Успенский П. Д. ПСИХОЛОГИЯ ВОЗМОЖНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА. Четвертая лекция  

Home Библиотека online Успенский П. Д. Психология возможной эволюции Успенский П. Д. ПСИХОЛОГИЯ ВОЗМОЖНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА. Четвертая лекция

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Успенский П. Д. ПСИХОЛОГИЯ ВОЗМОЖНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА. Четвертая лекция

Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

ЧЕТВЕРТАЯ ЛЕКЦИЯ

Диаграмма центров. — Скорость центров. — Изучение скоростей функций — Разное время разных центров. — Необъяснимые явления для обычной психологии. — Внутренние подразделения центров и их функций. — Подразделения интеллектуального и инстинктивного центров. — Положительная и отрицательная части центров. — Утверждение и отрицание. — Приятные и неприятные ощущения. — Подразделения в эмоциональном центре. — Непредвиденные результаты. — Положительные и отрицательные эмоции. — Как можно определить положительные эмоции? — Положительные эмоции невозможны для человека в его нынешнем состоянии. — Господство отрицательных эмоции. — Что создает отрицательные эмоции. — Отождествление и воображение. — Истина об отрицательных эмоциях. — Человек должен пожертвовать своим страданием. — Происхождение отрицательных эмоций. — Единственная хорошая вещь, в нашем положении. — Что человек открывает, наблюдая себя. — Возможность самовоспоминания.

Мы начнем сегодня с более детального рассмотрения центров. Вот диаграмма четырех центров (см. диаграмму).

 

Диаграмма представляет человека, стоящего боком, смотрящего налево, и очень схематично указывает на относительную позицию центров.

В действительности каждый центр занимает все тело целиком, пронизывает, так сказать, весь организм. В то же самое время каждый центр имеет то, что называется его "центром тяжести". Центр тяжести интеллектуального центра находится в мозгу; центр тяжести эмоционального центра — в солнечном сплетении; центры тяжести инстинктивного и двигательного центров помещаются в спинном мозгу. Следует понимать, что в нынешнем состоянии научного знания у нас нет средств удостоверить подлинность такого утверждения. Основная причина этого в том, что каждый центр имеет много свойств, пока неизвестных обычной науке — даже анатомии. Это может звучать странно, но анатомия человеческого тела еще далека от совершенной науки.

Поэтому изучение скрытых от нас центров должно начаться с наблюдения их функций, которые вполне доступны для нашего исследования.

Это вполне обычный ход. В различных науках — физике, химии, астрономии, физиологии, — когда нам недоступны факты, предметы или вещества, которые мы хотели бы исследовать, то изучение начинается с их следствий или следов. В данном случае мы имеем дело с прямыми функциями центров. Так что все установленное относительно функций может быть применено к самим центрам.

У всех центров есть много общего, но в то же самое время у каждого из них имеются свои особенности, о которых нужно помнить.

Одним из важнейших принципов понимания центров является громадное различие в скорости, т. е. различие в скорости их функций.

Самым медлительным является интеллектуальный центр. Вслед за ним идут, хотя они уже значительно быстрее, двигательный и инстинктивный центры, у которых скорость примерно равна. Быстрейшим из всех является эмоциональный центр, хотя в состоянии "сна наяву" он очень редко работает приближенно к своей действительной скорости, обычно он работает со скоростью инстинктивного и двигательного центров.

Наблюдения могут помочь нам установить громадные различия в скорости функций, но точных цифр они нам не дадут. Различия действительно очень велики, больше, чем можно было бы себе представить у функции одного и того же организма. Как я только что сказал, нашими обычными средствами мы не можем вычислить разницу в скорости центров, но если нам расскажут, что это такое, мы можем обнаружить множество фактов, подтверждающих если не цифры, то существование громадного различия.

Так что перед тем, как вводить цифры, я хотел бы привести обычные наблюдения, которые доступны без всякого специального знания.

Попробуйте, например, сравнить скорость умственных процессов с двигательными функциями. Понаблюдайте за собой, когда вам требуется выполнить много быстрых одновременных движений, скажем, когда вы ведете машину по запруженной улице, либо на хорошей скорости по плохой дороге, либо выполняете любую работу, требующую быстрых решении и движении. Вы сразу увидите, что не можете наблюдать все ваши движения. Вам будет нужно либо замедлить движения, либо пропустить большую часть ваших наблюдений; иначе вам грозит авария, и она почти наверняка произойдет, если вы будете настойчивы в такого рода наблюдениях. Есть множество сходных наблюдении относительно эмоционального центра, который еще быстрее. У каждого из нас имеется много наблюдении по поводу различных скоростей наших функции, но очень редко мы сознаем значимость этих опытов и наблюдений. Только знание закона даст нам понимание прежних наблюдении.

В то же время следует сказать, что цифровые данные относительно этих различных скоростей установлены и хорошо известны школьным системам. Как вы увидите, различие в скорости центров выражается очень странной, имеющей космическое значение, цифрой, т. е. входящей во многие космические процессы или, лучше сказать, отделяющей одни космические процессы от других. Эта цифра — 30 000.

 

Это значит, что двигательный и инстинктивный центры в 30 000 раз быстрее интеллектуального, а эмоциональный центр, когда он работает с присущей ему скоростью, в 30 000 раз быстрее двигательного и инстинктивного центров.

Трудно поверить в столь громадную разницу скоростей функции в одном и том же организме. На деле это означает, что различные центры имеют совершенно различное время. Инстинктивный и двигательный центры имеют время в 30 000 раз более долгое, чем интеллектуальный центр, а время эмоционального центра в 30 000 дольше в сравнении с двигательным и инстинктивным.

Понятно ли, что значит "более долгое время"? Это значит, что Для любого рода работы, исполняемой центром, он имеет во столько раз большее время. Сколь бы странным этот факт огромной разницы скоростей центров ни казался, он объясняет многие хорошо известные явления, необъяснимые для обычной науки, которая либо молчаливо пропускает их, либо попросту отказывается обсуждать.

Я имею в виду удивительную и необъяснимую скорость некоторых физиологических и психических процессов.

Например, человек пьет стакан бренди и тут же, в ту же секунду испытывает множество новых ощущений и чувств — теплоту, расслабленность, облегчение, умиротворение, довольство, чувство благополучия либо, наоборот, гнев, раздражение и т. д. Его чувства могут быть разными в различных случаях, но факт остается фактом — тело отвечает на спиртное очень быстро, практически сразу.

Нет нужды говорить здесь о бренди или любых других напитках; если у человека жажда или сильный голод, то стакан воды или кусок хлеба производят тот же быстрый эффект.

Сходные явления, дающие представление об огромной скорости некоторых процессов, можно заметить, например, при наблюдении за сновидениями. Я привожу некоторые из них в "Новой модели Вселенной".

Различие и в этом случае вновь либо между инстинктивным и интеллектуальным, либо между двигательным и интеллектуальным центрами. Но мы так привыкли к этим явлениям, что редко думаем, насколько они загадочны и непонятны.

Конечно, для человека, который о самом себе никогда не думал и не пытался себя изучить, в этом нет ничего странного, как, впрочем, и в чем бы то ни было. Но на деле, с точки зрения обычной физиологии эти явления выглядят чуть ли не чудесными.

Физиолог знает, что между выпитым бренди или стаканом воды и ощущением производимого ими эффекта лежат многочисленные сложные процессы. Любое вещество, поступающее через рот в тело, как бы подвергается анализу, испытывается различными путями, а затем либо принимается, либо отвергается. И все это происходит за секунду или даже меньше. Это чудо, но в то же время тут нет никакого чуда. Поскольку, зная о разнице в скорости центров и памятуя, что в данном случае работает инстинктивный центр, обладающий скоростью в 30000 раз большей, чем у интеллектуального, служащего для измерения времени, нам становится понятно, как это происходит. Это значит, что у инстинктивного центра для работы была не одна секунда, а около восьми часов своего собственного времени, а за восемь часов эту работу вполне можно сделать без какой-либо ненужной спешки, в обычной лаборатории. Так что наше представление о необычайной

 

скорости является чистейшей иллюзией, возникающей у нас потому, что мы полагаем наше обычное время, время интеллектуального центра, единственно существующим.

К этому мы еще вернемся при изучении разницы скоростей центров.

Теперь мы должны попытаться понять другую особенность центров, которая даст нам в дальнейшем очень хороший материал для наблюдения и работы над собой.

Предполагается, что каждый центр подразделяется на две части, положительную и отрицательную. Это разделение особенно ясно в интеллектуальном и инстинктивном центрах.

Вся работа интеллектуального центра разделяется на две части: утверждение и отрицание; да и нет. В каждый момент нашего мышления перевешивает одно или другое, либо на мгновение они равны по силе в состоянии нерешительности. Отрицательная часть интеллектуального центра столь же полезна, как и положительная, и всякое уменьшение силы одной из них в отношении другой ведет к умственным нарушениям.

В работе инстинктивного центра подразделение также совершенно ясно, и обе части, положительная и отрицательная, или приятная и неприятная, в равной мере необходимы для правильной ориентации в жизни.

Приятные ощущения вкуса, запаха, осязания, температуры, теплоты, холода, свежего воздуха — все они указывают на благоприятные условия для жизни; неприятные ощущения дурного вкуса и запаха, неприятные прикосновения, чувства подавляющей жары или крайнего холода — все они указывают на условия, которые могут быть опасными для жизни.

Можно со всей определенностью сказать, что без приятных и неприятных ощущений невозможна подлинная жизненная ориентация. Они являются настоящими вожатыми всей животной жизни на земле, и всякий дефект в них приводит к утрате ориентации и вытекающей отсюда угрозе болезни и смерти. Подумайте, как быстро отравился бы человек, утратив всякое чувство запаха и вкуса, либо в том случае, если каким-то неестественным путем он победил бы в себе природное отвращение к неприятным ощущениям.

В двигательном центре разделение на две части, положительную и отрицательную, имеет только логический смысл: движение противопоставляется покою. Для практики наблюдении это не имеет значения.

В эмоциональном центре на первый взгляд разделение просто и очевидно. Если мы примем такие приятные эмоции, как радость, симпатия, привязанность, уверенность в себе, за принадлежащие к положительной части, а к отрицательной отнесем такие неприятные эмоции, как скука, раздражение, ревность, зависть, страх, то все действительно очень просто. Но в действительности все значительно сложнее.

Прежде всего, в эмоциональном центре нет естественной отрицательной части.

 

Большинство отрицательных эмоции искусственны; они не принадлежат эмоциональному центру, как таковому, и основаны на инстинктивных эмоциях, которые с ними совсем не связаны, но трансформируются посредством воображения и отождествления. В этом подлинное значение теории Джеймса—Ланге, свое время хорошо известной. Они настаивали на том, что все эмоции на самом деле суть ощущения изменений во внутренних органах тканях; эти изменения предшествуют ощущениям и являются их причиной. Это в действительности значит, что внешние события и внутренние представления не вызывают эмоции. Внешние события и внутренние представления вызывают внутренние рефлексы, которые вызывают ощущения; а последние интерпретируются как эмоции. В то же самое время положительные эмоции. такие, как "любовь", "надежда", "вера", в том смысле, как они чаще всего понимаются, т. е. как постоянные эмоции, невозможны для человека в обычном состоянии сознания. Они требуют высших состояний сознания: внутреннего единства, самосознания, постоянного "Я" и воли.

Положительные эмоции — это эмоции, которые не могут стать отрицательными. Но все наши приятные эмоции, такие, как радость, симпатия, привязанность, уверенность в себе, в любой момент могут обернуться скукой, раздражением, завистью, страхом и т. д. Любовь может стать ревностью или страхом потери любимого либо гневом и ненавистью. Надежда может превратиться в грезы и мечтания о невозможном, вера — в предрассудок и покорное принятие удобных несуразиц.

Даже чисто интеллектуальная эмоция, стремление к познанию, или эстетическая эмоция, т. е. чувство красоты и гармонии, смешавшись с отождествлением, тут же соединяются с отрицательного рода эмоциями — спесью, тщеславием, эгоизмом, самонадеянностью и т. п.

Поэтому мы можем безошибочно говорить о невозможности у нас положительных эмоции. И в то же время у нас нет и отрицательных эмоции, которые существовали бы без воображения и отождествления. Конечно, трудно отрицать, что помимо самых разнообразных физических страдании, относящихся к инстинктивному центру, у человека имеются многообразные психические страдания, принадлежащие эмоциональному центру. У него предостаточно печалей, огорчении, страхов, тревог и т. д., которые неизбежны и тесно связаны в человеческой жизни с болезнью, болью, смертью. Но эти психические страдания сильно отличаются от отрицательных эмоций, которые основываются на воображении и отождествлении.

Такие эмоции представляют собой ужасающее явление. Они, занимают в нашей жизни громадное положение. О многих людях можно было бы сказать, что вся их жизнь управляется и контролируется, а в конце концов и разрушается отрицательными эмоциями. В то же время никакой полезной роли в нашей жизни. отрицательные эмоции не играют. Они не помогают нам ориентироваться, не дают никакого знания, не направляют нас хоть сколько-нибудь разумным образом. Напротив, они отравляют нам удовольствия, делают жизнь тяжкой ношей и очень действенно стоят на пути нашего возможного развития, ибо нет ничего механичнее в нашей жизни, нежели отрицательные эмоции.

Мы никогда не сможем управлять нашими отрицательными эмоциями. Люди, думающие, будто они способны контролировать свои отрицательные эмоции и проявлять их тогда, когда им этого захочется, просто обманывают сами себя. Отрицательные эмоции зависят от отождествления: если отождествление уничтожается в некотором особом случае, то исчезают и они. Но самое странное и невероятное в отрицательных эмоциях то, что люди на деле им поклоняются. Я думаю, что для обычного механического человека самым трудным оказывается понимание того, что отрицательные эмоции его и других людей не имеют ни малейшей ценности и не содержит в себе ничего благородного, ничего прекрасного, ничего сильного. В действительности они содержат лишь слабость, очень часто начатки истерии, безумия или преступления. Единственно же хорошее в них то, что будучи созданными искусственно благодаря воображению и отождествлению, они могут быть уничтожены без всякого ущерба для человека. И в этом единственное убежище человека.

Если бы отрицательные эмоции были полезны или необходимы для какой бы то ни было, пусть самой незначительной, цели, если бы они были функцией действительно существующей части эмоционального центра, то нам не было бы дано ни малейшего шанса. ибо, пока человек сохраняет свои отрицательные эмоции, никакое внутреннее развитие невозможно.

На школьном языке по поводу борьбы с отрицательными эмоциями говорится следующее:

Человек должен пожертвовать своими страданиями.

"Что может быть легче такой жертвы?" — скажет любой. Но в действительности люди готовы принести в жертву все, что угодно, только не свои отрицательные эмоции. Нет такого наслаждения, нет такой радости, которыми человек не поступился бы по малейшему поводу, но он никогда не принесет в жертву своего страдания. И в известном смысле у него есть для этого причина.

Вполне в духе владеющих им предрассудков человек ожидает получить нечто за отказ от удовольствий, но он ничего не ожидает за жертву своими страданиями. Он преисполнен ложных идеи о страдании, он по-прежнему думает, будто страдания ниспосланы ему Богом или богами в наказание, а то и в назидание. Он даже испугается, услышав о возможности столь простого избавления от страданий. Эту идею трудно принять потому, что существуют многочисленные страдания, от которых человеку действительно не избавиться, наряду со многими другими, полностью зависимыми от человеческого воображения. Он не может и не хочет отказаться от них, скажем, от идеи несправедливости и веры в возможность уничтожения несправедливости.

Кроме того, у многих людей нет ничего, кроме отрицательных эмоций. Все их "Я" негативны. Если у них отнять отрицательные эмоции, то они просто развалятся и рассеются, как дым.

А что случилось бы со всей нашей жизнью без отрицательных эмоций? Что произошло бы с тем, что мы называем искусством: театром, драмой, большинством романов?

К сожалению, нет ни малейших шансов на исчезновение отрицательных эмоций. Они могут быть побеждены и могут исчезнуть только с помощью школьного знания и школьных методов. Борьба с отрицательными эмоциями представляет собой составную часть школьной подготовки, и она прямо связана со всей школьной работой.

Каково происхождение отрицательных эмоций, если они искусственны, неестественны и бесполезны? Так как происхождение человека нам неизвестно, мы не можем обсуждать этот вопрос и можем вести речь только о происхождении отрицательных эмоций касательно нас и нашей жизни. Например, наблюдая за детьми, мы видим, как их учат отрицательным эмоциям, как они сами им обучаются путем подражания взрослым и детям постарше.

Если с ранних дней жизни поместить ребенка среди людей без отрицательных эмоций, то у него, вероятно, их не будет совсем, либо их будет столь мало, что их легко будет преодолеть путем правильного воспитания. Но в действительной жизни все случается иначе, и с помощью всех видимых и слышимых им примеров, с помощью чтения, кино и т. п. десятилетний ребенок уже знаком с целой шкалой отрицательных эмоций, может воображать и воспроизводить их и отождествляться с ними наподобие взрослого.

У взрослого отрицательные эмоции поддерживаются постоянным их оправданием и восхвалением в литературе и искусстве, а также его личными оправданиями себя и потворством себе. Даже утомившись от них, мы не верим, что можем от них освободиться.

В действительности наши силы в борьбе с ними значительно более велики, чем мы думаем, в особенности когда мы уже знаем, сколь они опасны и сколь велика необходимость в борьбе с ними. Но мы находим им слишком много смягчающих обстоятельств и плывем по морю жалости к самим себе или эгоизма и готовы считать виновными кого угодно, только не самих себя.

Все только что сказанное показывает, что у нас очень странное положение относительно нашего эмоционального центра. У него нет ни положительной, ни отрицательной части. Большинство отрицательных функций надуманны; подавляющее число людей ни разу в жизни не испытывало подлинных эмоций, столь заняты они все свое время воображаемыми эмоциями.

Таким образом, нельзя сказать, что эмоциональный центр имеет две части, положительную и отрицательную. Мы можем говорить только о наличии приятных и неприятных эмоций и что все, являющиеся на данный момент положительными, могут превратиться в отрицательные при малейшем поводе или без всякого повода.

Такова истинная картина нашей эмоциональной жизни, и, если честно посмотреть на себя, мы должны признать, что до тех пор, пока мы культивируем в себе и восхищаемся всеми этими ядовитыми эмоциями, нам не следует ожидать развития единства, сознания или воли. Если бы такое развитие было возможно, то все отрицательные эмоции вошли бы в наше новое существо и стали постоянными. А это означало бы, что от них нам навеки не освободиться. К счастью для нас, такое случиться не может.

Единственное, что хорошо в нашем нынешнем состоянии, это отсутствие постоянства чего бы то ни было. Если бы что-нибудь из нашего нынешнего состояния сделалось постоянным, это означало бы безумие. Только у сумасшедших есть постоянное Эго.

Между прочим, этот факт избавляет нас от еще одного ложного термина, проникшего в язык сегодняшней психологии из так называемого психоанализа: я имею в виду слово "комплекс". В нашем психологическом устройстве нет ничего, что соответствовало бы идее "комплекса". В психиатрии XIX в. то, что сегодня именуется "комплексом", называлось "навязчивой идеей", а последняя рассматривалась как признак безумия. И это остается совершенно верным.

У нормального человека нет "навязчивых идей", "комплексов" или "пристрастий". Полезно об этом помнить, если кто-нибудь попытается найти у вас комплексы. У нас и так предостаточно дурных черт и наши шансы достаточно малы и без всяких комплексов.

Возвращаясь теперь к вопросу о работе над собой, мы должны спросить, каковы все-таки наши шансы. Нам нужно открыть у себя функции и проявления, которые мы, в известной степени, можем контролировать, и нам нужно упражняться в этом контроле, Стремясь, насколько это возможно, увеличить его. Например, у Нас есть определенный контроль за нашими движениями, и во многих школах, особенно на Востоке, работа над собой начинается с достижения сколь возможно полного контроля над движениями. Но это требует специальной тренировки, очень большого времени, обучения сложной системе упражнений. В условиях современной жизни у нас имеется больший контроль над нашими мыслями и в соответствии с этим есть специальный метод, посредством которого мы можем вести работу по развитию нашего сознания, используя самый послушный нашей воле инструмент, а именно наш ум, или интеллектуальный центр.

Для большей ясности постарайтесь припомнить, что над сознанием у нас нет никакого контроля. Когда я говорил, что мы можем стать более сознательными, что человек может на мгновение стать сознательным, если просто спросить у него, сознателен он или нет, я использовал слова "сознательный" и "сознание" в относительном смысле. Есть множество уровней сознания, и каждый более высокий уровень означает "сознательность" в отношении к низшему уровню. Но если над самим сознанием у нас нет контроля, то мы располагаем известным контролем над нашим мышлением по поводу сознания, и мы можем так строить наше мышление, чтобы приводить к сознанию. Я имею в виду следующее: придавая нашим мыслям направление, которое они имели бы в момент сознания, мы можем тем самым стимулировать сознание.

Теперь попытайтесь мысленно оформить то, что вы заметили, когда старались наблюдать за собой.

Вы заметили три вещи. Во-первых, что вы себя не помните, т. е. вы не отдаете себе отчета о самих себе, когда стараетесь за собой наблюдать. Во-вторых, наблюдение затрудняется непрерывным потоком мыслен, образов, эхом прошлых разговоров, отрывками эмоции, текущих сквозь наш ум и очень часто отвлекающих внимание от наблюдения. И в-третьих, что в то самое мгновение, как вы начали наблюдение над собой, что-то включает в вас воображение, и самонаблюдение, если бы действительно пытаетесь осуществить сто, представляет постоянную борьбу с воображением.

Теперь укажем главный пункт работы над собой. Если кто-то понимает, что все трудности в работе зависят от того, что он не может помнить себя, то он уже знает, что он должен делать.

Он должен пытаться помнить себя.

Для этого нужно вести борьбу с механическими мыслями и воображением.

Если она ведется добросовестно и упорно, то результаты будут налицо в сравнительно краткое время. Но не нужно думать, будто это легкое дело и можно сразу овладеть этой практикой.

Самовоспоминание, так называется эта практика, вещь очень трудная, научиться применять ее нелегко. Самовоспоминание не должно основываться на ожидаемых результатах, иначе можно отождествиться с собственными усилиями. Основанием должно быть понимание того факта, что мы не помним себя, но что в то же самое время мы в силах себя вспомнить, если мы приложим достаточные усилия и правильным образом.

Мы не можем стать сознательными усилием воли, как только нам захочется, так как у нас нет власти над состояниями сознания Но мы можем на короткое время вспомнить себя усилием воли. поскольку над нашими мыслями мы располагаем известным контролем. И если мы начнем вспоминать себя при помощи особого способа мышления, т. е. осознавая, что мы не помним себя, что никто себя не помнит, и понимая все, что это означает, тогда это приведет нас к сознанию.

Вы должны помнить, что нами найдено слабое место в стенах механичности. Таково знание о том, что мы себя не помним, и осознание того, что мы можем постараться помнить себя. Вплоть до этого момента нашей задачей было только изучение себя.

 

Теперь вместе с пониманием необходимости действительных в нас изменении начинается работа.

В дальнейшем вы узнаете, что практика самовоспоминания, связанная с самонаблюдением и с борьбою против воображения, имеет не только психологическое значение. Она изменяет также тончайшие стороны нашего метаболизма и производит определенные химические, лучше было сказать, алхимические последствия в нашем теле. Так что от психологии сегодня мы пришли к алхимии, т. е. к идее трансформации грубых элементов в более тонкие.

 




Популярное


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Случайная новость


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198