Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 3  

Home Библиотека online Успенский П. Д. Четвертый путь Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 3

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 3

Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 

ГЛАВА III

Самоизучение и улучшение — Состояния сознания и функции — Степени сознательности - Деление функций - Самовоспоминание - Механичность -Изучение функций четырех центров - Подразделение центров - Внимание - Формирующий аппарат - Неправильная работа центров - Четыре вида энергии — Остановка утечек — Отрицательные эмоции — Остановка выражения отрицательных эмоции — Изменение отношении.

В НАСТОЯЩЕЙ СИСТЕМЕ, КОТОРАЯ ИЗУЧАЕТ ЧЕЛОВЕКА КАК НЕЗАВЕРШЕННОЕ СУЩЕСТВО, особое внимание направлено на самоизучение, и в этом смысле понятие самоизучения связано с понятием улучшения. В своем настоящем состоянии мы можем применять очень небольшую часть из наших сил, но изучение развивает их. Самоизучение начинается с изучения состояний сознания. Человек имеет право быть самосознающим, даже такой, какой он есть, без какого-либо изменения. Объективное сознание требует в нем многих изменений, но самосознание он может иметь и теперь. Однако он не получил его, хотя и думает, что имеет его. Как началась эта иллюзия? Почему человек приписывает себе самосознание? Он приписывает его себе вследствие того, что это его законное состояние. Если он не является самосознающим, он живет ниже своего законного уровня, употребляет только одну десятую своих сил. Но пока он приписывает себе то, что является только возможностью, он не будет работать для достижения этого состояния.

По этому поводу возникает следующий вопрос: почему человек не обладает самосознанием, если он имеет для этого все необходимые приспособления и органы? Причиной этого является его сон. Не легко пробудиться, ибо имеется много причин для сна. Часто задают вопрос: все ли люди обладают возможностью пробуждения? Нет, не все: очень немногие способны понять, что они спят, и сделать необходимые усилия для пробуждения. Во-первых, человек должен быть подготовлен, он должен понять свое положение; во-вторых, он должен иметь достаточно энергии и достаточно сильное желание, чтобы быть способным выйти из этого положения.

Во всей этой странной комбинации, являющейся человеком, только одно может быть изменено — это сознание. Но сначала он должен понять, что он машина, — для того, чтобы быть способным затянуть некоторые гайки, ослабить другие и т. д. Он должен изучать; именно здесь начинается возможность изменения. Когда он поймет, что он — машина, и когда узнает кое-что о своей машине, он увидит, что его машина может работать в различных условиях сознания, и поэтому будет стараться дать ей лучшие условия.

Нам говорили в настоящей системе, что человек имеет возможность жить в четырех состояниях сознания, но он живет только в двух. Мы знаем также, что наши функции делятся на четыре категории. Таким образом, мы изучаем четыре категории функций в двух состояниях сознания. В то же время мы понимаем, что случаются проблески сознания, и что нам мешает иметь больше этих проблесков то, что мы не помним себя, что мы спим.

Первое, что необходимо понять при серьезном изучении самого себя, это то, что сознание имеет степени. Вы должны помнить, что вы не проходите от одного состояния к другому, но что они прибавляются одно к другому. Это значит, что если вы находитесь в состоянии сна, то, когда пробуждаетесь, состояние относительного сознания или "бодрствующего" сна прибавляется к состоянию сна; если вы становитесь самосознающим, это прибавляется к состоянию "бодрствующего" сна; а если достигаете состояния объективного сознания, оно прибавляется к состоянию самосознания. Нет резких переходов от одного состояния к другому. Почему нет? Потому что каждое состояние состоит из различных слоев. Как во сне вы можете быть более крепко спящими или менее крепко спящими, так и в состоянии, в котором мы находимся теперь, вы можете быть ближе к самосознанию или дальше от него.

Второй вещью, необходимой при серьезном изучении самого себя, является исследование функций путем наблюдения их, изучение правильного разделения их и распознавания каждой из них отдельно. Каждая функция имеет свою собственную профессию, свою собственную специальность. И каждая должна быть изучена отдельно с учетом ее различия и того, что управляется она своим центром или разумом. Очень полезно думать о наших различных функциях или центрах и представлять себе, что они совершенно независимы. Мы не представляем себе, что в нас имеется четыре независимых существа, четыре независимых разума. Мы всегда пытаемся свести все к одному разуму. Инстинктивный центр может существовать совершенно отдельно от других центров, двигательный и эмоциональный центры могут существовать без интеллектуального. Мы можем представить себе четырех людей, живущих в нас. Один, которого мы называем инстинктивным, есть физический человек. Двигающийся человек также является физическим человеком, но с другими склонностями. Затем имеются сентиментальный, или эмоциональный, человек и теоретический, или интеллектуальный, человек. Если мы посмотрим на себя с этой точки зрения, то нам легче увидеть, где мы совершаем главную ошибку в отношении себя, ибо мы принимаем себя за одного человека и всегда одинакового.

Мы не можем видеть центры, но можем наблюдать функции;

чем больше вы наблюдаете, тем больше материала будете иметь. Это деление функций очень важно. Контроль любой из наших способностей может быть получен только с помощью знания. Каждую функцию можно контролировать, если мы знаем их особенности и скорость.

Наблюдение функций должно быть связано с изучением состояний и степеней сознания. Необходимо ясно понять, что сознание и функции — совершенно различные вещи. Двигаться, думать, чувствовать, иметь ощущения — это функции; они могут работать совершенно независимо от того, сознательны мы или нет; другими словами, они могут работать механически. Быть сознательным — это нечто совершенно другое. Но если мы более сознательны, это немедленно увеличивает остроту наших функций.

Функции можно сравнить с машинами, работающими при различных степенях освещенности. Эти машины таковы, что они способны работать лучше при свете, чем в темноте: чем больше света в каждый момент, тем лучше работают машины. Сознание есть свет, а машины — функции.

Наблюдение функций требует длительной работы. Необходимо найти много примеров каждой из них. При изучении их мы неизбежно увидим, что наша машина работает неправильно; некоторые функции целиком правильны, в то время как другие нежелательны с точки зрения нашей цели. Мы должны иметь цель, в противном случае изучение не дает никаких результатов. Если мы понимаем, что спим, целью является пробуждение; если понимаем, что мы машины, целью является перестать быть машинами. Если мы хотим стать более сознательными, мы должны изучить, что мешает нам вспомнить себя. Таким образом, мы должны ввести некоторую оценку функций с точки зрения того, полезны они или вредны для самовоспоминания.

Итак, имеются две линии изучения: изучение функций наших центров и изучение ненужных или вредных функций. В. Является ли наблюдение методом этого изучения? О. Каждый может найти много вещей на этом пути, и это может подготовить основание для дальнейшего изучения, но это недостаточно само по себе. Путем самонаблюдения человек не может установить наиболее важные деления в себе самом, деления как горизонтальные, так и вертикальные, ибо имеется много различных делений; человек не может узнать различные состояния сознания и отделить свои функции. Человек должен знать главные деления, иначе он будет делать ошибки и не будет знать, что наблюдает.

Человек является очень сложной машиной; в действительности он не машина, но крупная фабрика, состоящая из многих различных машин, работающих с различными скоростями, на различном топливе, в различных условиях. Таким образом, это не только вопрос наблюдения, но и вопрос знания, и человек не может получить это знание из самого себя, ибо природа не сделала это знание инстинктивным — оно должно быть приобретено посредством разума. Инстинктивно человек может знать, что является кислым, сладким и тому подобные вещи, но инстинктивное знание на этом заканчивается. Поэтому человек должен учиться, и он должен учиться у того, кто учился прежде него.

Если вы сделаете серьезное усилие по наблюдению функций в самих себе, вы поймете, что обычно, что бы вы ни делали, что бы ни думали, что бы ни чувствовали, вы не помните себя. Вы не сознаете, что вы присутствуете, что вы находитесь здесь. В то же самое время вы найдете, что, если вы делаете достаточно усилий в течение достаточно продолжительного времени, вы сможете увеличить вашу способность к самовоспоминанию. Вы начнете вспоминать себя более глубоко, начнете вспоминать себя в связи с большим числом идей — идеей сознания, идеей работы, идеей центров, идеей самоизучения.

Но вопрос состоит в том, как вспоминать себя, как сделать себя более сознательным? Первый шаг — понять, что вы несознательны. Когда мы поймем это и будем наблюдать это в течение некоторого времени, мы должны попытаться поймать себя в те моменты, когда мы несознательны и постепенно это сделает нас более сознательными. Это усилие покажет, насколько мы сознательны, так как в обычных условиях жизни очень трудно быть сознательным. Здесь вы ставите себя в искусственные условия, вы думаете о себе: "я сижу здесь" или "я есть я" — и даже тогда, когда совсем не можете делать этого. Но в обычных условиях, когда вы думаете о чем-либо, или говорите, или делаете, все отвлекает вас, и вы не можете вспомнить себя. Это выражение "помнить себя" принято умышленно, ибо в обычном разговоре мы часто говорим "он забыл себя" или "он вспомнил себя вовремя". Мы употребляем это выражение только в отношении к крайним формам отрицательных эмоций, но в действительности мы всегда забываем себя и, за исключением очень редких моментов, никогда не вспоминаем себя вовремя.

В. Является ли самовоспоминание начальным процессом в настоящей системе?

О. Оно является центром начального процесса, и оно должно продолжаться, должно входить во все. Сначала это звучит невероятно, ибо вы можете пытаться вспомнить себя, а затем вы находите, что в течение продолжительных периодов времени это не приходит вам на ум; тогда вы опять начинаете вспоминать об этом. Но усилия такого рода никогда не теряются; кое-что накапливается, и, в определенный момент, когда в обычном состоянии вы были бы полностью отождествлены и погружены в вещи, вы находите, что можете стоять в стороне и контролировать себя. Вы никогда не знаете, когда это будет или как это придет. Вы должны делать только то, что можете - наблюдать себя, изучать и, главным образом, пытаться вспомнить себя; затем в какой-то момент вы увидите результаты.

В. Как начать применять память в смысле самовоспоминания? 0. Самовоспоминание в действительности не связано с памятью;

это просто выражение. Оно означает самоосведомленность или самосознание. Каждый должен сознавать себя. Это начинается с умственного процесса попытки вспомнить себя. Эта способность вспоминать себя должна быть развита, так как в самонаблюдении мы должны пытаться изучать наши функции отдельно одну от другой — интеллектуальную функцию отдельно от эмоциональной, инстинктивную отдельно от двигательной. Это очень важно, но не легко.

В. Имеете ли вы в виду, что мы должны практиковать наблюдение этих различных функций?

О. Да, в некоторые моменты дня мы должны стараться увидеть в себе, что мы думаем, как чувствуем, как движемся и т. д. В одно время вы можете сосредоточиться на интеллектуальной функции, в другое время— на эмоциональной, затем—на инстинктивной или двигательной. Например, попробуйте выяснить, о чем вы думаете, почему вы думаете и как думаете об этом. Попробуйте наблюдать физические ощущения, подобные теплу и холоду, или что вы слышите. Затем, каждый раз, когда вы делаете движение, вы можете увидеть, как двигаетесь, как сидите, как стоите, как прогуливаетесь и т. д. Нелегко отделить инстинктивные функции так как в обычной психологии они смешаны с эмоциональными требуется некоторое время, чтобы поставить их на правильное место.

В. Будет ли какой-либо смысл в нарушении некоторых привычных действий, таких, например, как ложиться спать вечером в определенное время?

О. Механические изменения такого рода могут быть полезны в самом начале самоизучения, но они не могут создать какого-либо постоянного влияния. Они могут помочь вам увидеть нечто, что вы не увидели бы иным путем, но, сами по себе, они не могут создать какого-либо изменения. Изменение должно начинаться изнутри, с изменения сознания, с момента, когда вы начинаете вспоминать себя, или даже раньше, когда начинаете представлять себе возможность самовоспоминания, и это является действительно важным. Только, к сожалению, часто случается, что люди начинают хорошо, затем теряют линию усилий.

В. Наблюдение механичности ухудшает ли механичность? Я подразумеваю физическую работу.

О. Без работы над сознанием все стороны нашего "я", которые могут быть сознательными, будут становиться более и более механическими. Только очень однообразная работа без каких-либо изменений полностью механична. Если работа является несколько более сложной, тогда чем более она механична, тем она хуже. Ни в какой работе механичность не является полезной — каждый должен приспособляться, изменять методы, чтобы хорошо работать, и для этого каждый должен сознавать, что он делает. Быть умелым в физической работе не означает механичности. Тренировка не делает нас более механическими. Быть опытным человеком значит быть смышленым в отношении работы.

В. Двигательный и инстинктивный центры, по-видимому, работают более равномерно и нормально, чем интеллектуальный и эмоциональный. Почему это так?

О. Потому что в противном случае люди пойдут налево вместо того, чтобы идти направо, и никогда не достигнут того места, куда хотят прийти. И если бы инстинктивный центр был подобен интеллектуальному и эмоциональному центрам, какими они являются в настоящее время, человек скоро отравил бы себя. Некоторая степень нормальности обязательна для инстинктивного и двигательного центров. Другие центры могут сходить с ума без непосредственного вреда.

Чтобы понять механичность человека, очень полезно учиться думать о нем как о машине, изучать функции этой машины и понять главные деления функций не только вообще, не только в теории, но изучать их в их деятельности, изучать, как они работают. Это деление на четыре функции является только предварительным делением, так как каждая из них снова подразделяется. Все это должно быть изучено и понято путем наблюдения, ибо теоретическое изучение не дает того же результата, не ведет к тем же заключениям, не показывает той же истины. Например, очень мало систем признают существование инстинктивного центра, или инстинктивного разума, и я не слышал, чтобы хоть одна система признавала существование независимого двигательного разума. И все-таки двигательный разум играет очень важную роль в нашей жизни, поэтому отсутствие такого деления в значительной степени портит результаты обычного наблюдения человека, особенно в современной психологии, ибо, поскольку этот факт не признается, многим вещам приписывается ложное происхождение. Двигательный центр очень важен для изучения и наблюдения, ибо он имеет другие функции, кроме движения в пространстве, такие, например, как подражание, которое является очень важной функцией в человеке № 1. Кроме того, двигательный центр управляет также снами, и не только снами ночью, но снами в бодрствующем состоянии — мечтами. А так как большая часть вашей жизни проходит либо в действительных снах, либо в мечтах, изучение двигательной функции является наиболее важным. Мы думаем, что более важными являются интеллектуальная и эмоциональная стороны, но в действительности большая часть нашей жизни управляется инстинктивным и двигательным разумами. Поэтому двигательный центр имеет много полезных и много бесполезных функций.

В. Имеется ли связь между механическим поведением и двигательным центром?

О. Нет, двигательный центр означает только разум, законной функцией которого является управление движениями. Поэтому "двигательный" и "механический" — не одно и то же. Каждый центр может быть механическим, каждая функция может быть более механической или менее механической, более сознательной или менее сознательной. Несомненно, в нас имеются некоторые механические процессы, для которых нет необходимости становиться сознательным, например, физиологические процессы, которые приспосабливаются и управляются их собственным разумом. Но наши действия как целого, как в отношении к самим себе, так и к другим людям, могут стать вредными, если они предоставлены самим себе.

В. Всегда ли разговор является механическим? Я часто говорю прежде, чем у меня есть время остановить его.

О. В большинстве случаев. Это одна из первых вещей, которую каждый должен наблюдать и бороться с ней. Очень трудно наблюдать и трудно бороться с ней, но это должно быть сделано.

В. Я привык думать, что путем разговора о моих наблюдениях я формулирую их. Но теперь, я чувствую, имеется опасность, что наблюдение испаряется в разговоре.

О. Может быть очень различный разговор; вы можете говорить ради разговора или можете заставлять себя говорить с усилием. Разговор может быть пробуждением, и он может быть сном.

В. Можете ли вы рассказать о каком-нибудь способе создания больших усилий для наблюдения?

О. Если вы поставите себя в более трудное положение, например, если примете непривычную позу, вы не будете способны остановить наблюдение. Мы не наблюдаем себя, так как жизнь слишком легка. Если вы голодны, замерзли, устали, вы будете наблюдать себя. Но при цивилизации нет сильных физических ощущений. Мы сглаживаем все вещи, прежде чем они достигают той степени, которая заставит нас наблюдать.

В. Является ли это тем родом наблюдения, которое вы рекомендуете нам практиковать? Я полагал, что это наблюдение наших внутренних состояний.

О. Все полезно. Изучение машины так же необходимо, как и изучение психологической стороны. Вы не можете изучать одну сторону без изучения другой. Мы должны знать, как работает машина.

В. Откуда вы знаете, сколько имеется центров?

О. Путем наблюдения. Обычным путем вы можете наблюдать четыре различных функции, которые, очевидно, идут из различных источников, управляемых различными принципами. Самонаблюдение показывает это совершенно ясно, и спустя некоторое время вы не будете путать их.

В. Почему современные психологи не приходят к такому заключению?

О. Потому что они не знают об этом. Такое деление центров выглядит очень просто, однако тот факт, что оно не известно, показывает, что обычный ум не может обнаружить этого. Обычный ум, если вы возьмете существующую психологию, чувствует нечто различное, но не может определенно сказать, что есть что. Эта идея идет из школ, точно так же, как идея о четырех состояниях сознания. Вы можете найти эту идею в литературе, но описание ее совершенно иное; таким образом, она снова идет из школ и должна быть объяснена устно. Некоторые вещи описаны в книгах, другие никогда не могут быть правильно описаны.

В. Таким образом, идея центров является старой идеей?

О. Она очень стара, но мы не можем открыть ее до тех пор, пока нам не скажут о ней. Если нам скажут, мы можем понаблюдать себя и найти, что это верно, но сами по себе мы не можем обнаружить ее. Факты доказывают это, ибо она не была обнаружена.

В. Где расположены центры?

О. Это не имеет значения, так как каждый центр занимает все тело. Нет ни одной клеточки в нашем теле, которая не управлялась бы всеми центрами. Это не следует принимать слишком буквально, например, вы не можете сказать, что интеллект управляет каждой клеточкой, так что имеются ограничения, но, вообще говоря, каждый центр управляет всем-телом различным путем. Мы не можем знать физическую сторону путем обычного наблюдения, однако можем изучать функции, и это дает весь материал, который необходим.

В. Значит человек может наблюдать интеллектом? О. Вы не можете делать ничего другого; это единственная часть нас, которая находится до некоторой степени под нашим контролем, поэтому мы можем применять ум для наблюдения. Позже, возможно, вы сможете тренировать другое центры, чтобы делать наблюдения, но на это потребуется время. Разумеется, другие центры не должны быть помехой. Например, если вы отождествляете себя эмоционально с чем-либо, это будет препятствовать вашему наблюдению; вы хотите думать об одном, но отождествление будет постоянно приносить вам другие мысли, другие ассоциации. В течение длительного времени мы должны работать из интеллектуального центра, но в то же время мы должны понять, что не можем пойти с ним далеко, так как он имеет определенные пределы;

он проведет вас до определенного пункта, после которого вы не сможете идти дальше, если не примените эмоциональный центр. Но эмоциональный центр должен быть сначала натренирован. Вы должны учиться не выражать отрицательные эмоции, и только если вы делаете это в течение достаточно продолжительного времени, то вами могут быть получены дальнейшие объяснения.

В. Нельзя позволять своим эмоциям руководить без вмешательства интеллекта, не так ли?

О. Мы могли бы позволить, если бы были в нормальном состоянии, а так мы не знаем, куда они нас заведут. Нет гарантии, что они, поведут нас тем путем, которым мы хотим идти, — мы можем стремиться попасть в одно место, а наши эмоции заведут нас в другое.

В. Должны ли эмоции развивать свой собственный разум? О. Я вполне согласен с вами, но что это значит? Это значит, прежде всего, что вы должны учиться контролировать выражение всех неприятных эмоций; только тогда вы сможете эмоционально знать, что делать дальше.

В. Вы говорите, что мыслительные и эмоциональные функции совершенно разделены. Не трудно ли вам сказать, в чем разница?

О. Нет, это совсем не трудно, необходимо только немного терпения и наблюдения; спустя некоторое время вы увидите совершенно ясно, что такое мышление и что такое ощущение. В. Часто ли три центра работают одновременно? О. Да, но "одновременно" может иметь различные значения. Они работают над одним и тем же предметом очень редко. Все четыре функции могут работать и работают одновременно, но они могут работать над различными вещами. Примером одновременной работы всех четырех функций над одним и тем же предметом могло бы быть творчество.

Вследствие своей одновременной работы центры часто становятся очень смешанными, тем не менее их можно различить. Это есть начало самонаблюдения и самопонимания: мы должны понять различные функции и затем начать разделять их.

В. Почему двигательный центр может остановить воображение? Например, я нахожу, что садоводство или любая физическая работа помогают остановить его.

О. Это значит, что один и тот же центр занят и воображением, и садоводством. Это только доказывает, что воображение есть функция двигательного центра.

В. Я не могу понять важности такого деления центров.

О. Очень важно видеть, что наш разум разделен на четыре разума, что в нас нет единства, что четыре разума, или функции, совершенно различны. Одно это дает нам другую картину самих себя.

В. Как можно различать эмоции и инстинкт?

О. Это очень важный вопрос, и он должен быть решен собственным наблюдением и изучением. Инстинктивные эмоции всегда связаны с чем-либо физическим. Так как современная психология не разделяет инстинктивные эмоции от других эмоций, имеется некоторая трудность в понимании разницы. Но когда вы знаете, что они различны, их возможно различить друг от друга.

В. Имеется ли что-нибудь, что может управлять непослушными органами или клетками?

О. Да, инстинктивный центр. Вы думаете, что мы проживем полчаса, если инстинктивный центр не работает? Он знает правильную и неправильную работу каждого органа. Он всегда старается заставить их работать правильно. Мы думаем, что органы работают сами по себе — это воображение. Они управляются инстинктивным центром. Это есть "инстинкт" в действительном смысле по отношению к человеку.

В. Имеет ли качество интеллекта какое-либо отношение к приобретению сознания?

О. Да, потому что мы должны начинать с интеллекта. Наш интеллектуальный центр лучше развит или больше находится под своим собственным контролем. Эмоциональный центр более безответственен. Поэтому, так как в нашем владении, в основном, находится интеллектуальный центр, мы должны применять его до тех пор, пока мы либо не станем более сознательными, либо не научимся применять более эффективно другие функции и управлять ими лучше, чем делаем это теперь. В настоящее время мы не имеем контроля над инстинктивной и эмоциональной функциями и имеем минимальный контроль над двигательной функцией. Ими двигают внешние влияния. Мы не можем быть довольными или сердиться без причины, а причина означает нечто внешнее. Позднее работа должна быть в эмоциональном центре, так как главная энергия находится в нем. Интеллектуальный центр является только вспомогательным, но в настоящее время он — это все, что мы имеем.

Я хочу сказать вам несколько больше о центрах, это поможет вам понять ситуацию. Некоторые центры делятся на две половины — положительную и отрицательную. Это деление очень ясно в интеллектуальном и инстинктивном центрах. В интеллектуальном центре это есть "да" и "нет", утверждение и отрицание. Вся работа интеллектуального центра состоит из сравнения. Деление в инстинктивном центре вполне очевидно: наслаждение — боль. Вся инстинктивная жизнь управляется этим. С первого взгляда кажется, что эмоциональный центр также состоит из двух половин — приятных и неприятных эмоций. Но в действительности это не так. Все наши страстные и гнетущие эмоции и, вообще, большая часть нашего умственного страдания имеют один и тот же характер — это неестественно для нашего организма. Наш организм не имеет центра для этих отрицательных эмоций; они работают с помощью искусственного центра. Этот искусственный центр — род опухоли — создается постепенно в нас с раннего детства, ибо ребенок растет в окружении людей с отрицательными эмоциями и подражает им.

В. Разве инстинктивные эмоции не отрицательны?

О. Они могут быть отрицательны, но они законны. Все они полезны. Отрицательная половина инстинктивного центра является сторожем, предупреждающим нас об опасности. В эмоциональном центре отрицательные эмоции очень вредны.

Далее, каждая половина центра делится на три части: интеллектуальную часть, эмоциональную часть и двигательную, или механическую, часть. Двигательная часть каждого центра является наиболее механической и наиболее часто применяемой. Обычно мы применяем только механические части центров. Даже эмоциональные части применяются только изредка; что же касается интеллектуальных частей, то они очень редко применяются в обычных условиях. Это показывает, как мы ограничиваем себя, как мы применяем только малую, самую слабую часть нашего организма.

Очень легко различить эти три части, когда мы начинаем наблюдать себя. Механические части не требуют внимания. Эмоциональные части требуют сильного интереса или отождествления, внимания без усилия или стремления, ибо внимание привлекается и сохраняется путем притяжения самого предмета. А в интеллектуальных частях вы должны управлять вашим вниманием.

Когда вы привыкнете управлять вниманием, вы сразу увидите, что я имею в виду. Сначала характер действия покажет вам, какой центр внутри вас, а затем наблюдение внимания покажет вам часть центра.

Особенно важно наблюдать эмоциональные части и изучать вещи, которые привлекают и удерживают внимание, так как они вырабатывают воображение. Изучение внимания является очень важной частью самоизучения, и если вы начнете наблюдать это деление центров на части в дополнение к делению на сами центры, это даст вам возможность различать более мелкие детали и поможет вам изучить внимание.

В. Возможно ли для нас таких, какими мы являемся, уделить внимание чему-либо без отождествления?

О. Несомненно. Только вы должны различать внимание от отождествления. Внимание может быть управляемо, отождествление является механическим.

В. Не сказали ли вы, что мы имеем три рода внимания?

О. Нет. Внимание одно, нет другого внимания. Но иногда вы можете действовать без внимания — вы можете делать многие вещи, даже нормальные, логические вещи безо всякого внимания. В других случаях внимание привлекается и сохраняется путем притяжения самой вещи, а в третьем случае внимание является управляемым.

В. Я нахожу, что если я управляю моим вниманием даже в течение короткого времени, я не могу воображать.

О. Совершенно верно, так как воображение продолжается в механических частях центров, без внимания. Если внимание на чем-то сосредоточено, воображение останавливается.

В. Разве управлять вниманием может только тот, кто помнит себя?

О. Это более или менее одинаково, но в то же самое время управляемое внимание возможно в обычной жизни. Иногда люди могут управлять своим вниманием и выполнять интересную работу, ничего не зная о самовоспоминании. Хотя управляемое внимание очень близко к самовоспоминанию, все же между ними имеется разница. Внимание может быть только в одном центре, в то время как самовоспоминание требует работы трех или даже четырех центров.

В. Не очень ли легко для управляемого внимания стать отождествлением?

О. Нет, они совершенно различны. Одно представляет собой максимум контроля, другое — минимум контроля. В отождествлении нет возможности для контроля.

В. Можно ли подтолкнуть интеллектуальный центр к работе?

О. Развивайте внимание. Вы увидите тогда, что это дает различные результаты. Думайте со вниманием. Не позволяйте себе думать механически. Механическое мышление преобразуется в воображение.

В. Какая разница между сознательной и умышленной работой?

О. Мы не можем говорить о сознательной работе, так как мы не сознательны. Что касается умышленной работы — если вы совершаете какую-то работу и должны уделять ей свое внимание, то, даже не замечая этого, часть вашего усилия будет связана с сохранением внимания на том, что вы делаете. Но если она становится совершенно механической, то в этом случае вы можете думать о чем-либо еще, тем не менее ваши руки будут по-прежнему совершать ее. Это будет механическая часть центра. Если ваша работа требует постоянного размышления, изобретательности, приспособления, вы должны работать с интеллектуальными частями.

Механическая часть интеллектуального центра имеет специальное название. Иногда о ней говорят как об особом центре, и в этом случае он называется формирующим центром, или формирующим аппаратом. Большинство людей используют только эту часть; они никогда не используют лучшие части интеллектуального центра. Но идеи настоящей системы или подобные же идеи вообще не могут быть поняты формирующим аппаратом. Формирующий аппарат имеет определенные пределы. Одной из его особенностей является то, что он сравнивает только две вещи, как будто на какой-то особой границе существуют только две вещи. Затем, формирующий центр любит мыслить в крайностях; например, либо он знает все, либо не знает ничего. Другая его особенность — немедленно искать противоположное. Вы можете отыскать много примеров формирующего мышления. Например, если я говорю, что вы должны сделать это или должны сделать то, люди отвечают:

"Но вы сказали, что мы не можем делать!" Если я говорю, что это требует силы воли, они отвечают: "Каким образом, если мы не имеем воли?" Если я говорю о бытии более сознательном или менее сознательном, люди возражают: "Но мы не имеем сознания!" Все это примеры формирующего мышления.

В. Можете ли вы дать пример правильно применяемого формирующего аппарата?

О. Если интеллектуальный центр работает нормально, то есть, если другие части выполняют свою работу, формирующий центр совершает свою работу вполне правильно. Это регистрирующий аппарат. Мы озабочены только его неправильной работой. Это относится не только к формирующему аппарату, но ко всем механическим частям центров Только когда они начинают работать неправильно, они становятся опасными. Поэтому нет необходимости беспокоиться об их правильной работе; беспокойство должно быть направлено на ликвидацию их неправильной работы. Механическая часть эмоционального центра хочет выполнять работу высшей части;

то же происходит с формирующим центром — он хочет выполнять работу интеллектуального центра, и в результате двигательная часть центра включает в себя всю интеллектуальную жизнь обычного человека.

В. Как вы рассматриваете людей, изредка бывающих в высших частях центра? У человека могут быть иногда идеи.

О. Некоторые комбинации идей могут "случаться", но мы хотим контроля, а не объяснения вещей, которые случаются сами собой. Все может случиться один или два раза, но это не имеет никакой практической ценности или значения, точно так же, как можно найти один или два раза деньги на улице, но жить на них невозможно.

В. Я не понимаю, какое механическое действие имеется в виду, так как человек расходует половину своей жизни, делая что-то механически. Например — пишет. Должно ли все это быть уничтожено?

О. Это двигательный центр. Я не имею его в виду. Многие вещи являются механическими и должны остаться механическими. Но механические мысли, механические чувства — вот что должно быть изучено и может, и должно быть изменено Механическое мышление не стоит ни гроша. Вы можете думать о многих вещах механически, но вы ничего не получите из этого. Механическим путем вы можете применить только малую часть вашего интеллектуального центра — формирующий аппарат, и на это не стоит тратить ваше время.

Имеется одна вещь, которую вы должны понять о частях центров, и это то, что интеллектуальные части отличаются значительно меньше одна от другой, чем другие части. Это деление на интеллектуальную, эмоциональную и двигательную части очень ясно и резко определено в низших частях центров, но оно становится значительно менее очевидным в высших частях.

В. Смешиваются ли друг с другом только различные центры, или одна часть центра может смешаться с другой частью этого же центра?

О. Может быть и то, и другое. Допустим, что вы работаете с двигательным центром — тогда может вмешаться инстинктивный или эмоциональный центр, или другая часть двигательного центра. Или, если вы чувствуете себя в одном центре, а затем начинаете говорить, вы переходите в другой центр и даже можете забыть, что хотели сказать.

В. Составляет ли сумма интеллектуальных частей различных центров интеллектуальный центр или они являются отдельными?

О. Нет, все они могут работать отдельно, но, конечно, если бы человек мог управлять интеллектуальными частями всех центров и заставить их работать совместно, это был бы путь к высшим центрам. Интеллектуальные части сами по себе не составляют ни один из центров, но их объединенная работа будет лучше, чем та, которую они совершают по отдельности.

В. Ослабляет ли работа над собой функции механических частей центров?

О. Она будет ослаблять функции механических частей в том смысле, что она будет уменьшать механичность там, где полезны внимание и сознание. Механические части будут выполнять свою собственную работу, для которой они предназначены, и, возможно, выполнять ее лучше, чем в настоящее время, ибо теперь они слишком заняты вещами, которые к ним не относятся. Это даст возможность работать лучшим частям центров.

В. Должна ли механичность рассматриваться как факт для наблюдения или как зло, с которым надо бороться?

О. Видите ли, вы никогда не поймете механичность, если вы говорите таким образом. Но когда вы видите или отыскиваете в своей памяти, как можете совершенно механически выполнять большинство отвратительных вещей, о которых позже не можете понять, как могли их делать, тогда вы узнаете, что такое механичность. Всю нашу жизнь мы совершаем механически то, чего никогда не сделали бы сознательно. Это то, что мы должны понять. Если мы рассмотрим нашу жизнь год за годом, месяц за месяцем, то мы увидим в нашей жизни поступки, которые мы не совершили бы, если бы были сознательными, и те поступки, которые мы не совершили в своей жизни также по причине своей несознательности. Это есть путь к размышлению о механичности.

В. Является ли формулирование соответствующей функцией интеллектуального центра?

О. Совершенно верно. Могут быть различные степени, но в настоящее время мы можем говорить только о формулировке и формировании. В этой связи важно понять правильное значение слова "формирующий". Имеются два метода умственных заключений: "формирование" и "формулирование". "Формирование" есть заключение, достигнутое путем наименьшего сопротивления, избегающее трудности. Это легче, так как это делается само собой — готовые фразы, готовые мнения, подобные штампу. Обычно этого мышления недостаточно, за исключением наипростейших случаев. "Формулирование" есть заключение, достигнутое на основе всего доступного материала; оно требует усилия, но оно означает наилучшее, что мы можем сделать.

В. Разве мы можем формулировать? Ведь "я" будут искажать факты?

О. Они будут искажать формулирование. Необходимо научиться отличать формулирование от формирования. Формирование является, так сказать, быстрым взглядом, иногда совершенно ошибочным, а формулирование, как я сказал, — это когда вы собираете все, что знаете о данном предмете, и пытаетесь сделать некоторый вывод.

В. Почему я иногда нахожу лекции интересными, а иногда нет?

О. Потому что вы находитесь в различных центрах. В одном центре вы можете быть заинтересованы, в другом центре вы не являетесь заинтересованными. Допустим, вы находитесь в инстинктивном центре; он не может быть заинтересован в эзотерических идеях, он интересуется пищей и связанными с ней вещами. Но если вы находитесь в интеллектуальном или частично в эмоциональном центре, вы можете быть заинтересованы. Вы знаете, что мы имеем четыре комнаты в нашем доме, и в зависимости от того, в какой комнате мы находимся, мы либо интересуемся, либо не интересуемся чем-то.

В. Мне кажется, что когда человек печатает на машинке простой текст, то он делает это быстрее, чем в случае работы с каким-нибудь сложным, интеллектуальным текстом.

О. Потому что во втором случае работают два центра. Сложная работа нуждается в двух центрах. Но даже в простом копировании участвует интеллектуальный центр. Двигательному центру нельзя много доверять; он управляет воображением и мечтами. Поэтому, когда он работает, интеллектуальный центр бодрствует. Если человек работает только с двигательным центром, то он наполовину спит. Всякое сотрудничество центров является в некоторой степени пробуждением. Что значит впадение в сон? Разобщение центров.

В. Речью управляют два центра, не так ли?

О. Даже больше. Вообще она частично инстинктивна, частично двигательна, частично интеллектуальна и может быть эмоциональной, так что она может включать все четыре функции.

В. Является ли интеллектуальная часть каждого отдельного центра лучшей частью, той, которую следует развивать и поддерживать в отличие от эмоциональной и механической частей каждого центра?

О. Все части одинаково необходимы, но каждая часть должна выполнять свою собственную работу. Части не являются неправильными, каждая из них имеет свою собственную функцию, но если они замещают друг друга, то их работа становится неправильной.

Как вы видите, идея о том, что мы не используем весь наш мозг, но только часть его, не нова, но психологические системы не объясняют, что именно мы не используем. Части центров не находятся на одном и том же уровне — они являются различными машинами. Настоящая система дает нам настоящую анатомию нашего мозга и вообще всей нашей мыслительной способности. И это очень важный пункт, так что, если человек начнет наблюдать себя с точки зрения внимания, он сможет изучить различные значения своих умственных процессов. Таков ключ к этим машинам.

В. Какая разница между двигательной частью интеллектуального центра и интеллектуальной частью двигательного центра?

О. Они совершенно различны. Интеллектуальная часть двигательного центра может управлять всеми нашими наиболее сложными движениями. Например, когда мы должны изобретать новые движения. Допустим, что некий человек изобрел очень сложную машину, или работает с очень трудной машиной, или выполняет очень усложненную ручную работу, которая требует постоянного внимания или даже постоянного самовоспоминания для того, чтобы не разрушить какую-то вещь; это была бы работа интеллектуальной части двигательного центра.

А двигательная часть интеллектуального центра является регистрирующим или формирующим аппаратом — карточно-указательной системой в мозгу. Она весьма полезна на своем месте, но она применяется для ошибочных целей. Предположим, что кто-то швырнул эти карточки в воздух и пытается сделать выводы, основываясь на том, как они падают вниз; это было бы ошибочной работой формирующего аппарата — это то, что мы обычно делаем.

В. Когда вы говорили о регулировании, подразумевали ли вы попытку заставить центры работать лучше? Что приведет их к этой лучшей работе?

О. Вся работа над собой — самоизучение, самопознание, самовоспоминание. Сначала мы должны узнать машину, а затем должны научиться управлять ею. Мы должны исправлять функции таким образом, чтобы каждая выполняла свою собственную законную работу. Большая часть вашей деятельности состоит в том, что один центр выполняет работу другого центра. Наша неспособность достичь нашего нормального уровня лежит в нашей неспособности заставить наши центры работать правильно. Многие необъяснимые вещи, которые мы наблюдаем, происходят вследствие ошибочной работы центров.

В. Означает ли ошибочная работа центров столкновения одного центра с другим?

О. Имеется две формы ошибочной работы центров. Либо они сталкиваются друг с другом, то есть один работает вместо другого, либо один центр берет энергию от другого. Иногда центры должны работать друг для друга. Если, по какой-либо причине, один из центров перестает работать, машина перестраивается таким образом, что другой центр может продолжать какое-то время свою работу для того, чтобы исключить остановку. Первоначальная идея такого переустройства совершенно правильна, но в жизни она стала причиной умственных и физических расстройств, так как один центр не может работать соответствующим образом за другой. И в состоянии отождествления центры любят совершать чужую работу вместо своей собственной. Это становится плохой привычкой, и, путем смешивания функций, центры начинают смешивать энергии, пытаясь получить более могущественные энергии, для которых они не приспособлены.

В. Мне трудно увидеть примеры неправильной работы центров. Единственным моим наблюдением является то, что я часто испытываю ощущение излишнего волнения.

О. Вы можете видеть примеры, когда люди становятся излишне эмоциональными в отношении к тому, что было бы сделано гораздо лучше безо всяких эмоций.

В. Как можно остановить столкновение функций?

О. В настоящее время наши функции обусловлены нашим состоянием сознания. Имеется небольшая вариация: мы можем быть немного более сознательными, чем мы являемся, — немного более или значительно менее. Это влияет на функции, так как, если вы более пробудились, функции производят лучшие результаты, но если вы более сонные, они производят худшие результаты. Это мы в состоянии наблюдать. Но, как принцип, мы должны понять, что функции и состояния сознания независимы друг от друга и существуют сами по себе. Состояние сознания воздействует на функции, и возросшее сознание будет создавать новые функции. В итоге истинное пробуждение создаст новые функции, которых мы в настоящее время не имеем.

В. Является ли совершенное регулирование четырех центров целью, к которой следует стремиться?

О. Да, это отправной пункт. После этого человек может думать о создании высших состояний сознания — о сознательном состоянии самого себя, а затем о сознательном состоянии вещей вне себя. Это будет соответствовать работе высших центров.

Один центр не может быть улучшен сам по себе. Все центры должны быть улучшены и должны прийти к нормальной работе. Как вы видите, человеческая машина сделана очень искусно, и все в ней может быть употреблено для одной и той же цели. Но на обычном уровне работа центров не вполне скоординирована, они живут слишком независимо, и в то же время они мешают друг другу и используют энергию друг друга.

Каждый центр приспосабливается к работе с определенным видом энергии и получает как раз то, в чем он нуждается; но все центры крадут друг у друга, и таким образом центр, работающий на более высокой энергии, сокращается для работы с более низкой энергией, а центр, способный работать с менее мощной энергией, использует более мощную, для него взрывчатую энергию. Так работает машина в настоящее время. Представим себе несколько печей: одна должна работать на сырой нефти, другая — на дровяном топливе, третья — на бензине. Допустим, что в одну, предназначенную для дров, подан бензин: мы ничего не можем ожидать, кроме взрывов. А затем представим печь, предназначенную для бензина, и вы увидите, что она не может работать соответствующим образом на дровах или угле.

Мы должны различать четыре энергии, работающие через нас:

физическая, или механическая, например, передвижение этого стола; жизненная энергия, которая заставляет тело поглощать пищу, восстанавливать ткани и т. д.; психическая, или умственная, с которой работают центры, и наиболее важная из всех — энергия сознания.

Энергия сознания не признается психологией и научными школами. Сознание рассматривается как часть психических функций. Другие школы целиком отрицают сознание и все рассматривают как механическое. Некоторые школы отрицают существование жизненной энергии. Но жизненная энергия отлична от механической энергии, и живая материя может быть создана только от живой материи. Всякое развитие происходит от жизненной энергии. Психическая энергия есть энергия, с которой работают центры. Они могут работать с сознанием или без сознания, но результаты их работы будут различны, хотя и не настолько, чтобы легко заметить это со стороны. Человек может знать сознание только в себе.

Для каждой мысли, чувства или действия, или для сознательного состояния мы должны иметь соответствующую энергию. Если мы не получили ее, мы опускаемся и работаем с низшей энергией, ведущей только животную или растительную жизнь. Затем мы снова накапливаем энергию, снова имеем мысли, можем опять быть сознательными в течение короткого времени.

Даже огромное количество физической энергии не может создать

мысль. Для мысли необходима особая, более сильная энергия. А сознание требует еще более быстрой, более взрывной энергии.

В. Если никакое количество психической энергии не может создать сознательной энергии, то какая разница в том, насколько много психической энергии я применяю?

О. Вы нуждаетесь в психической энергии в совершенно иных целях. Например, вы должны думать с психической энергией.

В. Я нахожу, что попытка сохранить внимание неподвижным отнимает большое количество энергии. Означает ли это, что я делаю это неправильно?

О. Нет, вы должны применять энергию, чтобы сохранить внимание. Это работа, а работа требует энергии, хотя, с другой стороны, она сберегает энергию—она сберегает растрату энергии в другом направлении. Если вы делаете вещи без внимания, это будет означать значительно большую потерю.

В. Почему так трудно контролировать внимание?

О. Недостаток привычки. Мы слишком привыкли позволять вещам случаться. Когда мы хотим контролировать внимание или еще что-либо, мы находим это трудным, так же, как трудна физическая работа, если мы не привыкли к ней.

В. Почему моменты сознания бывают столь редки? Является

ли это вопросом энергии?

О. Нет топлива. Если вы не имеете электричества или если имеете карманный фонарь с плохой батареей, вы можете иметь вспышку и ничего больше. Сознание есть свет, свет есть результат некоторой энергии; если нет энергии, нет никакого света.

В. Находится ли секрет развития сознания в сохранении и контроле энергии?

О. Нет, не только, хотя сохранение и увеличение энергии очень важно. Но энергии самой по себе недостаточно; человек должен знать, как ее контролировать. Энергия является механической стороной сознания. Мы не можем начать с идеи контроля. Чтобы контролировать одну маленькую вещь, мы должны знать всю машину. Во-первых, мы должны остановить потерю энергии;

во-вторых, собрать ее путем самовоспоминания; затем все отрегулировать. Мы не можем начинать каким-либо другим путем.

В. Можно ли запастись энергией?

О. Да, можно, если вы способны сохранить ее. Но вопрос заключается не в том, чтобы запасать, а в том, чтобы не терять. Мы имели бы достаточно энергии для всего, что мы хотим делать, если бы не теряли ее на ненужные вещи. Например, причиной того, что мы столь формирующи, является то, что мы слишком тупы, мы недостаточно чувствуем. Мы думаем, что мы чувствуем, но это иллюзия. А причиной, почему мы столь мало чувствуем, является то, что мы не имеем энергии, доступной для эмоционального центра.

Об утечках энергии уже говорилось, но хуже всего является выражение отрицательных эмоций. Если вы сможете остановить выражение отрицательных эмоций, вы будете сберегать энергию и никогда не будете чувствовать ее недостаток.

Мы можем надеяться стать сознательными, только если применим правильно энергию, которую в настоящее время применяем неправильно. Машина может производить достаточно энергии, но вы можете растратить ее на состояние гнева, или раздражения, или чего-то подобного этому, и тогда ее остается очень мало. Нормальный организм производит вполне достаточно энергии не только для всех центров, но также для запаса. Производительность вполне правильная, но расход неверен. Эти утечки должны быть изучены, так как с некоторого рода утечками не имеет смысла идти дальше, до тех пор, пока они не остановлены, так как чем больше мы накапливаем энергии, тем больше ее утекает. Это похоже на вливание воды в сито. Некоторые отрицательные эмоции производят точно такие же утечки. В определенных ситуациях некоторые люди проходят через целый ряд отрицательных эмоций, столь привычных, что они даже не замечают их. Это может занять только пять минут или пять секунд, но это может быть достаточным, чтобы израсходовать всю энергию, которую их организм произвел в течение двадцати четырех часов.

Я хочу особенно привлечь ваше внимание к этой идее отрицательной эмоции. Это второй действительно важный пункт; первый относился к сознанию — что мы несознательны и что можем стать сознательными. Необходимо понять, что нет ни одной отрицательной эмоции, полезной хоть в каком-либо смысле. Все отрицательные эмоции являются признаком слабости. Затем мы должны понять, что можем бороться с ними; они могут быть побеждены и разрушены, ибо для них не существует центра. Если бы они обладали настоящим центром, так же как инстинктивные эмоции, у нас не было бы шанса; мы бы оставались навсегда во власти отрицательных эмоций. Это счастье для нас, что для них нет центра; это работает искусственный центр, и этот искусственный центр может быть уничтожен. Когда это произойдет, мы будем чувствовать себя значительно лучше. Даже осознание того, что это возможно, очень важно. "Но у нас есть много убеждений, предрассудков и даже принципов, касающихся отрицательных эмоций, поэтому очень трудно отделаться от идеи, что они необходимы. Попытайтесь подумать об этом, и если у вас есть какие-либо вопросы, я отвечу на них.

В. Вы сказали, что мы не имеем положительных эмоций? О. Мы не имеем положительных эмоций; мы называем положительной только ту эмоцию, которая не может стать отрицательной; а все наши эмоции, даже самые лучшие, которые мы можем иметь в нашем состоянии, могут стать отрицательными в любой момент. Наши эмоции по своему объему слишком малы для положительных эмоций. Положительные эмоции включают в себя очень многое, в то время как наши эмоции очень ограничены. Поэтому в настоящее время мы не имеем никаких положительных эмоций, но имеем отрицательные.

В. А если мы освободимся от отрицательных эмоций? О. Тогда мы сможем иметь положительные эмоции. Некоторые отрицательные эмоции могут быть просто разрушены, но от некоторых других мы можем избавиться только путем преобразования их в положительные. Только это очень далеко от нас, мы не можем сделать это в настоящее время; мы можем только подготовить основание для этого, главным образом путем создания правильных отношений, ибо сначала идет умственная работа. Мы создаем правильные умственные отношения посредством понимания того, что отрицательные эмоции не служат никакой полезной цели, и того, как много мы теряем, позволяя себе удовольствие иметь их. Тогда, возможно, мы будем иметь достаточно энергии для того, чтобы что-нибудь сделать с ними. В. Остановить их?

О. Мы должны начать с правильного понимания, правильного отношения. До тех пор, пока мы думаем, что отрицательные эмоции неизбежны или даже полезны для самовыражения или чего-либо подобного этому, мы ничего не можем делать. Некоторая умственная борьба необходима, чтобы понять, что они не имеют никакого полезного назначения в нашей жизни и что в то же самое время вся жизнь основана на них.

Мы очень странные создания. Во-первых, мы можем быть сознательными или несознательными; и, во-вторых, мы портим нашу жизнь отрицательными эмоциями, для которых природа даже не предусмотрела центра, так что мы должны создавать его искусственно. Что является механическим? Что не является нормальным, что является неестественным, является большей частью механическим.

В. Всегда ли вы можете отличить отрицательную эмоцию от подлинной?

О. Вы можете узнать ее по отождествлению, так как в отрицательных эмоциях всегда присутствуют две вещи — отождествление и отрицательное воображение. Без отрицательного воображения и отождествления отрицательные эмоции не могут существовать.

В. Когда вы находитесь на пути к возникновению такой отрицательной эмоции, как плохое настроение, можете ли вы остановить ее путем размышления?

О. Нет, но вы можете подготовить основание заранее. Если вы можете создать правильное отношение, тогда спустя некоторое время это поможет вам остановить отрицательную эмоцию в самом начале. Когда вы находитесь внутри эмоции, вы не можете остановить ее, уже слишком поздно. Вы не должны позволять себе входить в плохое настроение, не должны оправдывать его.

В. Из того, что вы говорите, мне кажется, вы заранее предполагаете, что одно "я", которое может сделать это, выше других.

О. Не выше, но некоторые интеллектуальные "я" свободны от эмоционального центра и могут видеть вещи беспристрастно. Они могут сказать: "Я всю жизнь живу с этой эмоцией. Получил ли я от этого хотя бы грош? Нет. Я только платил, и платил, и платил. Это значит, что она бесполезна".

В. Есть ли у нас эмоции, которые не являются отрицательными?

О. Конечно, но не положительные. Они еще не отрицательные, но могут превратиться в отрицательные в ближайший момент.

В. Но мне кажется, что имеются обстоятельства, которые просто заставляют иметь отрицательные эмоции?

О. Это одна из наибольших наших иллюзий. Мы думаем, что отрицательные эмоции создаются обстоятельствами, тогда как все отрицательные эмоции находятся в нас, внутри нас. Это очень важный пункт. Мы всегда думаем, что наши отрицательные эмоции существуют по вине других людей или по вине обстоятельств. Мы всегда так думаем. Наши отрицательные эмоции находятся в нас и создаются нами. Чье-то действие или какое-то обстоятельство не является абсолютной, единственной, неизбежной причиной, которая должна создавать отрицательную эмоцию во мне. Это только моя слабость. Никакая отрицательная эмоция не может быть создана внешними причинами, если мы не хотим ее. У нас есть отрицательные эмоции, потому что мы допускаем их, оправдываем их, объясняем их внешними причинами и таким образом не боремся с ними.

В. В чем причина нашего желания сохранить их?

О. В привычке. Мы слишком привыкли к ним; и не можем спать без них. Что будут делать люди без отрицательных эмоций? Эта привычка столь сильна, что необходима особенного рода работа для того, чтобы отделаться от нее.

Но в начале работа над отрицательными эмоциями является двойной: изучение и попытка не выражать их. Настоящая работа над отрицательными эмоциями приходит позже. Вы не можете изучать их, если вы их выражаете. Но если вы пытаетесь остановить их выражение, тогда вы сможете увидеть и изучить их.

В. Является ли изменение точки зрения методом борьбы с отрицательными эмоциями?

О. Совершенно верно, но этого недостаточно. Настоящая борьба начинается с борьбы против отождествления. Если вы разрушаете отождествление, отрицательные эмоции станут слабее сами по себе. Но, конечно, изменение точек зрения также весьма необходимо.

В. Я понял вас так, что борьба с отрицательными эмоциями является бесполезной, но мы должны изучать и наблюдать их. Правильно ли это?

О. Борьба с отрицательными эмоциями требует очень много усилий; привычка слишком сильна. Сперва вы должны просто изучать и пытаться бороться с выражением отрицательных эмоции.} Хотя, если вы боретесь с одной эмоцией, вы можете создать две вместо одной. Со временем, косвенным путем, каждый может приобрести господство над эмоциями. Но первым шагом является изучение.

В. Может ли человек иметь отрицательные эмоции и в то же время иметь хорошее здоровье?

О. С точки зрения этой системы слово "здоровье" должно рассматриваться в более широком смысле. Мы не можем принимать его в обычном смысле физических проявлений — действительного отсутствия физической болезни — ибо одной из первых нужд здоровья является правильная работа центров. Люди, центры которых работают неправильно, не являются здоровыми. Идея здоровья должна быть расширена, она не может приниматься узко.

В. По поводу правильной работы центров — я не вижу, как вы можете помешать эмоциональному центру сталкиваться с работой, которую вы пытаетесь делать интеллектуальным центром?

О. Они сталкиваются все время. Вы ничего не можете сделать с этим, пока не преодолели отрицательные эмоции и не научились не отождествляться. Когда вы перестаете отождествляться, отрицательные эмоции теряют силу, так как они работают только на основе отождествления.

В. Когда вы испытываете неприятную эмоцию, то почему необходимо не выражать ее?

О. Это то же, что и в отношении к ненужному разговору. Спросите себя, полезно ли, необходимо ли выражать их. Идеей является создание сопротивления, иначе мы не можем наблюдать. А создание сопротивления является введением в изучение эмоций. Мы не можем увидеть их без этого.

В. Почему, если вы пытаетесь сопротивляться им, это приводит к полной остановке мысли?

О. Недостаток практики. Вначале все останавливается.

В. Полезно ли сдерживать негативные эмоции, накапливая их внутри?

О. Попытайтесь. Вы ничему не должны верить. Если вы находите, что выражать их хорошо, мы будем спорить. Затем я скажу, что вы не можете контролировать это выражение и что, если вы понаблюдаете, вы найдете, что лучше не выражать их. Вопрос заключается в том, можете ли вы воздержаться от их выражения? Необходимо много времени и много других вещей, чтобы действительно не выражать неприятных эмоций.

В. Почему выражение гнева или раздражения дает чувство облегчения?

О. В вас имеется червь, который хочет выразить себя. Затем, когда он выражает себя, вы чувствуете облегчение, но таким путем он становится более сильным и имеет все больше и больше контроля над вами. Когда вы поймете, что никто другой не ответственен за ваше раздражение, то постепенно вы начнете чувствовать по-иному. Мы имеем значительно больше сил для контроля над выражением отрицательных эмоций, чем думаем, и мы можем научиться не выражать их. Даже в обычной жизни мы не всегда выражаем отрицательные эмоции, мы знаем, что в определенных условиях это было бы опасно. И если мы можем контролировать выражение их в определенных условиях, мы можем контролировать их при всех условиях, если попытаемся.

В. Не может ли воздержание от выражения отрицательных эмоций, обычно описываемых, как "спуск пара", иметь вредное влияние?

О. В этом нет опасности. Мы не можем настолько повредить себе. "Спуск пара" как облегчение является иллюзией. Это заставляет нас терять энергию. Выражение отрицательных эмоций всегда механично, поэтому оно никогда не может быть полезным. Но сопротивление ему сознательно.

В. Если мы не должны иметь отрицательных эмоций, то это уничтожает всякую эмоциональную жизнь!

О. Совсем наоборот. В настоящее время мы не имеем эмоциональной жизни, но только имитацию ее. Целью является иметь эмоциональную жизнь. Действительные возможности познания находятся в эмоциональном центре.

В. Контролируя гнев, мы исторгаемся так же, как и при его выражении. Что же я выиграю, контролируя его?

О. Это совершенно ошибочное допущение, что количество энергии является одинаковым, ибо контроль увеличивает энергию. Быть может, вы должны затратить некоторое количество энергии, чтобы контролировать какую-либо эмоцию, но в следующий момент, поскольку вы не расходуете энергию на эту бесполезную эмоцию, контроль увеличит вашу энергию. Таково химическое действие контроля.

В. Мой опыт говорит, что подавление выражения отрицательной эмоции создает утомление.

О. Вы можете устать, только если подавляете выражение. Но я никогда не говорил о подавлении, я говорил: "Не выражайте, найдите поводы, чтобы не выражать". Подавление никогда не может помочь, так как рано или поздно отрицательная эмоция выскочит. Если вы просто подавите, вы сохраните отождествление и только выключите внешнее выражение. Это является вопросом нахождения поводов правильного мышления, так как выражение отрицательной эмоции всегда основано на некоторого рода ошибочном мышлении.

В. Мне хотелось бы получить больше помощи в отношении сдерживания отрицательных эмоций.

О. Необходимо ваше собственное усилие, и прежде всего вы должны изучить ваши отрицательные эмоции и классифицировать их. Вы должны найти свои главные отрицательные эмоции, почему они приходят, что создает их и т. д. Вы должны понять, что только разумом возможно контролировать эмоции, но это не происходит немедленно. Если вы думаете правильно в течение шести месяцев, тогда это воздействует на отрицательные эмоции. Если вы начнете думать правильно сегодня, это не изменит ваши отрицательные эмоции завтра.

В. Когда я думаю об отрицательных эмоциях, я ясно понимаю, что они коренятся в нас самих, и все-таки продолжаю выражать их. Происходит ли это потому, что я не един?

О. Во-первых, потому что вы не едины и, во-вторых, потому что не делаете правильного усилия. Как я сказал, это является вопросом длительной работы и не может быть изменено сразу. Если человек имеет постоянные отрицательные эмоции, возвращающиеся отрицательные эмоции одного и того же рода, он всегда проваливается в одном и том же пункте. Если бы человек наблюдал себя лучше, то он знал бы, как это происходит или происходило, и если бы он заранее мыслил правильно, то имел бы некоторое сопротивление. Но если мы не имеем правильного отношения, не мыслим правильно, тогда мы беспомощны, и отрицательная эмоция происходит снова в то же самое время, тем же путем. Это один из методов управления эмоциями посредством интеллектуального центра. Но отношения должны быть созданы не в момент эмоциональной вспышки, а заранее. Тогда постепенно эмоциональные вспышки начнут происходить под контролем интеллекта. Мысли могут быть более постоянны, чем чувства и, таким образом, мысли могут влиять на чувства. Вы можете создать постоянные мысли, постоянные отношения, которые со временем повлияют на чувства. Но прежде, чем это станет возможным, в наши эмоции должна быть введена определенная дисциплина, и для того, чтобы работать над эмоциональным умом, должно быть приобретено определенное знание.

В. Я заметил, что почти не имею эмоций или ярких переживаний. Является ли это сном?

О. Частично сном, частично жизнью в двигательном, инстинктивном центрах. Вы описываете совершенно точно. У нас почти не бывает ярких переживаний.

В. В некоторых случаях отрицательная эмоция страха кажется полезной, иначе люди пересекали бы улицу, не глядя по сторонам.

О. Вы говорите об инстинктивном страхе. Эмоциональный страх отличается от него, он основан на воображении.

В. Имеют ли отрицательные эмоции вредное влияние на другие функции?

О. Вы должны установить это для самих себя. Например, если вы возбуждены или раздражены, то постарайтесь наблюдать за собой. Хорошо ли вы можете помнить, хорошо ли можете думать, работать? Вы увидите, что все ваши способности уменьшились. Это наблюдение само по себе откроет вам другие объекты для наблюдения.

В. Почему отрицательная эмоция в такой степени влияет на функционирование инстинктивного центра?

О. Отрицательные эмоции воздействуют на все центры. Центры так связаны, что сильная отрицательная эмоция, — а при отождествлении они все становятся сильными, — не существует без воздействия на все центры. Вы не можете делать что-либо правильно или правильно думать в то же самое время, когда вы испытываете отрицательную эмоцию. Вы едите неправильно, дышите неправильно, гуляете неправильно, работаете неправильно — все делаете неправильно.

В. Являются ли отрицательные эмоции неправильным применением инстинктивного центра?

О. Нет, но все эмоции имеют свое происхождение в инстинктивном центре. У маленького ребенка центры не разделены. Отрицательные эмоции созданы из материала, взятого из инстинктивного центра. Этот материал законно принадлежит инстинктивному центру и неправильно заимствуется у него. Мы находимся в очень странном положении, так как положительные эмоции принадлежат не нашему обычному эмоциональному центру, но высшему эмоциональному центру, а отрицательные эмоции принадлежат не обычному эмоциональному центру, но существуют в искусственном центре. Эмоциональный центр заимствует материал у инстинктивного центра и затем, с помощью отрицательной половины инстинктивного центра, воображения и отождествления, он создает отрицательные эмоции. Разрушение их является очень трудным делом, но вы должны понять, что до тех пор, пока отрицательные эмоции существуют, никакое развитие невозможно, ибо развитие означает развитие всего, что имеется в человеке. Отрицательные эмоции не могут развиваться, было бы весьма губительно, если бы они могли это делать. Поэтому, если человек пытается развить сознание, он должен в то же время бороться с отрицательными эмоциями, потому что вы или сохраните отрицательные эмоции, или разовьете сознание, — вы не можете иметь и то и другое вместе.

В. Является ли попытка понять причину случайности, понять причину и следствие способом для контроля негативных эмоций?

О. Это может быть таким способом в некотором частном случае, но в настоящее время вопрос не в разрушении или управлении — вопрос в изучении. Наисильнейшим методом для управления отрицательными эмоциями является способность не выражать их. Поэтому мы должны, во-первых, бороться с выражением отрицательных эмоций и, во-вторых, с такими эмоциями, с которыми мы можем бороться. Когда мы научимся не выражать их, мы будем говорить о следующем шаге. Вы не можете управлять отрицательными эмоциями до тех пор, пока они имеют свободное выражение.

Я хочу, чтобы вы поняли, что остановка выражения отрицательных эмоций и борьба с самими отрицательными эмоциями — две совершенно различных практики. Сначала приходит попытка остановить выражение. Если вы выражаете отрицательную эмоцию, вы находитесь в ее власти, вы ничего не можете делать в этот момент. Когда вы научились не выражать ее, вы можете попытаться не отождествляться, создать правильное отношение и помнить себя. _ В. Иногда я могу справиться с выражением отрицательной эмоции, но она продолжает пытаться выразить себя.

О. Это значит, что вы остановили только внешнее проявление, а вы должны попытаться остановить ее причину. Я имею в виду не саму эмоцию, но причину выражения. Здесь есть разница. Эмоция — это одно, а выражение — другое. Попытайтесь найти разницу.

В. Попытка контролировать отрицательные эмоции постепенно исключает их?

О. Конечно, ибо многие из них могут существовать только тогда, когда нет контроля; как только начинается контроль, многие из них становится легко исключить.

В. Не становится ли механическим невыражение негативных эмоций после определенной тренировки?

О. Это академический вопрос; необходимо проверить, можете ли вы делать это при всех обстоятельствах. Всякий может быть натренирован не выражать отрицательных эмоций при определенных обстоятельствах, но при других обстоятельствах он будет выражать их.

В. Не есть ли это вопрос о том, как не чувствовать неприятных эмоций?

О. Это происходит позже, это совершенно особый вопрос. Вы приходите к нему путем неотождествления.

В. Какими средствами мы можем проверить, откуда приходят неприятные эмоции, каковы их причины, и как нам преодолеть наше стремление обмануть себя? Возможно ли это только через школу?

О. В настоящее время не обязательно знать, откуда они приходят, но важно останавливать их выражение. Многие вещи относительно отрицательных эмоций могут быть изучены позже. Что касается их причин — отождествление является главной причиной всех отрицательных эмоций. Вы не можете бороться с ними без помощи — многие люди пытались. Если бы вы знали, как малы наши возможности, вы поняли бы необходимость помощи для того, чтобы чего-либо достичь.

В. Всегда ли механичны отрицательные эмоции?

О. Что противоположно механическому? Сознательное. Кто будет иметь отрицательные эмоции сознательно? Если вы знаете, что можете оставить их, вы их оставите. Поэтому, несомненно, они являются механическими.

В. Можете ли вы сказать больше о правильном отношении как об оружии против отрицательных эмоций. Должно ли это означать больше, чем просто неотождествление?

О. Конечно, это означает больше, это означает правильное мышление на определенную тему. Например, почти все наши личные отрицательные эмоции основаны на обвинении: виновен кто-то еще. Если путем упорного размышления мы поймем, что никто не может быть виновным перед нами и что мы являемся причиной всего, что случается с нами, то что-то изменится, не сразу, конечно, ибо много раз это понимание будет приходить слишком поздно. Но спустя некоторое время правильное мышление, создание правильного отношения или точки зрения может стать постоянным процессом; тогда отрицательные эмоции будут появляться только время от времени. Именно благодаря постоянству этот процесс правильного мышления имеет власть над отрицательными эмоциями — он ловит их вначале.

В. Я нахожу, что большая часть моего времени проходит в отрицательном, не очень определенном состоянии, и, по-видимому, я не способен сделать что-либо в этом отношении.

О. Да, но вы должны понять, что это обычно связано с некоторого рода отождествлением или воображением. Когда вы находите различные проявления этого отрицательного состояния, то вы можете с этим бороться, ибо эта борьба происходит в уме. Вы можете отбросить некоторые точки зрения и принять другие точки зрения, и очень скоро вы увидите разницу.

Это связано с очень обширным вопросом, так как с одной точки зрения мы настолько механичны, что ничего не можем делать; но с другой точки зрения имеется несколько вещей, которые мы можем начать делать. Мы имеем в себе определенные возможности, только мы не применяем их. Это верно, что мы не можем "делать" что-либо в том смысле, что мы не можем изменить то, что мы чувствуем в любой данный момент, но мы можем заставить себя думать о каком-то предмете в данный момент. Это начало. Мы должны знать, что является возможным, и начинать с этого, ибо тогда возможности делать что-либо, вместо того, чтобы позволить вещам случаться, будут постепенно увеличиваться.

Мы не представляем себе, какая огромная сила лежит в мышлении. Я не имею в виду мышление как философское объяснение силы. Сила заключается в том, что, если мы всегда правильно думаем о некоторых вещах, мы можем сделать это мышление постоянным — и оно перерастает в постоянное отношение. Вы можете найти в себе склонность к неправильным эмоциональным проявлениям некоторого рода. Именно в этот момент вы ничего не можете делать, вы воспитали в себе способность к такого рода реакции путем неправильного мышления. Но если вы начнете с правильного мышления, тогда, спустя некоторое время, вы воспитаете в себе способность к иной реакции. Только этот метод должен быть понят, и это понимание должно быть достаточно глубоким.

Вы можете применить этот метод ко многим различным вещам. Это действительно единственная вещь, которую вы можете делать. Больше вы ничего "делать" не можете. Нет прямого пути для борьбы с отрицательными проявлениями, так как вы не можете поймать их; и нет пути, чтобы предотвратить их, кроме как заранее подготовившись к ним. Но проходящее осознание того, что они неправильны, не поможет; оно должно быть очень глубоким, иначе такие же трудности вы будете иметь в подготовке почвы для другого проявления. Вы не представляете себе, как много вы теряете путем этих самопроизвольных проявлений отрицательного характера. Они делают очень многое невозможным.

В. Я обнаружил, что подражаю чужому ворчанию, несмотря на то, что начал думать правильно.

О. То, что вы начнете правильно думать, сразу ничего не изменит. Необходимо правильно думать в течение продолжительного времени. Тогда результаты придут — но не сразу. Вопрос создания правильных отношений — это вопрос нескольких месяцев или лет. Путем создания правильных отношений вы утверждаете факт, что серьезно решили не давать хода отрицательным проявлениям. Мы не представляем себе, как много теряем таким образом. Мы теряем как раз то, что мы хотим получить.

Но прежде всего, мы должны остановить привычку выражения отрицательных эмоций. Вот почему, в самых первых лекциях, когда вы слушали о самонаблюдении, было объяснено, что вы должны научиться не выражать отрицательных эмоций. Все знают, как не показывать то, что они чувствуют, — я имею в виду не исключительные случаи, но обычные случаи. Вся отрицательность основана на отождествлении, воображении и на одной частной особенности, а именно: на позволении себе выражать их. Вам всегда кажется, что вы не можете остановить их, и поэтому считаете, что вполне правильно показать, что вы чувствуете. Поэтому сначала вы должны отделаться от этой иллюзии. Вы можете остановить проявления отрицательных эмоций. Если вы скажете: "Я не хочу", я поверю вам, но не поверю, если вы скажете: "Я не могу".

Я дал вам много советов о работе над эмоциями, таких, как изучение, борьба с отождествлением, борьба с выражением отрицательных эмоций, правильное мышление об отрицательных эмоциях. Четыре практики. Если вы действительно примените все это, то очень скоро увидите вполне ощутимые результаты. Действительный контроль над эмоциональным центром требует самовоспоминания, нового состояния сознания, поэтому это дело будущего; в настоящее время мы должны применять вспомогательные методы. Наиболее важным из них вначале, является правильное отношение.

 




Популярное


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Случайная новость


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198