, что в данный период всюду на этой планете существа почти всех прочих группировок, как недавно образовавшихся, так и имеющих очень большой стаж своей общественности, вов-сю перенимают всякие новшества существ этой совсем еще недавно образовав-шейся группировки и эти новшества с энтузиазмом применяют в процессе своего обычного су-ществования, а в то же время, вся внешняя проявляемость, следовательно и «внутреннее-субъективное-значение» су-ществ этой новой группировки, порождающее такую внешнюю проявляемость, состоит из всего только того плохого, что, как я уже сказал, к великому прискорбию сво-бодных существ этих других самостоятельных группиро-вок, зафиксировано и сделалось присущностью в общем наличии обыкновенных существ их группировок.
Вследствие такого неожиданного моего констатирова-ния во мне тогда и возник импульс любознатель-ности сильной интенсивности выяснить себе логические причи-ны, породившие и эту земную несуразность.
Весь этот день, как сидя в этом «Чайльде» до прихода со-провождавших меня существ с материка Ев-ропа, так и еду-щий в «автомобиле-такси», и на самом пароходе, я продол-жал размышлять очень активно над разрешением этого во-проса, конечно, оставаясь по внешней видимости для по-сторонних автоматически наблюдающим все вокруг про-исходящее; а уметь по внешнему виду казаться таковым, чтобы и в этом отношении походить на них, а также не быть, так сказать, — «заметным», или, как там же говорят, — «не-бросаться-в-глаза», я там, на Земле, наловчился до идеала хорошо, или, как они сказали бы, «артистически». Сидя на палубе и смотря на постепенно ослабевающее от удаления парохода на Восток мерцание с берегов этого материка огоньков, я, размышляя и логически сопостав-ляя все одни из других вытекающие факты, в результате почти свершительно выяснил себе — почему именно и как могла возникнуть на этой злосчастной планете и такая несуразность.
В начале этих моих размышлений я установил множе-ство фактов, способствовавших возникновению этого, но потом, когда я стал последовательно исключать неизбежно вытекающие, как это делается в таких случаях, то в резуль-тате выяснился один, на первый взгляд не имеющий ника-кого значения, удививший да-же меня факт, который, как оказалось, все время и служил и поныне служит первона-чальной причиной и такой тамошней ненормальности.
А именно, оказалось, что из-за последствий все того же, мною много раз упомянутого, их пресловутого «воспита-ния», в общем наличии каждого из них вообще, к какой бы он самостоятельной группировке ни принадлежал, еще во время его подготовительного к ответственному существо-ванию возраста, непременно возникают данные для такого определенного убеждения, что в прежние эпохи на их пла-нете им подобные существа никогда еще не усовершен-ствовались до той разумности, до какой дошли и могут продолжать усовершенствоваться их современники.
Когда мои мысли сосредоточивались на этом и я начал вспоминать мои прежние, во время предшест-вовавших во-обще наблюдений за ними, как сознательно, так, между прочим, и автоматически воспринятые впечатления каса-тельно этого вопроса, то постепенно установил, что дей-ствительно все твои любимцы, осо-бенно за последние тридцать веков, во все время своего ответственного суще-ствования становятся убежден-ными в том, что их совре-менная, как они называют, «цивилизация» есть просто ре-зультат непосредственно-го продолжения развития ра-зумности, начавшейся еще с самого начала возникновения трехмозгных существ на их планете.
И вот, благодаря образованию в них еще в подготови-тельном возрасте данных для такого ложного убеждения, когда существа, их современники какой-нибудь группи-ровки, случайно становятся обладателя-ми чего-либо, счи-тающегося в данный период желательным, и этим самым приобретают авторитетность, в то же время узнав, конеч-но, тоже случайно, о какой-либо уже много раз существо-вавшей идеи существ прошедших эпох, выдавая ее за свое измышление, распространяют среди своих, то существа других груп-пировок, из-за отсутствия в их общем наличии, благодаря неправильному воспитанию, данных, свойствен-ных иметься в наличии всяких трехмозгных существ ответ-ственного возраста, порождающих так называе-мые «инстинктивное-ощущение-действительности» и «широкий-крутозор», верят, что, во-первых, эта идея на их планете возникла совсем впервые, а во-вторых, что раз ее осущест-вляют в практическом применении те, которые уже обла-дают сказанным «желательным», то она должна быть дей-ствительно очень хорошая, и начинают подражать уже все-му как действительно хорошему, так и плохому, несмотря на совершенную противоположность уже имеющемуся и хорошо зафиксировавшемуся в их обычном существова-нии, лишь ради того, чтобы обладать считающимся «на-сегодня» желательным.
Я тогда даже вспомнил, что по этому поводу я уже раз задолго до этого, а именно в период пятого мое-го самолич-ного пребывания на поверхности твоей планеты, когда культурным центром этих странных трехмозгных существ считался город Вавилон, очень серьезно задумался, когда мне пришлось по какому-то аналогичному вопросу произ-водить «логический-анализ» относительно именно этой странной черты психи-ки этих оригинальных трехмозгных существ.
Я тогда, между прочим, рассуждал еще так:
Тому, что они так думают, пожалуй, возможно найти оправдание, принимая во внимание, что из-за ус-тановившихся в прошлые эпохи ненормальных условий обычного существования до них не доходит ника-ких точных сведе-ний касательно событий, происходящих в прошлом в про-цессе существования до них су-ществовавших на их плане-те трехмозгных существ; но как возможно допустить, что-бы до сих пор ни у кого из них в их мышлении, относи-тельно которого уже установлено, что даже до самого по-следнего времени в нем все же иногда происходит «нечто» похожее на процесс «сопоставительной-логики», не воз-никла хотя бы следующая простая, почти, как бы они сами назвали, — «детская идея».
А именно, если, как они сами говорят и даже уверены, что их планета и на ней их род существуют уже много, много веков, и, стало быть, подобные им, т.е. тоже мысля-щие существа возникали и существовали уже до них в ко-личестве тоже многих, многих миллионов, и вот неужели среди этих многих и многих мил-лионов не было хотя бы нескольких существ, которые тоже могли бы придумать для благополучия своих современников всякие такие удоб-ства, как в данном случае эти современные американские существа при-думывают в настоящее время и все прочие, без всякой критики, даже с восторгом подражают, как на-пример, «удобные-сидения» в «ватер-клозетах», консервы и т.д., и т.д.
Такое непростительное недомыслие тем более странно, что они сами утверждают существование мно-гих, как те-перь они их называют, «древних-мудрецов», а также не от-рицают дошедшие до них во множестве самые разнообраз-ные сведения касательно выясненных этими древними му-дрецами многих объективных истин, какие сведения, кста-ти сказать, некоторые из твоих любимцев в настоящее вре-мя вовсю, без всякого угрызения совести, выдавая за свои измышления, эксплуатируют для разных своих эгоистиче-ских целей, совершенно не подозревая, что совокупность результатов таких их мудрствований неизбежно приведет их потомков рано или поздно уже к окончательной гибели.
Эта особенность их мышления, очень сложная для «логического-анализа» в целях понимания, порож-дающая в них это ложное убеждение, являлась за все время моих на-блюдений за ними, начиная с конца су-ществования мате-рика Атлантида, всегда, в процессе их совместного суще-ствования, так сказать, «центро-тяжестной-причиной» поч-ти всех, более или менее крупных неблагоприятных для них всех событий.
Благодаря такой ложной убежденности, являющейся ре-зультатом их странного мышления, и плюс к этому, благо-даря воздействию на совокупность функционизации их чувствований тех непременно возни-кающих в их общем наличии к ответственному возрасту последствий из числа свойств органа Кундабуфер, которые именуются «зависть», «жадность», «ревность», там всегда и происходит, что ког-да существа какой-либо группировки делаются обладателя-ми чего-либо такого, что в данный период считается жела-тельным, в большинстве случаев из-за того зафиксировав-шегося в их повседневности злостного обыкновения, кото-рое ими выражается словами «не-отставать-от-прогресса», в общем наличии всех существ других группировок на ка-ких бы материках они ни водились, как только до них до-ходит про это слух, сразу возникает желание иметь то же самое, и с этого момента возникает в каждом из них, во-первых, потребность подражать им, а во-вторых, «бессомнительная-уверенность» в том, что существа этой дру-гой группировки существуют очень правильно, раз смогли приобрести это самое, что считается в данный период же-лательным.
В этом отношении самая, так сказать, «пикантная-суть» странности мышления твоих любимцев заклю-чается в том, что в их мышлении никогда не происходит процесса, име-нующегося «задумываться», чтобы понять хотя бы прибли-зительно истинные причины обладания другими того са-мого, относительно чего в них возникает «зависть», «жад-ность», «ревность» и т.д.
Итак, мой мальчик, несмотря на то, что существа этой новой группировки в смысле приобретения, сле-довательно и обладания результатами, достигнутыми сознательными трудами и намеренными страданиями трехмозгных су-ществ прошедших эпох их планеты, являются не имеющи-ми решительно ничего, а состоят как по внутреннему со-держанию, так и внешним проявляемостям из всего толь-ко плохого, имеющегося у современных существ других са-мостоятельных группировок, из-за одного только того, что они за последнее время случайно стали обладателями того самого, что в объективном смысле является самым пре-зренным, но, благодаря зафиксировавшимся вообще не-нормальным условиям обычного существования этих не-счастных, считается желательным — существа всех других группировок теперь вовсю подражают всему ими приду-мываемому.
Из всех злостных выдумок существ этой современной группировки, приобревшей случайно авторитет, самой вредной в смысле возможности исправления в будущем, так сказать, уже осуществленных злостно-стей для их обще-го наличия, надо считать ими же выдуманное обыкновение большую часть времени своего существования проводить в высоких домах.
Для того, чтобы ты ясно представил себе значение всего вреда от этой именно их выдумке, я должен раньше объяс-нить тебе следующее:
Помнишь, когда я говорил тебе о существующем там в настоящее время «злостном-средстве», назы-вающемся «спорт», я сказал, что вначале эти твои любимцы долготу своего существования имели тоже «фу-ласнитамную», т.е. и они обязательно существовали до тех пор, пока в них окон-чательно облекалось и усо-вершенствовалось до требуемой разумности их тело Кесджан, а позже, когда там начали устанавливаться очень ненормальные условия обыкновен-ного существенского существования, Великая Природа принуждена была их наличие и дальнейший процесс их существования осуществлять по принципу «Итокланоц», т.е. согласно результатам некоторых окружающих причин.
С тех пор одной из таких причин и стала также «степень-уплотненности-вибраций» их «второй-существенской-пищи», т.е. как бы они сами сказали: «степень-сгущенности-вдыхаемого-ими-воздуха».
Дело в том, что и это космическое образование, которое служит для существ второй пищей, слагается тоже соглас-но второго основного общекосмического закона священ-ного Триамазикамно и также осуществ-ляется посредством его трех самостоятельных святых сил, т.е. посредством трех разнородных космических веществ.
А именно, первым служит эманация солнца той систе-мы, в которой это самое определенное космиче-ское воз-никновение служит для существ «второй-пищей».
Вторым служат вещества, трансформированные самой той планетой, на которой существуют питаю-щиеся этой пищей существа.
И третьим являются те вещества, которые трансформировываются через прочие планеты этой системы и прихо-дят на данную планету через их излучения.
И вот процесс слития всех требующихся веществ для нормального оформливания и существования существ, ко-торые трансформировываются самой планетой и которые и осуществляют вторую святую силу священного Триама-зикамно, может происходить согласно требующейся опре-деленной пропорции в извест-ных только пределах атмо-сферы от поверхности планет, потому что, на основании второградного космиче-ского закона, называющегося «Теникдоа», или, как там сами твои любимцы назвали бы, «за-кон-тяжести», эти вещества не имеют возможности прони-кать выше определенного предела атмосферы.
Всякие дальнейшие вытекающие последствия от этого только что мною освещенного вопроса, по-моему, ты сам уже можешь сообразить и слагать в себе данные для соб-ственного мнения о значении и такой их выдумки.
Я думаю, мой мальчик, что теперь уже я вполне удовлет-ворил твою любознательность относительно этих «долларо-фокстротных» последователей так называемого «Christian-Science».
Мне остается только еще, во исполнение объективной справедливости, отметить, что каковыми бы в настоящее время эти американские твои любимцы ни были и во что бы они в будущем ни превратились, я во время моего суще-ствования среди них все-таки имел возможность внутрен-не отдохнуть и мне теперь надлежит выразить им за это мою искреннюю благодарность.
И тебе, именно тебе, моему наследнику, которому уже передано по наследству и будет еще передано все приобре-тенное мною во время моей долгой жизни — конечно только настолько что ты сам этого будешь достойным тво-им сознательным существенским существованием и чест-ной Службой ВСЕОБЩЕМУ ОТЦУ ПОДДЕРЖАТЕЛЮ, НАШЕМУ БЕСКОНЕЧНОМУ — я тебе приказываю, и если тебе придет-ся попасть на эту планету, и если даже к этому времени это-го города Нью-Йорк больше уже не будет существовать, непременно поезжай туда и остановись на том самом ме-сте, где он находился, и громко всем своим существом про-изнеси:
«На этом месте, несколько мгновений своего существо-вания приятно провел любимый мой дед, мой справедли-вый наставник Вельзевул».
Я даже поручаю тебе — конечно, опять-таки как наслед-нику, которому, как вообще вменяется, между прочим, также докончить почему-либо невыполненные взятые на себя обязательства его наследодателем — чтобы ты свое внимание специально обратил и выяснил очень заинтере-совавший меня вопрос, который я не имел возможности выяснить лично из-за преждевременности, т.е. выяснить себе в какую именно «злост-ную-форму» для их потомков вылились, конечно, если к этому времени еще будут про-должать возникать их потомки, результаты тогда очень сильно распространившейся «болезни», которую один их же мистер Онансон называл «писательский-зуд».
И действительно, мой мальчик, имея тогда, в бытность мою среди них, со многими из них более или менее близкое сношение, я очень скоро узнавал, что почти каждый из них или уже написал какую-то книгу, или в данное время пи-шет, или собирается и вскоре приступит к писанию.
Эта своеобразная «болезнь» тогда хотя и была, как уже я сказал, распространена среди почти всех су-ществ этого ма-терика, причем среди существ обоего пола и без различия их возраста, но среди существ на-чального ответственного возраста, т.е., как они сами говорят, «молодежи», особенно среди тех, на лицах которых имелось много прыщей и из ноздрей выделялась в изобилии жидкость, была почему-то, как гово-рится, «повальная».
Следует отметить еще и то, что и в этом отношении про-цветала та специфическая особенность стран-ности общей психики этих понравившихся тебе оригинальных существ в их совместном существовании, которая еще издавна су-ществует и формулирована следующими словами: «концентрация-интересов-на-идее-случайно-сделавшейся-злободневною».
Здесь также многие из них, которые оказывались немно-го, как там говорится, «похитрее» и больше в них были атро-фированы данные для существенского импульса, именую-щегося «инстинктивно-удерживать-ся-от-всяких-проявлений-могущих-ввести-в-заблуждение-окружающих-себе-подобных», организовали рань-ше так называемые «школы» и составляли всевозможные «руководства», в которых уделя-лось особое внимание и детально указывалось, какая имен-но должна быть последовательность слов, чтобы все изло-женное лучше бы воспринималось и усвоилось читателем.
И таким образом, тогда всякий посетитель этих «школ» или всякий читатель таких «руководств», бу-дучи сам в смысле бытия и осведомленности касательно действитель-ности точно таким типом, каких наш учитель Молла Наср-Эддин определяет словами: «нуль-с-атмосферой-нетерпимых-вибраций», начинал, со-гласно этим указаниям, «мудр-ствовать», а вследствие того, что, во-первых, уже до этого, благодаря разным другим ненормальностям, зафиксиро-вавшимся в условиях обычного существования существ этой новой группировки, самый процесс чтения вообще сделался их органической потребностью, а во-вторых, оце-нить содержание всякого изложения возможно исключи-тельно только по прочтении его, то все прочие существа этого материка, вдобавок соблазнившись всякими, как они говорят, «громкими» заглавиями, читали и чита-ли, и па-раллельно с этим было очень определенно заметно как их и без того, так сказать, «разжиженное» мышление продолжа-ло «разжижаться» и «разжижаться» все больше и больше.
Я сказал неспроста, что если к этому времени будут еще продолжать возникать их потомки, потому что я тогда, между прочим, заметил ту же самую необычайную особен-ность в смысле результатов начавшего оформливания са-мого планетного тела существ женского пола, которую я уже как-то раз, давно в прошлом, в процессе обычного су-ществования этих странных трехмозгных существ замечал и параллельно, между другими специальными наблюдени-ями, мельком констатировал вытекшие от нее последствия.
Такой необычайный факт имел место там, еще до гибели материка Атлантида, в процессе существова-ния небольшой группировки тамошних трехмозгных существ, сконцен-трировавшихся из существ разных тогдашних больших группировок и начавших существовать изолированно на знаменитом тогда острове, именовавшемся «Балаханира», который находился на западной стороне Атлантиды и во-шел в планету одно-временно с ним.
Продолжение рода существ этой небольшой группиров-ки и прекратилось как раз благодаря такой странной осо-бенности оформливания планетного тела существ женско-го пола и эту форму прекращения рода тогда учение члены общества Ахлдан прозвали «дезсупсентозиросо».
Эта необычайная особенность заключалась в том, что за несколько веков до окончательного прекраще-ния их рода, у их существ женского пола так называемый таз начал по-степенно суживаться.
Прогрессивность этого суживания была такова, что уже за два века до окончательного прекращения их рода всякие случайные зачатия в них и, так сказать, «с-грехом-пополам» оформливания этих зачатий и для появления их, как там же говорится, на «свет-Божий» они стали производить через посредство именовавше-гося тогда «ситрик», именно посредством того самого, что ими в настоящее время име-нуется «кесарево се-чения».
На этом месте рассказов Вельзевула в эфире, проникаю-щем все судно Карнак, началось так называе-мое «перекрестное-течение» или «волнение». Это означало, что пас-сажиры судна Карнак призываются в «Жамджампал», т.е. в ту «трапезную» судна, в которой всеми пассажирами пери-одически производилось совместное питание «второй-и-первой-существенской-пищею».
Поэтому Вельзевул, Хассин и Ахун прекратили разгово-ры и торопливо ушли в «Жамджампал».
 




Популярное


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Случайная новость


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198