Успенский П. Д. СТРАННАЯ ЖИЗНЬ ИВАНА ОСОКИНА. Часть 2. Жизнь (Линга Шарира). Глава 9. Наказанный  

Home Библиотека online Успенский П. Д. Странная жизнь Ивана Осокина Успенский П. Д. СТРАННАЯ ЖИЗНЬ ИВАНА ОСОКИНА. Часть 2. Жизнь (Линга Шарира). Глава 9. Наказанный

Успенский П. Д. СТРАННАЯ ЖИЗНЬ ИВАНА ОСОКИНА. Часть 2. Жизнь (Линга Шарира). Глава 9. Наказанный

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

ГЛАВА 9 

Наказанный

После уроков. Пустой класс. За партой у окна Осокин с книгой. Смеркается.

Осокин закрывает книгу и смотрит перед собой, потом взглядывает на лампу.

— Очевидно, огня мне не дадут, — говорит он. — Ну ладно, посидим в потемках. Но как все это глупо! Боже, как все это глупо! И что же такое, в сущности, вся жизнь, если я ничего не могу изменить. Заведенные часы? Но какой тогда смысл во всем этом? И какой смысл в моей жизни, в моем сидении здесь, в гимназии? Конечно, я не могу заставить себя быть гимназистом, конечно, мне скучно без людей, без жизни... Я держусь за книги и за газеты, чтобы не начать опускаться. Я чувствую, что часто с этими мальчишками я сам становлюсь мальчишкой. Мне страшно за себя. Я точно человек, попавший в глухую провинцию, который старается поддержать внутреннюю связь со столицей, и, чтобы не стать провинциалом, выписывает газеты, журналы, которые собственно совсем не нужны, даже смешны, в его провинции. Да, и у меня все это выходит смешно. Но газеты мне особенно интересно читать, потому что я знаю, что будет. Жалко только, что я много забыл. И в конце концов волшебник прав. Я не только ничего не могу изменить, но и многое начинаю забывать. Даже странно, до какой степени у нас непрочны в памяти разные впечатления. Они сохраняются в памяти только благодаря постоянному повторению. Повторение прекращается, и они исчезают. У меня целый калейдоскоп лиц и событий в памяти, но имена я почти все забыл. Зинаиду я пытался найти, но так и не нашел. Ходить мимо их дома — смешно. Нашел пансион, где она должна учиться. Торчал там две субботы. Но разве ее узнаешь? Выходят сразу толпой. Смеются. И правда это, смешно там стоять, точно я какой-то лицеист. Хотя две мне там очень понравились. Но ни та ни другая не могут быть Зинаидой, обе старше. Крутицкого нет ни в одном из корпусов здесь. Значит, он учится не в Москве. И теперь я, действительно, вспоминаю, что он рассказывал что-то про корпус в Петербурге. Значит, я его могу найти только через три года в юнкерском. Но Зинаида тогда будет уже за границей и вернется только через шесть или семь лет. Ну хорошо, если так, я должен найти ее за границей или ждать здесь. Но нужно, чтобы я не был так беспомощен в момент нашей встречи. Я могу уже кончить университет к тому времени. Тогда все будет совсем иначе. Но ужасно, что я ничего не делаю! Как могло случиться, что я остался на второй год! Потерял год! Еще четыре с половиной года в этих стенах и в этих коридорах! Не знаю, мне кажется, я не выдержу. И главное, я теперь как-то потерял свою цель, и мне просто скучно от того, что я все знаю. А хуже всего то, что и тогда, когда я раньше был в гимназии, мне было так же скучно, потому что и тогда я все знал. Это — ужасно! Мне кажется, что все повторяется, не раз, не два, а уже десятки раз, как какие-то «Дунайские волны» в шарманке. И я все знаю наизусть. А иногда мне кажется наоборот, что ничего не было и что я все придумал. Ни волшебника не было, ни Зинаиды, ни той жизни. Но откуда я мог это все знать, мне неизвестно. Верно во всем этом только одно — мне часто хочется разбить голову о стену от скуки.

 




Популярное