Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 15  

Home Библиотека online Успенский П. Д. Четвертый путь Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 15

Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 15

Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

ГЛАВА XV

Идея эзотеризма — Логический и психологический методы мышления — Объяснение психологического метода — Что содержит в себе идея эзотеризма — Некоторые виды эзотерических идей становятся доступными только в трудные периоды — Необходимость объединения — Материальность знания — Большое знание и чем оно отличается от обычного знания — Аккумуляторы знания — Школы — Можно ли воздействовать на внешние события? — Изучение жизни — Крупные события жизни и их влияния — Субъективные пути и объективный путь — Отношение как средство изменения влияний — Оценивание событий в жизни — Постепенное исчезновение В-влияний — Причина уменьшения влияния эзотерических кругов — Недостаточная подготовленность — Система и как она преподается — Различные школы — Смерть школ и условия, необходимые для их существования — Отношение настоящей системы к христианству — Умереть и быть рожденным — Молитва — Указания относительно изучения Молитвы Господней.

Я ДАЛ ВАМ ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ об основных принципах настоящей системы, и до сих пор центр тяжести нашей работы — по крайней мере, практической работы — был в нас самих. Сегодня я хочу предложить вам более широкий взгляд.

Необходимо понять идею эзотеризма и осознать, почему некоторые люди могут понимать эту идею, тогда как другие не в состоянии это сделать. Мы должны знать, что значит эзотеризм, что заключено в нем, что он исключает, что связано с ним и что может служить в качестве некоторого рода проверки или критерия для узнавания людей, способных понимать эзотеризм.

Для некоторых людей идея эзотеризма кажется абсурдной, невозможной. Для них эзотеризм не только не представляется ценным, но даже не является реальной истиной. Но для других людей идея эзотеризма необходима и важна. Причину этого следует искать в различии методов. Все способы мышления могут быть разделены на две категории: логическое мышление и психологическое мышление; и способность или неспособность применять психологический метод мышления создает громадное различие в людях. Логический метод лучше, чем отсутствие всякого метода, но он весьма ограничен. Он полезен в судебных делах, но он недостаточен для подлинного понимания. Для логического мышления эзотеризм невозможен, так как он не может быть наглядно показан или сформулирован, зато для психологического мышления, которое видит психологическую природу вещей, идея эзотеризма вытекает из многих фактов, которые мы можем наблюдать. Поэтому психологический метод способен привести человека к идее эзотеризма и к доказательствам его существования — конечно, субъективным доказательствам, но все же доказательствам. А это, в свою очередь, может привести человека к осознанию необходимости систем или учений эзотерического происхождения. Это дает возможность понимания идей таких систем и ведет к осознанию необходимости трех линий работы и к их пониманию.

Сначала мы должны попытаться понять различие между логическим и психологическим методами и установить, как работает каждый из них.

Психологический метод не может быть определен, но мы можем найти примеры его применения, его работы. Мы можем видеть, как психологический метод открывает новый путь мышления, как, используя этот метод, мы начинаем понимать многие вещи.

Когда мы будем исследовать учение в терминах психологического метода, доказывая его эзотерическое происхождение, мы будем более или менее знать качества того учения, которое может быть названо эзотерическим, и начнем думать правильным образом об этой системе и применять ее принципы на практике.

Психологический метод начинается с двух допущений. Первое — это то, что вещи имеют свой внутренний смысл. Второе — это то, что вещи взаимосвязаны, и они только кажутся отдельными. Вещи зависят друг от друга, они находятся в некотором отношении друг к другу, тогда как логический метод берет каждую вещь отдельно. Таким образом, психологический метод изучает каждую вещь, во-первых, с точки зрения ее внутреннего смысла, и, во-вторых, он находит сходство в несходном. Основой этого метода и главным его отличием от обычных методов является осознание относительности ума — понимание типа и рода применяемого ума и осознание, что в одном состоянии ума вещи могут быть поняты одним образом, а в другом — другим образом. Для логического ума все является определенным и единственным. Но психологический метод показывает, что всякая вещь, всякое заключение, всякий вывод есть мысленный образ, и это просто результат работы нашего ума. Для различения, сравнения и нахождения относительных ценностей вещей и определения, что является более высоким и что более низким, вы можете начинать только с осознания возможности различных умов. Когда вы сравниваете идеи, скажем, некоторые идеи Нового Завета, Упанишад или идеи, приписываемые Пифагору или Платону, с научными идеями или философией, то иногда вы можете испытывать это осознание умов различных уровней мышления.

Я хочу, чтобы вы поняли, что, даже применяя обычное знание, вы можете прийти к относительной ценности идей и увидеть, что отправным пунктом является осознание того, что наш обычный ум не является единственным из существующих умов.

Посмотрите, можете ли вы найти некоторые примеры психологического метода; если вы не в состоянии сделать этого сейчас, вы должны попытаться позднее найти примеры случаев, когда вы получите новые возможности понимания.

В. Имеете ли вы в виду, что не внешнее сходство фактов руководит человеком?

О. Это один аспект. Если вы встречаетесь с этим, вы будете знать, что является психологическим методом, а что нет.

В. Является ли психологический метод использованием интеллектуальной части интеллектуального центра?

О. Нет, не совсем. Чем больше центров и чем больше частей центров вы применяете, тем продуктивнее психологический метод. Он означает применение всех сил, которые вы имеете. Логический метод означает применение только механической части интеллектуального центра.

В. Является ли эзотерический метод применением высших центров?

О. Нет, это применение этой системы. Вы не можете применять высшие центры, но способны применять систему.

В. Возможно ли психологическое мышление только тогда, когда все наши функции работают правильно?

О. Мы должны начинать такими, какими мы являемся. Мы не можем ждать, когда мы изменимся, поскольку, ожидая, мы никогда не изменимся; а если изменяемся механически, изменяемся только к худшему.

В. Что является началом в изучении применения психологического мышления? Я чувствую, что это больше, чем я могу выполнить.

О. Когда вы говорите, что это больше, чем вы можете выполнить, вы думаете о законченном процессе. А я говорю о самом процессе, о начале работы. Если вы говорите, что это выше ваших сил, что вы ничего не можете делать, — таким образом, естественно, ничего не произойдет. Это, опять-таки, привычка мыслить в абсолютных понятиях.

В. Каковы основные черты эзотеризма?

О. Довольно трудно рассуждать об основных чертах, потому что это зависит от того, как вы понимаете данное слово. Слово “эзотеризм” означает “внутреннее”. Эзотеризм включает в себя идею существования внутреннего круга человечества. Вы помните, что человечество было описано как состоящее из четырех кругов — эзотерический, мезотерический и экзотерический, которые составляют внутренний круг и внешний круг, в котором мы живем. Идея эзотеризма подразумевает передачу знания; она предполагает существование группы людей, которой принадлежит определенное знание. Это не должно пониматься мистически, но более определенно, конкретно. Очень много различий между внутренним и внешним кругами. Например, многие вещи, которые мы хотим найти, могут существовать только во внутреннем круге, такие, как, например, положительные эмоции, понимание между людьми, определенные виды знания; все это принадлежит внутреннему кругу. Я думаю, этого достаточно для понимания идеи о внутреннем и внешнем кругах.

В. Я понимаю, что главной чертой эзотерического знания является то, что оно скрыто, и человек вряд ли может найти его. Как же мы можем узнать эзотерическое знание или эзотерическую школу?

О. Мы изучаем систему, которая предполагается как эзотерическая, поэтому с ее помощью будем в состоянии распознавать эзотерическое знание. Хотя эзотерическое знание скрыто от обычной жизни, оно может быть найдено. Оно не скрыто совершенно, так что никто не может найти его, в этом случае оно не имело бы смысла. Это было бы противоположно его целям и испортило бы результаты его существования. Единственный смысл эзотерического знания в том, что оно может быть найдено; важно также, как узнать его. С помощью этих идей, сравнивая их с тем, что можно и чего нельзя найти в обычном интеллектуальном мышлении, мы будем способны определить уровень знания, с которым мы встречаемся.

Если мы примем историю как серию отдельных событий, то мы не сможем найти никаких доказательств эзотеризма. Одно будет следовать за другим, без какой-либо связи, поверхностно. Но если мы знаем, что все взаимосвязано, и если посмотрим на эти связи, мы найдем, что они спрятаны от поверхностного взгляда. Например, многие глобальные исторические изменения произошли из ничего, они не имели под собой никакого источника, ничего, что предшествовало им. Нет ничего в истории Древней Греции, что могло бы объяснить седьмой век до Рождества Христова. В восьмом и девятом веках также нет ничего очевидного, что могло бы вести к объяснению; прямая линия развития не обнаруживается.

Точно так же греческое искусство кажется произшедшим из ничего. У него нет истории, его появление мгновенно.

Также в доисторическом искусстве, то есть во всем, что было более десяти тысяч лет назад, нет ничего, что бы могло объяснить большого Сфинкса, например. Его концепция, уровень и разум (хотя это не совсем правильное слово) так велики по сравнению со всем, что мы знаем. Кто его сделал? Почему такое произведение искусства найдено в пустыне?

Теперь возьмем литературу, особенно литературу Востока. Мы можем найти здесь такие вещи, как величайшие поэмы Индии и Новый Завет, которые представляют собой высший уровень всего, что мы знаем. Нет ничего похожего на них, ничто обычное не может их объяснить — все эти вещи совершенно уникальны. Если их взять отдельно друг от друга и предположить, что у них нет никакого внутреннего смысла, их невозможно объяснить. Но если мы попытаемся использовать психологический метод, мы найдем связь.

Пытайтесь думать об эзотеризме: как это возможно, в какой форме это может существовать, а в какой форме существовать не может. Вы можете прочитать о тайных обществах на Востоке или в Тибете, о существовании тайных библиотек, о группах людей, живущих в скрытых местах и сохраняющих древнее знание. Это незрелое мышление. Нет ничего невозможного в идее о том, что существуют такие группы людей. Но идея эзотеризма более неуловима. Она не требует тайных обществ. Идея тайных обществ — наипростейшая форма мышления. Очень возможно, что на Земле существуют люди, обладающие большим количеством знания, чем мы, но если они имеют это знание, им не нужны тайные общества. Им не нужно уходить в горы; они могут жить везде.

В. Необходимо ли знать эзотерическое учение для того, чтобы распознавать наличие эзотерических идей?

О. Нет, вы можете распознать эзотерические идеи с помощью психологического метода. Только при помощи этого метода вы можете обнаружить больше в той системе, которую знаете.

В. Что человек должен знать для использования психологического метода?

О. Психологический метод не требует никакого специального знания. Что необходимо, так это просто мышление, но не узкое, обычное мышление. Логическое мышление является узким, а психологическое мышление является более широким мышлением, сравнивающим не две вещи, но, быть может, пять. Логическое мышление всегда имеет дело только с двумя — одно должно быть верным, другое — ложным. Для психологического метода это не принципиально; и то, и другое может быть ошибочным или и то, и другое может быть правильным.

Я хочу дать вам пример психологического метода.

В 1915 году я давал в Санкт-Петербурге публичную лекцию о Жизни после Смерти. Я пытался свести вместе все существующие представления о жизни после смерти: позитивное, научное представление о смерти как об исчезновении; религиозное понимание смерти, связанное с представлением о бессмертной душе, рая в качестве награды и ада в качестве наказания; спиритуалистическое понимание представления о продолжении существования; теософическое представление о перевоплощении; буддийское представление о возвращении, и многие другие. Интересно то, что все они правильны; они только выглядят противоречивыми. Логически они противоречат друг другу, но с точки зрения психологического метода они дополняют друг друга.

Чтобы показать это, я задал вопрос: “Как могут все эти представления быть правильными, если они выглядят столь различными?” Это потому, что существует закон, которого мы не понимаем. Человеческий ум не может изобрести чего-либо абсолютно ложного. Нормальный ум, работая свободно и не будучи привязан к какой-либо предполагаемой истине, всегда приходит к некоторого рода истине. Законченная ложь может быть изобретена только больным умом или несвободным умом.

В. Нужно ли знать другие эзотерические учения и находить между ними связи?

О. Только в общем виде, для того, чтобы найти место этой системы. Вы недостаточно знаете, чтобы сравнивать и находить связи. Когда вы думаете об этой системе и читаете что-то, что напоминает вам о ней, вы берете только одну или другую идею, но не сравниваете все идеи. Части всегда могут быть аналогичны, но такое сравнение полезно только тогда, когда вы можете видеть за частями целое и вы можете найти, что две части не имеют ничего общего, так как для того, чтобы им быть сходными, все должно быть сходным. Допустите, что один пункт в одной системе похож на один пункт в другой, но эти пункты окружены пятнадцатью другими пунктами, которые не имеют никакого сходства, — это делает их существенно различными. Мы не можем пока делать этого; в обычном мышлении мы не привыкли находить отношение части к целому. Мы считаем, что части можно сравнивать и что части могут быть правильными или ошибочными без отношения к целому.

В. Но если вы находите две системы философии, имеющие пункты или высшие точки, похожие друг на друга?

О. Как вы знаете, что они похожи друг на друга? Вы знаете только слова; вы не знаете, что находится за словами. Слова не гарантируют смысла. Вот почему рекомендуется в течение долгого времени не пытаться находить параллели и изучать эту систему отдельно от чего-либо другого. Позднее, когда вы узнаете больше, вы можете попробовать находить параллели.

В. Есть ли гарантия, что в эту систему не внесено никаких новых идей со времени ее происхождения?

О. Это очень ясно. Если принципы сохраняются, они исключают ошибочные идеи. Формирующие идеи не могут существовать вместе с эзотерическими идеями.

В. Что гарантирует сохранение идей в чистоте?

О. Идеи становятся искаженными тогда, когда люди начинают изобретать свои собственные объяснения и теоретизировать;

но пока они работают искренне и пытаются проверять все, что приходит в их умы, и работают согласно принципам и правилам, искажение не появляется. В организации школьной работы принимаются все меры против такого искажения, и если это происходит, то только потому, что люди забывают эти меры предосторожности. Обычно искажение является влиянием формирующего центра, ибо когда люди начинают работать с формирующим центром и никто не поправляет их, нет никакой идеи в мире, которую невозможно не исказить в двадцать четыре часа.

В. Если это тот масштаб искажения, который вы имеете в виду, то я, конечно, искажаю идеи для самого себя.

О. Для самих себя это не имеет значения — вы имеете возможность исправить это. Все искажают идеи вначале до тех пор, пока они не имеют всего набора идей, но понимание одной части исправляет понимание другой. Вы не можете понимать всю вещь и неправильно понимать части, и если способны правильно думать о целом, будете понимать каждую часть. Кроме того, ваши вопросы показывают, правильно ли вы думаете, а если вы думаете неправильно, то это исправимо.

В. Разные люди хотят различных вещей. Как мы должны понимать значение школьной работы?

О. Школьная работа имеет много различных частей, но все они нужны для того, чтобы помочь вам пробудиться. Каждый человек должен иметь свою собственную цель. Если цели людей подходят целям школы, они работают в школе. Если не подходят, они оставляют ее.

Вы можете начать с идеи приобретения знания. Если вы находите новые идеи, вы начинаете ценить их. Слово “работа” часто применяется без разбора.

В. Но вы применяете его сами!

О. Я и имею это в виду. Я хочу показать вам, что единственный путь для вас — это понять психологический метод, идею эзотеризма, доказательства его существования и возможность обладать некоторым пониманием настоящей системы. После этого вы можете начинать работать. Настоящая система — это живая вещь, органическая вещь, которая растет и раскрывает новые горизонты.

Видите ли, мы живем в весьма исключительное время, и эта работа очень важна потому, что, помимо всего остального, она дает возможность оставаться здравомыслящим — или стать здравомыслящим. Чем дальше мы идем, чем больше говорим об этих идеях, тем более мы склонны терять из виду смысл целого. Мы принимаем идеи за доказанные, мы говорим о них, хотим что-то получить из этого учения, но не думаем о том, почему мы в состоянии иметь эти идеи и говорить о них.

Само учение, определенные виды учений, определенные виды идей становятся доступными людям только в некоторые моменты, в очень трудные периоды. Это не просто обычные идеи, которые вы можете получить в любое время и в любой момент. Совсем наоборот. Сам факт, что мы можем иметь эти идеи, говорит, что время сейчас крайне трудное. Было бы значительно легче работать с этими идеями, скажем, тридцать или сорок лет назад, но, в действительности, одна вещь зависит от другой, и если бы времена не были столь трудны, мы бы их не имели.

Таким образом, если мы помним об этом, даже одно это осознание само по себе приведет нас к правильному отношению;

оно всегда будет напоминать нам, что мы должны принимать эти идеи серьезно, что ничего в них нельзя принимать с точки зрения обычных симпатий и антипатий или обычных отношений правильного и ошибочного. В настоящее время невозможно предсказать, что может принести будущее, поэтому мы должны иметь особенную оценку и особенное отношение к этим идеям и этой системе и пытаться делать не только то, что правильно в данный момент, лично и индивидуально, но что правильно в связи с целым, не просто думать о личной цели, но о всей традиции, связанной с этой работой.

И, конечно, прежде всего, необходимо единство, так как удовлетворить нужды самой работы возможно только тогда, когда мы все готовы идти одним и тем же путем. Если имеются различные точки зрения, и один думает, что лучше идти направо, а другой — налево, никто ничего не будет делать правильно, ибо не будет никакого направления. Если один человек думает одно, а другой — другое, оба будут ошибаться; но не так, что один будет прав, а другой ошибаться. Действия должны быть связаны, они должны согласовываться друг с другом. Вас не просят соглашаться со всем и отказываться от своего собственного понимания, но вас просят действовать согласованно с другими людьми в школе.

Обстоятельства не в наших руках, они могут изменяться, принимать тот или иной оборот. Но весь принцип подражания школьной работе состоит в том, что не может быть различных мнений относительно действий, ибо иначе как мы сможем работать? Я только хочу показать вам, что в отношении принципов настоящей системы и организации работы мы никогда не должны забывать, что имеем дело с очень крупной вещью, и при этом есть много вещей, которые против нас. Если мы будем помнить об этом, то найдем правильный путь. Если мы забудем это, никуда не придем.

В. Что вы подразумеваете под подражанием школьной работе?

О. Я применил это слово не в смысле подражания внешним методам, но в смысле внутреннего подражания, которое может быть найдено только на основе некоторой организации.

Люди в этой работе должны быть объединены. Чем больше мы объединены, тем большее сопротивление будем оказывать всякого рода неблагоприятным влияниям и тем больше сможем получить от них, потому что мы будем, так сказать, в середине большого аккумулятора, полного всякого рода энергий. Если мы закрыты, мы будем способны получать энергию из этого большого аккумулятора; если мы полны дыр, мы не будем в состоянии удержать ее.

Я должен объяснить вам одну идею. Все в мире материально и ограничено, только материальность различна. Имеется ограниченное количество песка в пустыне и воды в океане. Знание также материально и, следовательно, ограничено. Очень полезно помнить, что знание, необходимое для изменения бытия, существует только в очень ограниченном количестве. Знание — это вещество. Для некоторого определенного периода — скажем, сотни лет — человечество имеет определенное количество знания, которое может быть использовано. Если этого знания жаждут слишком большое количество людей, то они будут иметь его так мало, что с ним ничего не может быть сделано. Но так как очень немногие жаждут его, значит тот, кто жаждет, может получить его.

В. Я не понимаю этого о знании. Не является ли знание сознанием?

О. Нет, сознание это другое, хотя это верно в том смысле, что сознание более высокой степени содержит в самом себе знание. Оно не заключает в себе все знание, но знание, которым вы уже обладаете. В состоянии сознания вы знаете сразу все, что вы знаете; в этом смысле вы можете сказать, что сознание есть знание, но само по себе сознание не может дать больше знания, хотя можно смотреть на этот вопрос с различных сторон.

Что касается большого знания, высшего, или эзотерического, знания, мы должны, прежде всего, понять, что все наше обычное знание, включая научное знание, всегда является знанием, приобретаемым обычным умом. Все методы научного исследования являются работой обычного ума, но имеется другое знание, которое приобретается высшим или более развитым умом, и это знание будет отличаться от обычного знания, так как знание, приобретенное обычным умом, всегда ограничено методами исследования, зрением и слухом, ибо, в конечном счете, наиболее сложные инструменты, которые могут применяться в научном исследовании, должны быть проверяемы зрением и слухом. Это знание является очень узким, оно не основано на понимании целого, тогда как большое знание — это знание, основанное на понимании целого посредством более развитого ума. Таким образом, имеются различные степени знания, которые столь различны, что их нельзя сравнивать. Если вы учите таблицу умножения, этот род знания не является ограниченным в количестве, вы не отбираете его у кого-нибудь. И в случае эзотерического знания вы, фактически, не отбираете его у других, но это потому, что имеется очень немного людей, которые хотят его.

Вначале трудно принять идею, что знание является материальным, но если вы подумаете об этом, то, возможно, вы начнете осознавать это. Представим себе: знание может существовать в различных растворах, в очень слабом растворе или в более сильных растворах. Когда я говорю о знании, я говорю о более сильном растворе, количество которого очень ограничено. Мы думаем, что если мы не знаем чего-либо, то это потому, что не знаем, где научиться этому. Мы не осознаем, как много имеется вещей, которых мы не можем знать. Поэтому нам трудно понять материальность знания и то, что управляет его распределением. Точно так, как имеются аккумуляторы в теле, так имеются и аккумуляторы знания в жизни. Там оно было собрано в определенные периоды истории, и там оно сохраняется. Если вы найдете такой аккумулятор, вы получите знание. Что представляют собой эти аккумуляторы? Это — школы, даже старые школы, не существующие больше. Человек не может развиваться, “не постучавшись” в эти аккумуляторы, но если он делает это, он может получить от них энергию, реальную энергию, такую, какую получают центры. Человек 1, 2 и 3 будет получать только грубую энергию; энергия, которую может получить человек № 5, будет тоньше. Когда говорится, что знание ограничено, это относится к знанию в этих аккумуляторах.

В. Имеет ли это знание форму и вес?

О. Форму — не обязательно, но вес — да, не в обычном смысле, но в смысле плотности. В обычном языке некоторые слова также имеют вес, тогда как иные не имеют никакого веса вообще.

В. Как мы можем работать, чтобы найти этот аккумулятор? Относится ли это только к школам или также к чему-то внутри нас?

О. Для того, чтобы войти в контакт с ним, вы можете работать, просто изучая то, чему можете научиться. Это относится и к самому себе, и к школам.

В. Имеет ли человек с большим знанием какую-либо ответственность по отношению к тем, у кого меньше знания? Я имею в виду человека, который имеет эзотерическое знание.

О. Эзотерическое знание подразумевает школу, поэтому человек, имеющий эзотерическое знание, есть человек, который приходит из школы или который находится в школе. Когда человек приобретает школьное знание, он начинает нести ответственность. Но нельзя обсуждать этот вопрос так широко, ибо может быть много условий, которых мы не знаем. Например, некоторое знание может быть дано только на определенных условиях.

В. Насколько тонкой нитью является наша связь с эзотерическим знанием, если оно зависит от вашего пребывания с нами для того, чтобы передать его?

О. Необходимо понять, что наша связь с эзотерическим знанием не может зависеть от человека. Предположите, что вы знаете человека, который связан с эзотерической школой, но вы не можете понять его идеи. Тогда ваша связь с эзотерической школой не существует, и если этот человек умирает, связь исчезает абсолютно. Но допустите, что в то время, когда он был жив, вы поняли его идеи; тогда вы связаны, и если он умирает, вы остаетесь связанными со знанием. Поэтому вы можете быть связаны с эзотерическими кругами только через идеи, а не через людей.

В. Могли бы люди в настоящей системе иметь какое-либо влияние на события в жизни?

О. Как вы видите это? Каким образом?

В. Я не вижу иного пути, кроме как помочь индивидуумам быть сознательными.

О. Каждому индивидууму? Как вы можете сделать их сознательными, если они не хотят этого? Это характерный пример того, как мы думаем. Мы думаем, что ставим практические вопросы. Если человек спрашивает о чем-то, то он должен видеть применение вопроса. Предположите, что люди могли бы влиять на события, предположите, что было бы какое-то волшебство, — люди должны были бы тратить определенное количество энергии. А вы не знаете, какое количество энергии необходимо, чтобы произвести влияние против течения, даже самое малое влияние. Наше время очень плохое, происходят очень неприятные события. Чтобы остановить типичное событие в большом масштабе, необходима вся энергия Солнечной системы. Способны ли вы управлять ею? И имеется вторая вещь: знаете ли вы, что лучше? Как вы можете быть в этом уверены? Я не говорю сейчас о том, возможно это или нет, но если бы это было возможным, имеете ли вы энергию и знаете ли вы, что лучше? Мы являемся людьми 1, 2 и 3; как мы можем знать, что правильно? Мы только что начали изучать систему, которая, как предполагается, приведет человека к высшему уровню. Это весьма полезный материал для размышлений.

В. Я нахожу, что наше существование полезно для определенного рода сознательной работы, которая направлена против общего безумия.

О. Но это воображение, так как, прежде всего, мы должны быть полезны самим себе. Как мы можем быть полезны какому-то более крупному виду работы, если мы не можем быть полезны нашей собственной работе? Мы должны сначала научиться извлекать пользу из нашей собственной работы, а затем, если имеется более крупная работа, быть полезными для нее. Кроме того, что значит быть полезным? Вы помните о третьей линии работы? Человек не может делать больше, чем он может; могут быть различные обстоятельства, способности и условия, поэтому быть полезным не может быть принято как обязательство. Но необходимо думать об этом и использовать появляющиеся возможности. Тем не менее одна вещь должна быть взята за правило — ничего не делать против интересов настоящей работы. Это не значит, что человек действительно может помочь в каждый момент, это не ожидается и не требуется. Но каждый человек должен быть готов делать то, что он может и что позволяют обстоятельства, когда появляется благоприятный случай, и, конечно, ничего не делать против третьей линии работы, т. к. человек способен с легкостью разрушить ее.

Вначале, когда мы говорили об А, В и С-влияниях, мы не определяли точно, чем они являются, мы просто брали их как влияния. Теперь мы должны попытаться разделить эти влияния на классы, и практической стороной этого исследования будет вопрос: как управлять этими влияниями, как быть восприимчивыми к некоторым влияниям и не быть восприимчивыми к влияниям, которых мы не хотим.

Другими словами, мы должны изучать жизнь. Наше изучение самих себя будет продолжаться, но необходимо начать с таким же успехом изучать внешние вещи, пытаться понимать их и формировать о них правильное мнение. Мы не будем способны идти дальше, если не научимся различать между внешними событиями, событиями в крупном масштабе, и находить, что хорошо и что плохо с точки зрения возможной эволюции. Если мы находим во внешних событиях что-то, что помогает эволюции, это приведет нас к вопросу: как может индивидуальная эволюция, то есть эволюция малого числа людей, воздействовать на общее состояние людей? Если мы смотрим сейчас на внешнюю жизнь и спрашиваем себя, как мы можем рассматривать ее с точки зрения существования эзотерических кругов человечества, то увидим, что состояние человечества далеко от благополучия, потому что, хотя мы и знаем, что не каждый человек способен быть в эзотерических кругах, в жизни могут существовать определенные влияния, исходящие от этих кругов. Но мы можем сказать утвердительно, что не увидим каких-либо признаков управления вещами со стороны эзотерических кругов, — жизнь течет сама по себе.

Грубо говоря, ситуация человека может быть описана примерно так: он машина, управляемая различными токами, идущими от больших машин, которые окружают его. Что такое эти “большие машины”? Все крупные исторические события, войны, революции, цивилизации, религии, наука, искусство, изобретения прошлого столетия — все эти вещи производят различные влияния, действующие на человека.

Затем, в связи со школами, было объяснено, что возможность бегства имеется только в школах, то есть с помощью С-влияний. Но каково положение людей, которые не знают никакой школы, ибо возможность школьной работы мала и очень редка? Значит ли это, что абсолютно невозможно достичь чего-либо без школы, или же существует такая возможность? Вы помните, я говорил о трех традиционных путях и Четвертом Пути. Эти четыре пути называются субъективными путями. Эти пути, как считается, производят определенные результаты. Но некоторые люди, может быть, очень немногие, способны развиваться до некоторой степени даже без школьной работы. Это называется объективным путем: но это очень медленный путь. Субъективные пути являются сокращенными, они предназначены для людей, не терпящих обычной медленной работы, даже если в ней имеется некоторый прогресс. Таким образом, теоретически вы можете получить возможность развития, живя вполне обычной жизнью, без С-влияний, используя только материал, заготовленный В-влияниями. Вы помните о В-влияниях: религии, философии, искусстве, науке? В целом, если бы люди могли поглотить необходимое количество такого материала, этого было бы достаточно для развития, но даже в лучшем случае это медленное и ненадежное развитие. Все школы, все пути существуют для нетерпеливых людей, вот почему они называются субъективными путями. Поэтому ответ на этот вопрос — и да и нет; некоторые люди могут развиваться без школ, а некоторые не могут, это проблема различных типов людей. Кроме того, объективный путь также требует условий; это не значит, что все люди, которые не находятся в настоящей работе, могут развиваться. В некотором смысле объективный путь даже более труден, чем школьная работа, так как человек не имеет никакой возможности проверки, правильно или ошибочно то, что он решает делать или не делать. В школе человек может проверить; но проверить — это одно, а делать — другое.

В. Таким образом, для человека является возможным и вероятным развиваться без помощи школы?

О. Только до некоторой степени, и тоже с помощью школы, только без его ведома. Так как во многих вещах можно найти влияние школ: в религии, в философских системах и т. д.

Вы помните, я говорил раньше, что существуют различные школы: один человек нуждается в одном виде школы, другой — в другом виде. Нет никаких универсальных школ, подходящих для каждого человека. В то же самое время вы должны осознать, что шанс встретить какую-либо школу является весьма редким, — я имею в виду встретить школу в реальной жизни, не в книгах или в теории, — и если человек встречает школу, альтернативы, как правило, ей нет. Если он находит эту школу слишком трудной для себя и начинает искать другую школу, тогда, допуская даже, что он встречает другую, он найдет там ту же самую трудность. Не может быть никакого различия между школами в этом вопросе, так как различия создаются отношением человека к школе. Поэтому оно будет всегда одним и тем же, какую бы школу человек не находил.

Я вспоминаю, как однажды один человек рассказал мне историю из собственного опыта. Несколько учеников одной школы, которая была наполовину школой йоги, наполовину религиозной, нашли школу очень трудной и поэтому ушли в другую школу. К их удивлению, их немедленно заставили делать ту же самую работу, но с некоторой дополнительной трудностью. Один из них спросил человека, давшего им эту задачу, о том, как он узнал об их трудностях, и не означало ли это, что школы общались друг с другом, когда ученик уходил из одной школы в другую. Учитель ответил: “Нет нужды в общении такого рода, чтобы понять ваши проблемы. Как только я увидел вас, я понял род задачи, которая была вам дана, и мог дать вам только такую же, но, возможно, немного более трудную”. Таким образом, вы видите, что здесь нет выбора.

В. Что происходит, если человек приобретает изменение бытия без школы?

О. Если человек на объективном пути приобретает бытие или знание незаслуженно, так сказать, то в основном оно неполное и еще хуже, чем полное его отсутствие; исключения же бывают так редки, что о них не стоит говорить. Позже будут объяснены некоторые примеры ложных путей, потому что, понимая ложный путь, мы сможем лучше понять правильный путь. Например, усилия могут быть сделаны на основе страха, но это не будут правильные усилия, потому что правильные усилия должны основываться на понимании, но не на страхе.

Возвращаясь к нашей ситуации, мы должны помнить все, что слышали и поняли об отношениях. Наши отношения к чему-либо в жизни, как провода, связывающие нас с событиями, и по этим проводам текут определенные потоки, созданные природой этих отношений; природа же этих потоков определяет род влияния, которое мы получаем от происходящего события. Если какое-то событие создает влияние, действующее на нас, это влияние может быть изменено нашим отношением к событию.

Мы должны создавать определенное понимание внешних вещей. Это значит, что мы должны судить о них, исходя не из личных симпатий и антипатий, но, как я сказал, с точки зрения их отношения к возможной эволюции, то есть, мы должны судить о них с точки зрения возможного увеличения силы эзотеризма, потому что эволюция человека означает увеличение силы эзотерических кругов над жизнью.

Я говорил, что в каждый момент человек окружен большим количеством двигающихся вещей, которые всегда влияют на человека, осознает он это или нет. События всегда влияют на человека тем или иным образом. Человек может иметь определенные отношения к таким вещам, как войны, революции, события социальной или политической жизни и т. д., может быть равнодушным, может относиться к ним отрицательно или положительно. В любом случае, положительность с одной стороны означает отрицательность с другой, поэтому это ничего не меняет. Правильное отношение заключает в себе понимание качества чего-либо с точки зрения эволюции и препятствий к эволюции, подразумевая под “эволюцией” сознание, добровольное и намеренное развитие индивидуального человека по определенной линии и в определенном направлении в течение его земной жизни. Вещи, которые не помогают, просто не учитываются, как бы велики внешне они не казались — человек “не видит” их. И если человек не учитывает их или не видит их, он избежит их влияния. Необходимо понимать, что неучитывание ложных вещей не означает равнодушие, потому что равнодушные люди не в состоянии не учитывать вещи и находятся под их влияниями.

Я опять повторяю, что необходимо думать о вещах, используя обычные эмоциональные и мыслительные способности, и пытаться определять, в какой связи они стоят к тому, что мы называем эволюцией, то есть, увеличение влияния внутренних кругов и увеличение возможности приобретения правильного рода знания правильным типом людей. Мы должны понимать вес вещей. Вы помните, было объяснено о словах, что они имеют различный вес и что необходимо чувствовать их вес. То же самое с событиями. В жизни, как и в нас самих, очень много воображаемых, придуманных вещей. Вещи производят действие, потому что люди в них верят. В этом смысле почти вся жизнь нереальна. Люди живут в несуществующих вещах и не видят реальных вещей; они даже не утомляют себя рассуждениями о них, полностью удовлетворяясь воображаемым.

Попытайтесь сконцентрироваться на вопросе о том, что является важным и что нет; мы должны учиться различать эти вещи. В дальнейшем, с помощью работы, мы сможем определить добро и зло в связи с самим собой. Сейчас же мы должны выйти из своей скорлупы и попытаться посмотреть вокруг, используя те же самые методы и принципы. Если мы используем одни принципы для себя и другие для внешних вещей, мы никогда от них ничего не получим. Мы недостаточно думаем об отношении этой работы к жизни и не даем себе отчета о том, какую позицию работа занимает по отношению к жизни. Я не говорю, что вы можете ответить на этот вопрос, но вы должны подумать об этом, посмотреть на это с различных точек зрения. До тех пор, пока вы не задумаетесь об этом, вещи не выстроятся для вас в правильную перспективу, и вы не поймете работу правильным образом. Работа — это небольшая вещь, а громадные вещи принадлежат жизни. Я не имею в виду войны и революции, но просто вещи, принадлежащие каждодневной жизни. Вы увидите, что с точки зрения жизни работе отведена небольшая роль и что она занимает в жизни совсем ничтожное место.

В то же самое время для тех, кто понимает это, работа является наиболее важной вещью. Мы должны продолжать ее и не ожидать никакой помощи от жизни. Мы должны идти против жизни, делать все сами. Мы не вправе уповать на то, что у нас много времени, что если мы не сделаем что-то сейчас, то сделаем это в следующем году. В следующем году все может измениться.

Анализы жизненных событий могут быть основаны на идее влияний А, В и С. Мы можем спросить себя о том, как много влияний третьего рода, то есть сознательных влияний по своему происхождению и по своим действиям, мы видим? Мы должны признать, что никогда не видим их. Если мы что-то ищем, то мы встречаемся только с определенными проявлениями В-влияний, и каждое В-влияние окружено всевозможными опасностями и всевозможными силами, пытающимися его разрушить. Многие из В-влияний исчезают на наших глазах; вещи, которые можно было найти еще некоторое время назад, больше невозможно обнаружить. Как много В-влияний прошлого достигает нас? Они не живут долго, у них короткая жизнь, за исключением двух или трех, окруженных таким переплетением механических приобретений, что они почти становятся А-влияниями; только в такой форме они могут выжить. Все механические силы стремятся разрушить эти влияния, потому что по своему происхождению они противостоят механическим силам.

В. Какова связь между цивилизацией мира и личной эволюцией?

О. Мы не осознаем, что началом многих видов жизненной деятельности является работа сознательных людей. Мы думаем, что вся работа, которую мы видим, началась и продолжается такими же, как мы, “спящими” людьми. Но спящие люди только случайно могут изобрести что-то полезное, и они изобретают как полезные, так и вредные вещи с одинаковым удовольствием, — они не могут отличить одно от другого. Если мы примем под понятием “цивилизация” работу спящих людей, то в этом случае ничего невозможно гарантировать: сегодня будет цивилизация, а завтра варварство.

Представьте, что вы называете цивилизацией то, что разрушает В-влияния. В таком случае вы становитесь окруженными только А-влияниями, и у вас нет никакого шанса эволюционировать. Да, действительно, то, что мы обычно называем цивилизацией, разрушает В-влияния. Революции, войны — все разрушает эзотерические влияния. Например, школы всегда разрушаются войнами; это хорошо известный факт. Школы не могут существовать постоянно. Не то чтобы войны были предназначены для разрушения школ, но они делают это по ходу своего действия. Война — это одно из тех состояний человечества, которые делают работу невозможной и разрушают школы. Школьная работа требует определенного уровня “нормальности” жизни; если жизнь выходит за пределы своего нормального состояния, школьная работа становится невозможной, и школа исчезает.

В. Но ведь люди, извлекающие пользу из школьной работы, не исчезают; изучили же они что-то, что остается с ними?

О. Если они изучили достаточно, они будут извлекать из этого пользу, если нет, то и пользы будет немного. Здесь существует определенный стандарт, необходимо определенное количество знания, и если вы приобретаете его, то вы можете продолжать работать, но если вы не приобрели достаточно, то вы не можете. Отдельные люди, если они достигли какого-то уровня в развитии сознательности, могут изолировать себя от обстоятельств и продолжать работать так долго, пока они живы. Но школа находится под другим законом: ей необходима внешняя форма. Школы ничего не могут сделать с этим — они должны принять обстоятельства такими, какие они есть; как малые, так и большие школы, как элементарные школы, так и высоко развитые. Они должны существовать в любых обстоятельствах, в которых находятся, и если обстоятельства становятся невыносимыми, школы прекращают свое существование. Это нужно помнить.

И еще одна мысль по этому поводу. Религия является более стабильной вещью. Может быть, она была создана таким образом для того, чтобы существовать. Но школы не могут быть созданы точно так же, им необходим определенный минимум сохранности для того, чтобы выжить.

В. Почему влияние эзотерических кругов уменьшилось за последнее время?

О. Люди становятся все менее и менее здравомыслящими. Они начинают меньше нуждаться в истине и все менее способны различать ее, они вполне удовлетворяются ложью. Заинтересованность в этих идеях значительно уменьшилась и подготовка людей значительно сократилась, чем тридцать или сорок лет назад. И это не только результат политических событий, хотя и они участвуют в этом.

В. Что вы имеете в виду, говоря, что люди стали менее подготовлены?

О. Например, в Санкт-Петербурге идея эзотеризма не объяснялась; предполагалось, что она является известной. Сейчас нельзя с уверенностью утверждать, что психологический метод мышления, существование эзотеризма и необходимость школ эзотерического происхождения являются понятными. Мы никогда не сможем понять смысл эзотеризма и внутренних кругов человечества, если не уразумеем, что жизнь есть хаос и что вещи, вместо того, чтобы становиться более управляемыми и упорядоченными, становятся только более усложненными и менее управляемыми. Мы принимаем усложненность за прогресс. В обычной жизни поступки людей не координируются, и результаты являются непредвиденными. Каждый человек действует в своем собственном направлении, и вещи производятся соединением различных результатов. Результаты в жизни являются результатами недоразумений, но не результатами намеренных действий. Необходимо понять, что во внешнем круге так происходит всегда и по-иному быть не может. Мы ничего не сможем сделать для того, чтобы изменить такое состояние дел. Мы, как пробки на воде, которые думают, что они управляют течением. Очень важно думать об этом и смотреть на вещи с такой точки зрения. Если человек не понимает различия между внутренним и внешним кругами, он не будет понимать дальнейшего. То, что возможно во внутренних кругах, невозможно в нашем круге.

В. Должно ли состояние мира заставить большее количество людей искать школы? Люди испуганы, они чувствуют себя неудобно.

О. Почему одно неудобство должно вести к другому неудобству? Вы думаете, что это заставит их прийти? Вы слишком многого ожидаете от них. Вы можете сказать человеку, что, если он изучает настоящую систему, он будет более пробужденным, но вы же не скажете, что ему будет легче жить.

В. Люди отделаются от отождествления.

О. И они будут говорить, что они не могут работать без отождествления, а если они не отождествлены, они потеряют все свои материальные стимулы. Нет никакой связи между заинтересованностью в настоящей системе и неудобством теперешней ситуации.

В. Я был очень озадачен своими наблюдениями за молодыми людьми. Если они вполне счастливы, то идея эзотеризма, по-видимому, не привлекает их.

О. Идея эзотеризма — трудная идея. Иногда человек способен ухватить ее смысл в раннем возрасте, но очень часто, даже в случае понимания этой идеи, человеку не хватает правильной точки зрения на нее. У нас так много ошибочных отношений и ошибочных идей, что ничего нельзя ожидать с полной уверенностью. Я думаю, что человек, который действительно серьезно заинтересован в этих идеях, является исключением, так как умы людей запутаны абсурдными и противоречивыми представлениями.

В. Я заинтересован только в психологической стороне этой системы, но не в эзотеризме.

О. Но психологическая сторона также является эзотерической. Настоящая система не дает ничего того, что не является эзотерическим, потому что все в ней идет от умов, которые не являются умами в обыденном смысле слова; она идет от людей, которые поняли вещи. Обычные системы не могут вызвать какого-либо изменения. Психологическая сторона настоящей системы даже более эзотерична, чем другая сторона, иначе она не имела бы никакой ценности. Она имеет ценность только потому, что идет от более высоких умов, от их понимания и их идей. Это необходимо понять. Каким-то же образом мы получили эту систему. Или мы предполагаем, что она была создана людьми, находящимися на таком же уровне, как мы сами, или что это лишь теория, и она вообще не имеет никакой ценности. Но это не теория; предполагается, что система идет от школы, от людей более высокого развития. Если бы не было людей более высокого развития, мы не имели бы никакой системы.

Вначале, в России, Гурджиев всегда настаивал на том, что это не система; это просто фрагменты, и кто-то должен был создать из них систему. И Гурджиев настаивал на том, что она должна преподаваться именно таким образом. Теперь я делаю это больше похожим на систему, потому что у нас больше людей. Но когда у нас была только небольшая группа людей, то это были просто разговоры, а не лекции. В лекциях трудно оперировать фрагментами, но в целом это все еще, тем не менее, фрагменты. Эти фрагменты находятся на различных шкалах, поэтому вы должны многое понять для того, чтобы соединить их вместе на правильной шкале. Те же самые слова и те же самые теории используются в различных диаграммах — все на совершенно различных шкалах.

В. Можете ли вы дать пример того, как система давалась фрагментами?

О. Многие вещи давались подобным образом: все о создании энергий, психологическая сторона, объяснение того, как работает машина, знание, касающееся мира и т. д. Очень важно понять это. Только тогда, когда вы начинаете понимать, как меняется шкала, вы будете способны понять настоящую систему. Как я сказал, ее давали фрагментами, каждый из которых находится на различной шкале. Вы должны соединять фрагменты вместе и в то же самое время корректировать шкалу. Это похоже на несколько географических карт, каждая в различном масштабе, разрезанных на куски. Вы должны увидеть, какой кусок подходит к какому, где масштаб очень отличается и где он менее отличен. Это единственный способ изучать эту систему.

В. Имеете ли вы в виду, что мы не можем говорить о мирах, если не уменьшим их до нашего масштаба?

О. Нет, я имел в виду совсем другое. Конечно, мы уменьшаем все, но я имел в виду то, что мы должны изучать вещи на различных шкалах и, помня это, сознавать соотношение различных шкал и тот факт, что вещи изменяются с изменением шкалы. Также мы должны помнить, что придаем многим вещам очень большое значение, тогда как в действительности они вообще ничего не значат. Система учит нас находить разницу между реальными и воображаемыми величинами (и даже еще хуже, чем воображаемыми).

В. Я чувствую, что мы имеем только половину того знания системы, которое могли бы иметь.

О. Значительно меньше, чем половину. Такие, как мы есть, мы можем получить только фрагменты, но фрагменты достаточно большие для того, чтобы что-то из них строить. Мы должны пытаться понять структуру. Когда вы имеете перед собой все фрагменты, можете видеть определенные связи, а когда находите эти связи, можете видеть многие другие вещи.

В. Значительно ли вы изменили учение?

О. Я не изменил его. Но предпочитаю иногда начинать с иного пункта. В этой системе, как в любой органической системе, можно начинать с любого пункта — это не изменение. Все остальное остается тем же самым, но я предпочитаю начинать с психологической стороны.

В. Имеют ли люди внутреннего круга какой-либо контроль над людьми внешнего круга?

О. Да, но с большими оговорками. Сознательный круг не может действовать непосредственно, но только через В-влияния. С-влияния могут появиться только в том случае, когда В-влияния приняты и когда люди ищут С-влияний. Люди внутреннего круга не могут иметь контроль над людьми, которые не хотят их знать. Они не могут применять насилие, так как это означало бы ошибочную триаду, ошибочную деятельность. Для любого результата существует специальная триада. Например, если люди хотят приобрести контроль, они могут достичь его только одним путем. Если они действуют другим путем, они получают противоположный результат. Войны, революции и т. д. никогда не дают желаемых результатов, но всегда дают противоположные, так как применяются неправильные триады. Если люди внутренних кругов хотят влиять на других людей, то они могут получить желаемые результаты, только если встречают понимание, и только с теми людьми, которые хотят этого влияния. Это полезный вопрос. Пытайтесь думать о нем.

В. Вы говорили об опасности того времени, в котором мы живем. Будет ли школа что-то предпринимать для того, чтобы защитить себя? Если я правильно понял, вы сказали, что школа не находится под властью закона случая.

О. Я имел в виду, что школа не может быть сформирована случайно, но может быть уничтожена случайно. Она не может быть сформирована механически, но может быть механически разрушена. Возьмите любое произведение искусства — оно не создано чисто механически, оно создано некоторой специальной триадой, но оно может быть сожжено, подобно всему другому.

В. Если школы действительно живут, то почему они умирают?

О. Что вы имеете в виду, говоря, что школы являются живыми? Это смутно и неопределенно. Но если мы примем это буквально, будет вполне ясно, почему школы умирают. Все живые существа рано или поздно умирают. Если умирают люди, школы также должны умирать. Я объяснял, что школы требуют определенных условий. Если эти условия разрушаются, школа разрушается также.

В. Но идеи могут оставаться?

О. Идеи не могут развеяться: им нужны человеческие головы. И школа не состоит из идей; вы всегда забываете, что школа учит, как улучшить бытие.

В. Разве идеи не были зафиксированы в прошлом?

О. Конечно, они были записаны. Но идеи могут быть записаны в различных формах; они могут быть записаны таким образом, что никто не сможет прочесть их без объяснения, полученного от тех, кто знает, или без изменения бытия. Возьмите Евангелия — они написаны различными шифрами; человек должен знать ключ, чтобы расшифровать их, иначе это будет просто рассказ, довольно сомнительный с исторической точки зрения и производящий много ошибочных влияний.

В. Дает ли настоящая система ключ к Евангелиям?

О. Несколько ключей, но вы не должны рассчитывать на все ключи. Многие из ключей могут быть получены только с изменением бытия, они не могут быть получены только при помощи знания. Вы снова забываете о бытии. Изменение бытия означает связь с высшими центрами. Высшие центры могут понимать многие вещи, недоступные обычным центрам.

В. Тогда Новый Завет должен вводить в заблуждение многих людей?

О. Новый Завет написан для школ, для школ различных уровней. В школах объясняется каждое слово. Каждое изречение в Новом Завете имеет множество значений, вот почему в нем имеется так много вещей, которых мы не понимаем. Мы пытаемся перейти от уровня человека 1, 2 и 3 к уровню понимания человека № 4; другие люди, может быть, пытаются перейти к уровню человека № 5, другие — к уровню человека № 6 и т. д., — и все они читают Новый Завет. Поэтому мы не вправе ожидать, что на нашем уровне поймем все, так как он написан очень искусным образом. Кто-то сказал, что Новый Завет находится под семью замками, и это правда. Человек должен найти один ключ и применить его, а затем с его помощью он найдет второй ключ и т. д.; но человек не поймет Новый Завет до тех пор, пока не открыл все семь замков. Поэтому, если мы понимаем все, что возможно понять на нашем уровне, мы можем получить возможность большего понимания.

В. Может ли школа достичь более высокого уровня, чем тот, с которого она начала?

О. Да, если школа работает в соответствии с методами и принципами школьной работы, то она может расти. Но, опять-таки, вы должны помнить, что уровень школы зависит от уровня бытия людей, которые составляют ее.

В. Было ли самовоспоминание характерной особенностью старого эзотерического знания?

О. Всегда и везде. Только иногда, например, в религиозных школах оно называется другим именем. Оно не является произвольным; самовоспоминание — это необходимая стадия в развитии человека, а не произвольно навязанная задача. Человек должен пройти через самовоспоминание, и он может пройти через это только одним путем,

В. Говорил ли Христос когда-нибудь об этом и в каких словах?

О. Почти на каждой странице, в различных словах, например, “Бодрствуйте”, “Не спите”. Он говорил об этом все время.

В. Как следует рассматривать ортодоксальную религию?

О. Мы не можем обсуждать религию, потому что это совершенно отдельная вещь. Различные элементы входят в религию. Всякая религия основана на вере, но, как я уже сказал, вера не входит в нашу систему. Все, что мы можем сказать, это то, что религии находятся на различных уровнях, как я объяснял на первых лекциях. Религия — это относительный термин. Все люди делятся на людей различных уровней, и все религии делятся подобным образом. Каждая религия имеет в себе все степени. Это одна из самых важных вещей, которую надо понять. Мы знаем только горизонтальные деления — историческое и географическое. Но существуют другие деления. Существуют религиозные пути, и религия не противоречит какой-либо другой системе, различие — в различных уровнях. Допустите, что вы знаете религию № 2 — это не является достаточным, если вы хотите изучать себя и стать человеком № 4. Предположите, что вы находите эту систему принадлежащей определенному уровню, и если вы не знаете религии достаточно высокого уровня, тогда возможен конфликт. Конфликт возможен только между различными уровнями.

В. Я чувствую, что с тех пор, как встретил эту систему, я, по-видимому, лучше понимаю молитвенник и Библию. Может ли система помочь нам, давая лучшее понимание учения Христа?

О. Я уже сказал, что эта система не является религией. Вы можете улучшить свою умственную машину и свою способность к пониманию и можете сделать ваши эмоции лучшими. Но может ли настоящая система помочь вам в направлении религии, я сказать не могу. Позднее вы, может быть, будете способны видеть связь между идеями настоящей системы и эзотерическими частями религии. Но мы не знаем эзотерической религии, поэтому не можем говорить об этом.

Весьма похожий вопрос был задан Гурджиеву в Санкт-Петербурге. Его спросили, в каком отношении эта система находится к христианству. Гурджиев ответил, что разные люди по-разному понимают христианство. И затем он сказал: “Если хотите, эта система — эзотерическое христианство”. И добавил: “Что с вашей точки зрения является наиболее важным в учении Христа? — Действие: делать это, не делать то. Вопрос в том, можете ли вы делать это?” Способны ли вы теперь понимать христианство лучше или нет, но вы должны принимать христианство как учение о действии, но не как теорию.

Если вы возьмете христианское учение без современного сентиментального отношения к нему, вы увидите, что христианство является наиболее оптимальной из всех религий. В его учении непрестанно повторялось и повторяется, что только немногие имеют шанс на спасение — трудный путь, узкий путь, только немногие могут пройти по нему до конца и т. д.

В. Невозможно удержаться от мысли, что Абсолют — одно из имен Бога.

О. Нет, вы совершенно ошибаетесь. Абсолют — это принцип, который находится в начале вещей и за всеми вещами. Я никогда не связывал Абсолют с Богом в религиозном смысле. В религии Бог может делать для вас многие вещи. Но Абсолют ничего не может делать для вас. В этом смысле, это не Бог, вы не можете молиться Абсолюту. Если вы берете религиозный вопрос, следуйте религиозному объяснению. Понимая разницу, отделяйте одно от другого.

В. Является ли фактом то, что имеются высшие силы, с которыми человек может войти в контакт, когда он находится в лучшем состоянии?

О. В каждой ситуации, в каждом вопросе мы должны придерживаться того, что мы можем знать, того, в чем можем быть уверены. А мы можем быть уверены в том, что большую часть нашего времени находимся в состоянии, в котором не можем состоять в контакте с высшими силами. Либо мы полностью спим и никакие высшие силы не могут проникнуть к нам, либо мы являемся отрицательными настолько, что все, что приходит к нам, трансформируется в тот или иной род отрицательности. Что мы можем ожидать в таком состоянии?

В. Много ли эзотерических учений или только одно?

О. Всякое учение эзотерического происхождения в основном согласуется с другими. Чтобы быть истинным, учение должно быть одним из многих. Если оно уникально, это значит, что оно изобретено.

В. В Новом Завете нам очень часто советуют бодрствовать и молиться. Что в этой системе соответствует молитве?

О. Чьей молитве? Если молится машина, то каков может быть результат? Какая молитва? Молитва не обязательно означает просьбу. Большинство молитв имеют своей целью концентрирование ума на определенных идеях — это форма медитации.

В. Считаете ли вы, что самосознание может быть достигнуто молитвой? И если это так, то как нужно молиться?

О. Если бы человек мог действительно молиться непрестанно, то это создало бы самосознание. Все дело в том, что мы этого не можем. Человек начинает молиться, а пять минут спустя молитва становится механическим повторением слов. Если бы человек мог молиться, молитва могла бы создать самосознание, но человек не может, так как человека нет. Человек мог бы делать многие вещи, если бы он был, то есть, если бы он был постоянным. Но дело в том, что один начинает, а другой продолжает.

В. Входит ли истинный молящийся в контакт с высшими силами?

О. Я не буду спорить с этим, но мы знаем совершенно конкретно, что в обычных центрах у нас есть только силы, принадлежащие этим центрам. В то же самое время мы знаем, что высшие центры обладают силами, которых обычные центры не имеют. Поэтому я могу ответить на языке настоящей системы, что если такой контакт возможен, то он возможен только через высшие центры. Наша задача состоит в том, каким образом достичь высших центров. Мы не можем иметь контакт сейчас, но высшие центры могут иметь. Никто не может это гарантировать, так как даже наши ожидания могут быть ошибочны. Во всяком случае мы знаем, а некоторые люди испытывали это, что высшие центры имеют новые силы. Поэтому все, что мы можем делать, это пытаться стать связанными с высшими центрами путем изучения того, как стать сознательными. Когда мы станем сознательными, у нас будет связь с высшими центрами, и тогда мы сможем иметь новые силы и новое знание.

В. Но разве мы уже не имеем проблесков высшего эмоционального центра?

О. Некоторые люди имеют, но это только проблески, которые невозможно контролировать. Только человек № 5 может контролировать эти вещи, а мы являемся лишь людьми № 1, 2 и 3.

В. Согласно некоторым эзотерическим учениям, ум человека похож на озеро. Когда озеро спокойно, человек может ясно видеть и слушать “голос молчания”.

О. Здесь много опасностей. Легко спутать истинный “голос молчания” с воображаемым голосом; поэтому легко спутать истину с мнимым. Для некоторых людей это может быть одним из путей работы, но для нас это не путь. Мы хотим более точно знать, как развиваться, поэтому для нас все такие определения опасны, ибо нет никакого инструмента, которым мы можем в этих определениях отделить воображение от реальности. Это то, что вы должны помнить в этой системе — вы учитесь отделять воображаемое от реального, когда учитесь различать в самих себе воображаемое от реальности. Затем позднее, на высших уровнях сознания, вы будете способны отделять это в объективном мире. Многие из этих мистических путей только увеличивают путаницу. Вместо того, чтобы приводить человека ближе к истине, они уводят его от нее.

В. Значит человек должен непрестанно искать раздражении?

О. Почему раздражении? Вы принимаете то, что я сказал, за доказанное и затем пытаетесь найти что-то противоположное этому. Вы можете пытаться всю свою жизнь и ничего не получить, если вы работаете неправильным образом. Но вы должны пытаться — правильно — вспоминать себя, не отождествляться, приобретать контроль. Никто не обладает достаточным контролем. Мы не являемся хозяевами самих себя, и вот почему не можем начать делать это и не делать то. Мы должны сначала изучать и понимать. Мы должны изучать самих себя, и иногда мы можем повернуть одну небольшую вещь, другую небольшую вещь, и таким образом мы начинаем изменяться. Человек не может начать с того большого спокойствия, о котором говорилось. Человек может хотеть быть спокойным, если он неспокоен, но это то же самое, если говорить о таком христианском принципе, как “возлюби врага своего”.

В. Разве основой всего эзотерического знания не является смерть семени?

О. Мы можем рассмотреть это следующим образом. Кстати, в связи с этой фразой, есть еще одна вещь, которая может помочь объяснить нашу ситуацию. Я помню, что сказал Гурджиев об этом выражении, повторяющемся два или три раза в Новом Завете, говорящем, что семя должно умереть для того, чтобы прорасти и произвести растение. Он сказал, что это выражение не является полным по отношению к человеку и должно быть расширено. Говоря о настоящей работе, о ее возможностях и направлении, Гурджиев объяснял это следующим образом. Во-первых, мы должны осознать, что мы спим; во-вторых, мы должны пробудиться. Когда мы пробудились, мы должны умереть; когда мы умираем, мы можем родиться. Это процесс. Полезно думать об этом, полезно понять, что значит сон, что значит пробудиться, что значит умереть и что значит быть рожденным. Допустите, что мы хотим быть рожденными. Мы не можем быть рожденными, пока мы не умерли, и не можем умереть, пока не пробудились. Мы не можем пробудиться, пока мы не осознаем, что спим. Таким образом, имеются определенные ступени.

В. Что значит умереть в том смысле, в каком вы говорите? О. “Умереть” значит умереть, исчезнуть, не быть, не существовать. Бесполезно умирать во сне, так как тогда вы не сможете быть рожденным. Вы должны сначала пробудиться.

***

Мне задавали много вопросов, и некоторые из них были очень наивными; различные люди, пытаясь понять Молитву Господню, приходили ко мне, прося меня объяснить, что значит в ней та или иная фраза. Например, меня спрашивали, что значит “Отец наш небесный”, кто такие “наши должники” и что такое “наши долги” и т. д. Как будто Молитва Господня может быть объяснена в обыденных словах. Вы должны понять, прежде всего, что обычные, простые слова не могут ничего объяснить в отношении Молитвы Господней. Необходимо некоторое предварительное понимание, тоща может прийти дальнейшее понимание, но только как результат усилия и правильного отношения.

Молитва Господня может быть взята как пример неразрешимой проблемы. Она была переведена на все языки, заучивалась наизусть, повторялась ежедневно, однако люди не имеют ни малейшего представления о том, что она действительно означает. Такое отсутствие понимания ее смысла связано с нашей общей неспособностью понимать Новый Завет. Если вы помните, в одной из наших бесед весь Новый Завет был представлен как пример объективного искусства, то есть, как произведение высшего разума. Как же тогда мы можем надеяться понять нашим обычным умом то, что было сформулировано и дано высшим разумом?

Что мы можем делать — это стараться поднять наш ум на уровень мышления высшего разума; и хотя мы этого не осознаем, это возможно многими различными путями. В математике, например, мы имеем дело с бесконечностями — с бесконечно малыми и бесконечно большими величинами, которые ничего не значат для нашего обычного ума. А что возможно для математики, возможно и для нас, если мы начинаем и продолжаем идти правильным путем.

Одна из первых вещей, которую нужно понять и помнить до того, как изучение молитвы Господней станет возможным, — это различие между языком религии и языком системы.

Что такое религия? Это слово применяется очень часто; есть люди, которые применяют его каждый день, но не могут определить, что оно символизирует.

В этой системе мы слышали, что для различных людей существует различная религия. Что имеется религия человека № 1, религия человека № 2, религия человека № 3 и т. д. Но как мы можем определить различие между ними? Прежде чем прийти к определениям, мы должны понять сначала, что наиболее необходимым элементом во всех религиях, известных нам, является идея Бога — Бога, с которым мы можем находиться в личном контакте, к которому мы можем, так сказать, обращаться, у которого можем просить помощи и в возможность помощи которого можем верить. Неотделимой частью религии является вера в Бога, то есть в Высшее Существо, всемогущее и вездесущее, которое может помогать нам во всем, чего мы желаем или что хотим делать.

Я не рассуждаю о том, является ли это правильным или ложным, возможным или невозможным. Я просто говорю, что вера, то есть вера в Бога и в его силы для того, чтобы помогать нам, — это существенная часть религии.

Молитва — это тоже неотъемлемая часть религии; но молитва может быть различной. Молитва может быть просьбой о помощи во всем, что мы можем предпринимать, и в школьной работе молитва может становиться помощью сама по себе. Она может стать инструментом работы, используемым для оживления идей системы, может использоваться для самовоспоминания и для напоминания нам о сне и о необходимости пробуждения.

В то же самое время выражения религиозного языка не могут быть точно переведены на язык системы. Во-первых, из-за элемента веры в религии, и, во-вторых, потому что то, что принимается религией и религиозным языком как факты и утверждения, в этой системе относится к нелогичному и противоречивому. Тем не менее, было бы неправильным сказать, что религия и эта система несовместимы или противоречат друг другу; но мы должны учиться не смешивать два языка. Если мы начинаем смешивать их, мы испортим любое полезное решение, которое могло быть сделано, исходя из религии или из этой системы.

Возвращаясь к идее Бога, идее, неотделимой от религии и религиозного языка, мы должны сначала спросить себя, как могут быть разделены религии в общем и в историческом плане. Они могут быть разделены на религии с одним Богом и религии с несколькими богами. Но даже в этом разделении нужно помнить, что существует громадное различие между обычным пониманием монотеизма и политеизма и пониманием этих идей данной системой. Хотя есть определенные различия между богами, как, например, в греческой мифологии, в обычном понимании политеизма все боги находятся примерно на одном уровне. С точкой зрения этой системы, включающей идею различных школ и различных законов на разных уровнях, человек приобретает совсем другое понимание взаимосвязи богов.

Если мы принимаем Абсолют за Бога, то мы можем видеть, что он не имеет никакого отношения к нам. Абсолют — это Бог для богов; он имеет отношение только к следующему миру, то есть, к Миру 3. Мир 3 — это Бог для следующего Мира, то есть, Мира 6, а также для последующих миров, но в меньшей и в меньшей степени. Тогда Галактика, Солнце, Планеты, Земля и Луна являются богами, каждый из которых заключает в себе меньших богов. Луч Творения как целое, принятый за одну триаду, также есть Бог: Бог Святой, Бог Крепкий, Бог Бессмертный.

Таким образом, мы можем выбирать, с какого уровня мы хотим взять нашего Бога, если мы хотим применить слово “Бог” в религиозном смысле, то есть в смысле Бога, имеющего непосредственный доступ к нашей жизни. С точки зрения настоящей системы мы ничем не можем доказать, что какой-либо из этих миров может иметь личное отношение к нам; но в настоящей системе имеется место для Бога.

В боковой октаве, которая начинается в Солнце как до, имеются две совершенно неизвестные точки, о которых мы не имеем никаких сведений для размышления. Октава начинается как до в Солнце, затем переходит в си на уровне Планет. На Земле она становится ля-соль-фа, которое составляет Органическую Жизнь, включая человека. Каждое отдельное существо в человеческом, животном, растительном царствах умирает; тело, или то, что остается от тела, идет в Землю и становится частью Земли, а душа идет к Луне и становится частью Луны. Из этого мы можем понять ми и ре; но о си и до мы ничего не знаем. Эти две ноты могут дать начало многим предположениям относительно возможного места Бога или богов, имеющих некоторое отношение к нам в Луче Творения.

Теперь, держа в уме все то, что было сказано, мы можем приступить к изучению Молитвы Господней.

Первое — это раскрыть, почему и когда она была дана. Мы знаем, что она была дана взамен многих бесполезных молитв.

Следующее — это отметить многие интересные особенности в самой Молитве Господней и в ее особенном построении; и из нашего понимания этого построения и, особенно, из нашего знания Закона Трех мы сможем осознать, что с точки зрения настоящей системы имеется возможность развития понимания посредством понимания Молитвы Господней.

Подобно многим математическим проблемам изучение Молитвы Господней должно начинаться с правильного расположения или расстановки отдельных частей проблемы. Мы замечаем сразу две интересные вещи: первая — то, что Молитва Господня разделена на три раза по три, и вторая — то, что в Молитве Господней имеются определенные ключевые слова, то есть слова, которые объясняют другие слова, к которым они относятся. Мы не можем называть деление на три раза по три триадами, так как не знаем их отношения друг к другу и не можем видеть расстановку сил. Мы только можем видеть, что имеются три части.

Если вы прочитаете первые три прошения вместе, как одну часть, вы увидите многие вещи, которых не могли бы видеть, если бы читали их обычным образом.

1. Отче наш, иже еси на Небеси! Да святится имя Твое.

2. Да приидет Царствие Твое.

3. Да будет воля Твоя и на земле, и на небе.

В первом прошении, “Отче наш, иже еси на Небеси, да святится имя Твое”, у нас немедленно появляется вопрос, кто такой “Отче наш”? Ключевое слово — это слово “небеса”. Что значит “на небесах”? Если мы попытаемся ответить на этот вопрос с точки зрения Луча Творения, то, может быть, мы сможем кое-что понять. Мы живем на Земле, поэтому “небеса” должны означать более высокие уровни, то есть Планеты, Солнце или Галактику. Идея “небес” предполагает определенные силы или определенный разум, или разумы, на тех более высоких уровнях, к которым, в некотором отношении, Молитва Господня советует нам обращаться; “небеса” не могут относиться к чему-либо на уровне Земли. Но если мы осознаем, что космические силы, связанные с Галактикой, Солнцем или Планетами, слишком велики для того, чтобы иметь какое-либо отношение к нам, тогда мы можем искать место нашего “Отца на небесах” в до или си боковой октавы — или мы можем снова оставить его более высоким сферам.

В словах, которые идут дальше, нет ничего личного. “Да святится имя Твое” — это выражение желания развития правильного отношения к Богу, лучшего понимания идеи Бога или Высшего Разума, и это желание развития относится, очевидно, ко всему человечеству.

Второе прошение — “Да приидет Царствие Твое” — выражение желания роста эзотеризма. В книге “Новая модель Вселенной” я пытался объяснить, что царство небесное могло означать только эзотеризм, то есть, некоторую внутреннюю часть человечества, находящуюся под особыми законами.

Третье прошение — “Да будет воля Твоя и на земле, и на небе” — выражение желания перехода Земли на более высокий уровень, под непосредственную волю Высшего Разума. “Да будет воля Твоя” относится к чему-то, что может произойти, но еще не произошло. Эти три прошения относятся к условиям, которые могут прийти, но которые еще не были осуществлены.

Первое прошение второй части молитвы Господней следующее:

“Хлеб наш насущный дай нам днесь”.

Слово “насущный” не существует в самых старых из известных греческом и латинском текстах. Правильное слово, которое позднее было заменено словом “насущный”, это слово “сверхвещественный”. Правильный текст должен быть: “дай нам сегодня наш сверхвещественный хлеб”. “Сверхвещественный”, или “духовный”, как говорят некоторые люди, может относиться к высшей пище, высшим водородам, высшим влияниям или высшему знанию.

Два следующих прошения во второй части:

“И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”, и “И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого”.

являются наиболее трудными для понимания или объяснения. Они особенно трудны, потому что их обычный смысл не имеет ничего общего с истинным смыслом. Когда люди думают обычным образом о словах “прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”, то они немедленно начинают делать логические и психологические ошибки. Прежде всего, они принимают за доказанное то, что они могут прощать долги и что это от них зависит, простят они или не простят; и, во-вторых, они считают одинаково хорошим прощать долги и иметь прощенными свои собственные долги. Это заблуждение, и оно не имеет под собой никакого основания. Если они думают о самих себе, если изучают самих себя, если наблюдают самих себя, то они очень скоро увидят, что не могут прощать никакие долги, точно так же, как не могут ничего делать.

Для того, чтобы делать, и для того, чтобы прощать, человек должен сперва быть способным помнить себя, он должен быть пробужденным и должен иметь волю. У нас, таких, какими мы являемся сейчас, есть тысячи различных воль, и даже если одна воля хочет простить, многие другие не хотят прощать и думают, что прощение — это слабость, несообразность или даже преступление. И самое странное — это то, что иногда прощение действительно является преступлением. Здесь мы приходим к интересному моменту. Мы не знаем, хорошо ли прощать или плохо, хорошо ли всегда прощать, или в некоторых случаях лучше прощать, а в других нет. Если мы подумаем об этом, мы можем прийти к решению, что даже если бы могли прощать, то возможно лучше ждать до тех пор, пока мы не будем знать больше, то есть, до тех пор, пока не узнаем в каких случаях лучше прощать, а в каких нет.

Здесь мы должны вспомнить то, что было сказано о положительном и отрицательном отношениях, и нам следует осознать, что положительное отношение не всегда является правильным, что иногда для правильного понимания необходимо отрицательное отношение. То есть, если “прощение” всегда означает наличие положительного отношения, тогда прощение иногда может быть ошибочным.

Мы должны понимать, что прощать без разбора может быть еще хуже, чем совсем не прощать; и понимание этого может привести нас к правильной точке зрения на нашу собственную позицию по отношению к нашим собственным долгам. Предположите на один момент, что существует некое великодушное и довольно глупое божество, которое могло бы простить наши долги и которое простило бы их нам и стерло бы их. Это было бы для нас самым худшим из всего, что могло с нами случиться. Тогда для нас не было бы никакого стимула работать и не было бы причины для работы. Мы могли бы продолжать делать те же самые ошибки, считая, что в конечном счете они будут прощены. Такая ситуация совершенно противоположна идее работы. В работе мы должны знать, что ничего не будет прощено. Только это знание даст нам реальный стимул к работе или, по крайней мере, удержит нас от повторения тех же самых вещей, о которых мы уже знаем, что они ошибочны.

Интересно посмотреть на школы с этой точки зрения и сравнить школы с обычной жизнью. В жизни люди могут ожидать прощения или, по крайней мере, надеются на него. В школе ничего не прощается. Это существенная часть школьной системы, школьного метода и школьной организации. Школы существуют для непрощения, и поэтому человек может надеяться и ожидать получения чего-то от школ. Если бы в школах все прощалось, то для существования школ не было бы причины.

Внутренний смысл прошения “Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим” относится к влияниям, то есть, влияниям с высших уровней. Мы можем привлекать к себе высшие влияния, только если мы передаем другим людям влияния, которые мы получаем или получили. Имеется много других значений этих слов, но это значение является началом пути к их пониманию.

Третье прошение второй части гласит:

“И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого”.

Каково наше наибольшее искушение? Наиболее вероятно, что это сон; поэтому первые слова следует понимать, как “помоги нам спать меньше” или “помоги нам по временам пробуждаться”. Следующая часть более трудна. Она читается: “Но избави нас от лукавого”. Возможно, что должно быть “и избави нас от лукавого”. Имеется много толкований этого “но”, однако ни одно из них не является вполне удовлетворительным при переводе на обычный язык, поэтому я на время оставляю этот вопрос.

Главный вопрос — что значит “лукавый”? Одно из возможных толкований этого слова по отношению к обычному искушению, то есть сну, то, что человек, начавший пробуждаться, позволяет себе снова впадать в сон. Это может означать отказ от настоящей работы, когда человек уже понял ее необходимость, отказ от усилий после того, как человек начал делать усилия, и, как уже было упомянуто, начало совершения глупых или даже вредных вещей, таких, как выступление против школьных правил и оправдание себя за такие поступки. Много интересных примеров такого рода может быть найдено в действиях людей, оставляющих настоящую работу и, особенно, в их объяснениях своего поведения.

Наконец, третья часть Молитвы Господней должна быть принята как относящаяся к будущему порядку вещей, а не к их настоящему порядку.

1. Ибо Твое есть Царство

2. и сила

3. и слава во веки веков. Аминь. предполагает, что желание, выраженное в первой части молитвы, уже было осуществлено, уже имело место. Эти слова могут относиться только к будущему.

В заключение, вся Молитва Господня может быть принята за одну триаду. Она не может быть принята в том смысле, что одна часть — это активная сила, другая часть — пассивная сила, а третья часть — нейтрализующая сила, так как все отношения, вероятно, меняются с изменением центра тяжести внимания. Это значит, что, само по себе, каждое из этих трех делений или частей может быть принято за одну силу и что вместе они могут составлять триаду.

***

Эти большие идеи представлены в форме молитвы. Когда вы расшифровываете идею молитвы, то молитва как просьба исчезает.

В. Какая разница между тем, чтобы прощать, и тем, чтобы быть прощенным?

О. Субъект и объект. Но мы не можем быть прощенными. Мы что-то сделали, и, согласно закону причины и следствия, будет произведен некоторый результат. Мы не можем изменить закон, но мы можем стать свободными — избежать его. Мы можем изменить настоящее, через настоящее — будущее, а через будущее — прошлое. Мы должны оплатить наши долги. Путем оплаты мы изменяем прошлое, но имеются различные способы оплаты.

В. Какие есть способы оплаты наших долгов?

О. Оплачивать механически или сознательно. Мы оплачиваем их в любом случае: ожидая результатов и оплачивая их или изменяя прошлое и оплачивая по-другому. Сегодня — это результат какого-то прошлого. Если мы изменяем сегодня, мы изменяем прошлое.

В. Является ли изменение прошлого борьбой против обычного порядка вещей?

О. Это только начало. Необходимы положительные эмоции и высшие влияния. Без них мы не можем ничего изменить. Имеется несколько стадий. Это не приходит сразу; необходимо работать. Я изложил некоторые принципы — необходимо понять, как мы можем достичь этого.

Имеется много интересных вещей. Например, нет никакого слова “я” или “меня” в Молитве Господней. Это значит, что не может быть никаких личных одолжений — все люди находятся в одинаковом отношении к высшим силам и нуждаются в одинаковых вещах.

 




Популярное