Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 16  

Home Библиотека online Успенский П. Д. Четвертый путь Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 16

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Успенский П. Д. ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ. Глава 16

Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 

ГЛАВА XVI

Идею возвращения можно рассматривать только как теорию — Различное отношение людей к возможности возвращения — Три последовательных стадии — Почему возможность получения С-влияний должна быть ограничена — Память прошлых жизней — Теория перевоплощения как упрощение идеи возвращения — Невозможность нахождения доказательства — Мы ограничены состоянием нашего бытия — Различные виды сущностей как сильнейший аргумент в пользу предсуществования — Почему школы не могут возвращаться — Изучение возвращения в одной жизни — Вечное возвращение невечно — Возможность изменений — Шансы ограничены, а время сосчитано — Самовоспоминание и возвращение — Личность и возвращение — Изучение детского мышления — Происхождение идеи возвращения — Три измерения времени — Идея возвращения и система — Параллельное время — Ограничения нашего ума — Рост стремлений и возвращение — Возможность встречи со школой в следующий раз — Состояние подготовленности — Является ли отправной пункт одинаковым для всех7 — Школа и требования, предъявляемые в ней — Смерть сущности — Возвращение и дата смерти — Возвращение мировых событий — Единственная реальность — пробуждение.

Я ПОСТОЯННО ПОЛУЧАЮ ВОПРОСЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ВОЗВРАЩЕНИЯ, поэтому я хочу кое-что сказать о нем, что может дать вам материал для размышления. Имеются две причины, почему я избегаю говорить об этом: во-первых, мы можем говорить только о теории, у нас нет возвращения реальных фактов; и, во-вторых, мы не знаем, изменяются ли, в связи с настоящей работой, законы, относящиеся к возвращению. Необходимо понять эти вещи. Мы знаем очень мало о возвращении. Когда-нибудь мы сможем попытаться собрать то, что может быть принято как достоверное во всем, что написано о возвращении, и посмотреть, каким образом мы можем думать об этом, но это только теория.

Я писал в “Новой модели Вселенной”, что даже в обычной жизни люди могут быть очень различными с точки зрения возвращения. Некоторые люди могут иметь то же самое возвращение, другие люди могут иметь различные варианты или возможности;

некоторые могут подняться, а другие могут опуститься, и многие другие вещи. Но все это без отношения к работе. Для людей, которые подходят ближе к работе, может быть возможным, хотя только теоретически, изучение трех последовательных возвращений.

Допустим, что первое, это когда человек подходит близко к возможности встречи с некоторого рода идеями высшего разума; второе, когда человек определенно входит в контакт с С-влиянием; и третье, которое было бы результатом этого контакта. Интересно, что после второго случая возможности возвращения сильно уменьшаются. Они выглядят неограниченными до того, пока человек не вошел в контакт с С-влияниями, но после этого контакта возможности возвращения сокращаются. Если мы поймем это, мы сможем говорить о возвращении обоснованно и с пользой; в противном случае, если мы берем все на одном и том же уровне, это будет только теоретический разговор, совершенно бесполезный.

В. Имеете ли вы в виду, что после вхождения в контакт с С-влияниями число шансов уменьшается?

О. Да, потому что С-влияния нельзя растрачивать. В-влияния практически неограниченны; это значит, что они брошены в жизнь и человек может брать их или не брать; они не уменьшаются. Но С-влияние ограничено. Постарайтесь ответить на этот вопрос для самих себя, и вы поймете, почему возможность получения С-влияния должна быть ограничена, так как если человек не использует его, что хорошего в том, чтобы его растрачивать?

В. Означает ли это, что если бы мы работали правильно, наши шансы увеличились бы?

О. Нет, это совсем не означает этого. Это просто означает, что если мы не работаем правильно, мы потеряем эти шансы на возвращение.

Без этой дополнительной особенности, о которой я только что упомянул, совершенно бесполезно говорить о возвращении даже как о теории. В размышлении о возвращении полезно думать о том, что возможно и что невозможно, что может случиться и что не может случиться. Обычно люди не принимают эту идею, или не знают о ней, или не понимают ее, или же принимают слишком много, вкладывая многое в эту идею. Поэтому полезно думать, как эти идея относится к нам, а для этого нам необходимо какое-то основание, с которого можно начать. Например, отношение этой идеи к “воспоминанию”. Люди часто спрашивают о воспоминании прошлых жизней, но они забывают, что без работы высших центров они не могут вспоминать. Очень часто вы слышите, как люди говорят, главным образом, в связи с тем, что они называют “перевоплощением”, что они могут вспоминать свои жизни в прежних воплощениях, и они пишут книги о том, кем они были прежде. Это чистая фантазия. Вы должны понимать, что в нашем обычном состоянии мы не можем помнить прежние жизни — нет ничего, чем можно было бы вспоминать. В вашем уме и центрах все является новым. То, что может перейти от одной жизни к другой, является сущностью. Поэтому человек может иметь только такие смутные ощущения вместо определенных воспоминаний, что трудно допустить, чтобы кто-либо мог вспомнить что-то конкретное. Только в первые годы жизни это является реально возможным, но тогда человек обычно не замечает этого ощущения, или, если он и замечает его, то это создает воображение.

В. Какая разница между теорией перевоплощения и теорией возвращения?

О. Идея перевоплощения — это род приспособления идеи возвращения к нашему обычному пониманию, потому что, как теория, идея возвращения значительно более трудна для нас — она требует совершенно нового понимания времени. Даже образованные люди нуждаются в некотором количестве математического знания, чтобы понять идею возвращения. Возвращение — это вечность, а перевоплощение ~ это время Перевоплощение предполагает, что время существует отдельно от нас и что мы продолжаем существовать во времени после смерти. Например, в буддизме принято считать, что человек умирает и немедленно рождается снова, что одна жизнь следует за другой, потому что для понимания обычных людей это гораздо лете. Но у нас нет доказательств существования времени за пределами нашей жизни. Для каждого человека время — это жизнь, и это включает в себя все время, то есть когда жизнь кончается, время кончается. Поэтому перевоплощение является менее научной теорией, чем возвращение — очень многое в ней принимается без доказательств.

В. Но где берут место все эти жизни? О. Мы не говорим о месте, но о возвращении. Если вы говорите, что помните, что вы жили, например, в Риме, то как вы найдете для этого доказательство? Это невозможно. Каждая теория может существовать на различных уровнях. Теория возвращения может существовать на уровне, требующем некоторого знания и некоторого понимания, и затем она может быть искажена и опущена на более низкие уровни. Это может произойти с каждой теорией, и иногда в этом процессе теория даже может стать своей противоположностью. Но вы всегда должны помнить, что мы ничего не можем доказать и не можем настаивать ни на одной конкретной теории. Мы только должны понимать каждую теорию в пределах ее соб-ственых ограничений и ее собственного размера и видеть, что является возможным и невозможным с точки зрения этой теории. Если вы берете какую-нибудь теорию и начинаете что-то добавлять и что-то убирать, это будет неправильно. В каждой теории человек должен изучать все, что в нее включено, и ничто из этой теории не должно быть пропущено. То есть, если мы находим любую теорию возможной с философской точки зрения, мы можем искать такие условия, в которых она перестала бы быть теорией и стала бы фактом.

В. Ошибаюсь ли я, допуская, что вы сами не убеждены в реальности теории вечного возвращения?

О. Я старался объяснить, что вы не можете быть убеждены в этих теориях. Если вы думаете, что вы можете быть убеждены в этом, то это будет просто верой. Имеется целый ряд вопросов и проблем, относительно которых все, что мы можем сделать — это сформировать теории, без какой-либо убежденности, что одна теория лучше, чем другая. Я бы сказал, что, как теория, теория возвращения лучше, чем теория перевоплощения, но у нас нет реального доказательства того, ближе ли она к фактам или нет. И мы не можем получить доказательств из-за нашего состояния сознания. Единственной возможностью, с точки зрения работы, является надежда, что, возможно, если мы изменим наше состояние сознания, наши возможности наблюдения увеличатся. В нашем настоящем состоянии мы не можем иметь ничего, кроме теорий.

Мы ограничены состоянием нашего бытия, а состояние бытия человека № 1, 2 и 3 таково, что мы не можем знать этих вещей наверняка.

В. Вы сказали, что человек не может помнить прежнюю жизнь?

О. Да. Только сущность может помнить, а так как у обычного человека сущность неорганизованна и не отделена от личности, мы не помним.

В то же время, тот факт, что один человек имеет один тип сущности, а другой человек имеет другой тип сущности, является одним из сильнейших аргументов в пользу предсуществования, так как сущность не может родиться из ничего, — это очевидно. Но система рассматривает человека только от рождения до смерти.

В. Откуда приходит та часть нас, которая возвращается?

О. Она — это вы. Когда мы говорим о возвращении, мы думаем о нашем возвращении. Мы не знаем, откуда эта часть приходит, и мы можем потратить всю нашу жизнь на теоретические определения. Но это ничего не изменит или не поможет нашему психологическому пониманию этой идеи. Сейчас я пытаюсь установить некоторые принципы, которые дадут нам практическое понимание этой идеи. Мы можем найти много слов, но слова никуда не ведут.

Нашли ли вы ответ, почему С-влияния нельзя растрачивать? Подумайте об этом. Если вы ответите на этот вопрос, вы ответите на многие другие вопросы. Вы знаете, как сложить два и два.

В. Не потому ли, что если бы такая вещь как С-влияние было бы способно к возвращению, то мы растрачивали бы его снова и снова?

О. Это подразумевается, но это не ответ. Несомненно, если оно снова и снова растрачивается, то какая же в этом польза? Но есть что-то, чего вы не видите во всем этом и, тем не менее, это и есть ключ ко всему. Это очень просто, ничего таинственного. Это не головоломка, это просто вопрос мышления.

Попробуйте подумать примерно так. Возьмите обычную школу. Мальчик идет в школу и каждый год начинает учить одну и ту же вещь. Он изучает что-то в течение целого года, затем идет домой и забывает все и должен учить опять ту же самую вещь. Он вновь изучает это в течение целого года и опять идет домой и забывает и снова возвращается и учит ту же самую вещь. Что скажут ему в школе? Вот почему школы неповторимы, вот почему нет возвращения для школ. И это то, чего хотят люди, они хотят учить одну и ту же вещь снова. Но в следующий раз вы должны быть в высшей школе. Если вы не можете пойти в высшую школу, то другой школы на этом уровне не будет, потому что вы ее уже прошли.

В. Встречает ли человек школу через С-влияние?

О. Школа означает С-влияние. Вы встречаете школу через В-влияния.

В. Вы не можете поступить в более высокий класс до тех пор, пока вы не сдали экзамен?

О. Совершенно верно, но вы можете выдержать экзамен и забыть все; это случается очень часто.

В. Но до некоторой степени вы уже научились, как учиться?

О. Иногда да, а иногда нет. Вы учитесь, как учиться, и вы учитесь, как забывать.

В. Мне кажется, из того, что вы сказали, С-влияние — это превращение, сила превращать, а что-то меньшее, чем это, не есть С-влияние.

О. Совершенно верно. Вы подошли очень близко, но вы можете также принимать С-влияние просто как некоторое количество знания.

В. Знание, которое может быть использовано?

О. Нет, это снова определение. Я сказал “знание”; определения не помогут. Странно, что вы не видите этого, что вы не улавливаете того, что оно просто означает. Передача знания означает С-влияние, это означает некоторую работу, она не случается сама по себе, она означает чью-то работу, а работу нельзя растрачивать зря. Если она приносит результаты, она может быть продолжена, но если она не приносит результата, тогда, естественно, она остановится. Это объясняет, почему возможность возвращения должна быть ограничена. Если человек приходит в школу и не извлекает пользы от пребывания в школе, естественно, что он не может приходить снова и снова, чтобы учить одну и ту же вещь. Человек должен что-то из этого получить. Попытайтесь понять это, так как без понимания этих принципов невозможно говорить о возвращении. Все обычные разговоры, основанные на математике или на чем-либо еще, делают возвращение слишком однообразным, а возвращение не может быть однообразным. Вы помните, мы говорили о материальности знания и о том факте, что человек имеет очень малый шанс даже для того, чтобы начать, так как для этого необходимы многие благоприятные обстоятельства. Но вы должны понять, что когда человек начинает получать некоторое знание, шансы становятся все меньше и меньше, потому что если он не использует это знание, то ему будет все более и более трудно это знание получать, что вполне естественно. Это относится к каждому дню, к каждому году, ко всей нашей жизни — это то, что должно быть понято. Идея возвращения полезна, потому что она относится к этой жизни. Если мы не делаем чего-то сегодня, как мы можем ожидать сделать это завтра? Если мы можем сделать это сегодня, мы должны сделать это; никто не может откладывать это до завтра, так как завтра мы можем сделать что-то еще. Мы всегда думаем, что у нас есть время.

В. Означает ли это, что если мы не слышим то, что вы говорите сегодня, мы не услышим этого снова?

О. Может быть, вы будете здесь, но меня здесь не будет — как вы можете знать?

В. Мы можем прогрессировать только через вас?

О. Нет, вы совершенно свободны найти какое-нибудь другое место — вы вообще ничем не связаны. Если вы знаете кого-то еще, с кем вы можете прогрессировать, вы, конечно, должны использовать его. Никто не должен терять любую благоприятную возможность, если он имеет таковую.

В. Я имел в виду — являетесь ли вы единственным посредником?

О. Нет, никто не может быть единственным. Если вы знаете другой путь, то тогда это другая возможность, но если вы не знаете другой возможности, если вы не знаете никого, кроме меня, тогда вы должны попытаться получить эту возможность от меня; если вы знаете кого-то еще, вы можете получить возможность от этого человека. Вполне ли это ясно? Только помните одно — это не может быть теоретическим изучением, мы должны научиться на практике, как делать наиболее важные для нас вещи.

В. Всегда ли существуют благоприятные возможности, или просто мы слишком крепко спим для того, чтобы заметить их и использовать?

О. Благоприятные возможности могут быть различными. Если человек не подошел к работе, он имеет благоприятную возможность накопить знание, материал, тенденции. Они могут быть не очень сильны, но могут вести в одном и том же направлении или в противоположных направлениях. А в том, что мы называем “работой”, которая означает влияние-С или непосредственное знание, непосредственное изучение, благоприятные возможности являются другими, и реальные благоприятные возможности начинаются только с момента, когда человек использует их.

В. Идея о возвращении подразумевает повторяемость событий. Обязательно ли школы появляются в тех же самых местах? Возможно, что в моем прошлом возвращении эта система никогда не доходила до Англии?

О. Тут есть затруднение, потому что когда люди слышат о возвращении и начинают думать об этом, то они думают обычным формирующим, то есть логическим, образом, или очень часто они думают совершенно нелогично или еще хуже. Но даже если они думают логически, они не имеют достаточно материала, они не достаточно знают, чтобы думать о возвращении. Во-первых, необходимо понять, что мы говорим о теории, и, во-вторых, что эта теория должна быть достаточно полной — в ней должно быть достаточно материала. Когда мы думаем о возвращении, мы думаем, что все повторяется, и это именно то, что губит наш подход к этой теории. Первое, что надо понять о возвращении, это то, что оно не вечно. Это звучит абсурдно, но это действительно так, ибо оно различно в разных случаях. Даже если мы берем его теоретически, если мы берем исключительно людей в механической жизни, даже их жизни изменяются. Только у некоторых людей, в совсем застывших условиях жизни, жизни повторяются одним и тем же образом, может быть, в течение долгого времени. В других случаях, даже в обычной механической жизни, вещи меняются. Если люди не столь сильно управляются обстоятельствами (как, например, великие люди, то есть люди, которые должны быть опять великими людьми, и никто не в состоянии что-нибудь с этим сделать), то имеются отклонения, но опять-таки, не навсегда. Никогда не думайте, что что-нибудь существует навсегда. Это очень странная вещь, но кажется, что люди, не имеющие возможностей либо вследствие некоторых условий, либо из-за своего недостаточного развития, либо из-за какого-то патологического состояния, могут проживать жизни, повторяющиеся без каких-либо изменений, в то время как люди с теоретической возможностью живут жизнью, способной достичь некоторых моментов, в которые человек либо встречается с возможностью развития, либо начинает опускаться. Либо одно, либо другое; люди не могут оставаться всегда на одном и том же месте, и с момента, когда они встречают некоторую реальную возможность, они или распознают возможность что-нибудь сделать, или теряют ее, и затем опускаются. Подумайте сейчас об этом, и, может быть, вы будете в состоянии сформулировать некоторые вопросы.

В. Зависит ли умение распознавать возможности от изменения бытия, которое может быть достигнуто только после долгого периода малых усилий?

О. Имеются две вещи, которые мы должны понять в связи с этим вопросом Вещи находятся в различном отношении к возможностям: некоторые вещи, хотя они еще не произошли, и хотя нам может казаться, что они могут произойти тем или иным образом, являются фактически предопределенными. Ничто не может быть изменено, потому что этими вещами движут очень большие причины, и хотя эти вещи еще не произошли, они могут произойти только одним определенным образом. В отношении к другим вещам повторение не является столь обязательным. Есть много градаций рядом с вещами, которые могут происходить только одним образом, могут быть другие вещи, которые еще должны прийти и которые могут произойти или тем или другим образом. Необходимо понять это как принцип, понять, почему вещи различны и что различного в них. Возьмите сегодняшний день. Некоторые вещи должны случиться завтра, так как их причины лежат в прошлом году или десять, двадцать лет назад. Но если причины некоторых вещей, которые произойдут завтра, лежат в сегодняшнем дне, тогда они могут случиться завтра по-другому, если сегодня что-то делается по-другому. Следовательно, это вопрос природы причин и того, где они находятся. Вы можете взглянуть на это так: допустите, что вы видите, что вещи происходят одним и тем же образом в течение долгого времени — тогда вы не можете ожидать внезапного изменения без какой-то особенной причины. Другие вещи могут быть сравнительно новыми — определенное стремление только что появилось, и, таким образом, оно легко может исчезнуть. Но если стремление продолжается в одном и том же направлении в течение долгого времени, то тогда трудно увидеть возможность изменения. Это единственный способ, которым мы можем это обсуждать, так как мы не можем знать что-либо определенное об этих вещах. Вы должны помнить один принцип — вещи не являются одними и теми же. Если вы говорите, что некоторые вещи могут быть изменены и применяете это ко всему, вы будете несправедливы, так как вещи никогда не находятся в одинаковом отношении к возможности изменения.

В. Может ли возможность изменения в возвращениях людей означать, что люди, родившиеся в одном возвращении, могут не родиться в следующем?

О. Это возможно только в некоторых случаях, но мы не можем обсуждать глубоко такие детали. Я хочу, чтобы вы поняли ясно, что, пока люди являются совершенно механическими, вещи могут повторяться и повторяться почти неограниченно. Но если люди становятся более сознательными или если у них появляется возможность стать сознательными, их время становится ограниченным, Они не могут ожидать неограниченного числа возвращений, если они уже начали узнавать кое-что и учиться чему-то. Чем больше они учатся, тем короче становится их время. Люди всегда забывают, что для каждого человека имеется только весьма ограниченное число шансов, так что если человек теряет возможность в одной жизни, то в следующей жизни он потеряет ее еще более легко. Чем ближе человек подходит к возможности изменения, тем меньшим становится число шансов, и если человек находит шанс и не использует его, он может потерять его совершенно. Этот же принцип применяется к одной жизни. Вы помните, что было сказано, что в работе, в отношении к одной жизни, время сосчитано, и чем более серьезно люди работают, тем более строго учитывается их время. Если вы хотите работать в течение двух месяцев и спать в течение десяти месяцев, считается, что вы работали в течение двенадцати месяцев, даже если в действительности вы работали только два месяца. Но требования или условия существуют в течение двенадцати месяцев, и чем больше человек работает, тем больше растут эти требования. Если человек работает очень мало, он может оставаться в одинаковом отношении к некоторой идее в течение года или двух лет; он может неправильно понимать что-либо и не так много терять из-за этого, так как имеется еще третий год. Но если человек уже начал работать серьезно, он не может иметь три года, ибо каждый день является экзаменом, и он должен сдать один экзамен, чтобы прийти к другому экзамену. Это должно быть понято, и тот же принцип может быть применен к возвращению.

В. Так ли это, что если мы являемся полностью механическими, мы должны возвращаться точно таким же образом, но если мы менее механичны, наши возвращения уменьшаются?

О. Это не совсем так. Как я сказал, имеется много различных категорий людей. Имеются люди, чьи жизни повторяются автоматически в точности одинаковым образом. Другие люди могут иметь различные небольшие изменения и модификации, все на одном и том же уровне. Тогда третья категория, грубо говоря, может иметь некоторую возможность в том смысле, что изменения, которые происходят в их жизни, не совсем бесцельны, но становятся ближе и ближе к некоторым В-влияниям. Затем четвертая категория подходит ближе к возможности встречи со школой. Основное, что необходимо понять, это что люди не равны в отношении к этим возможностям. И, конечно, те люди, которые уже нашли некоторую возможность и отказались от нее, показали себя неспособными к развитию.

В. Я все еще не понимаю, почему время должно быть ограничено для того, кто работал, и не ограничено для того, кто не работал? О. Для того, кто не начал пробуждаться, время не учитывается, так как оно не существует. Все повторяется, всегда одна и та же вещь, снова и снова. Вы можете взять это таким образом: знание ограничено, но так как такие люди не берут никакого знания, для них оно не ограничено. Затем, как я сказал, вы можете провести сравнение с обычной школой: невозможно оставаться все время в одном и том же классе — человек должен либо идти вперед, либо уйти. Поставлены определенные требования, и если люди не выполняют этих требований, они могут потерять возможность. Поэтому, если человек начал работать, он должен продолжать. Допустите, что кто-то начинает работать, а затем перестает. Это показывает его неспособность к работе, а тогда каков смысл его существования? Попытайтесь подумать об этом с этой точки зрения.

В. Каждому ли доступен один из путей в каком-то цикле?

О. Я не знаю, и мы не можем знать таких вещей; мы можем говорить только о самих себе. Мы имеем шанс, это все, что мы знаем, поэтому мы должны думать о себе.

В. Будущая работа похожа, кажется, на ходьбу по натянутой проволоке. Можно ли надеяться позднее достичь другого уровня устойчивости?

О. Всякое состояние, в том числе и сон, имеет много разных форм. Могут быть сон с возможностью пробуждения, сон с меньшей возможностью пробуждения и сон безо всякой возможности пробуждения.

В. Необходимо ли изменить что-то в сущности для того, чтобы обладать памятью о другом возвращении?

О. Нет, необходимо стать сознательным в этой жизни. Вы имеете только эту жизнь. Вы можете сказать себе: “Я жил раньше и я не помню этого. Это значит, что если я буду жить снова, я снова не буду помнить”. Если вы становитесь сознательными в этой жизни, вы будете помнить, и вы будете помнить столько, сколько вы помните теперь. Если вы не помните себя теперь, тогда в следующий раз вы снова не будете помнить себя, и поэтому все будет одним и тем же. Возможность изменения начинается только с возможностью начать вспоминать себя теперь. Все остальное лишь слова.

В. Если личность умирает вместе с нами, что дадут для будущего возвращения попытки ослабить ее?

О. Нет необходимости подходить к этому догматически; когда мы говорим о возвращении, мы говорим о “чем-то”, что возвращается, и это “что-то” хранит в себе следы всех созданных стремлений. Если стремление к ослаблению личности было создано, оно будет продолжаться; а если было создано противоположное стремление, стремление к усилению личности, опять-таки оно будет продолжаться. Совершенно верно, что личность умирает, но если это “что-то” возвращается, тоща те же причины будут производить те же следствия. Если были созданы некоторые новые стремления, они также будут иметь свое следствие. Поэтому человек, который показал любовь ко сну с самого детства, может впасть в сон даже раньше.

В. Тогда единственной вещью, которую мы можем сохранить, является изменение, которое мы совершаем в сущности?

О. Нет, сначала вы должны произвести изменения в личности. В. Но оно не будет продолжаться!

О. Это единственная вещь, которую мы можем делать. Только очень немногие люди могут работать над сущностью. Это не преимущество, так как работа над сущностью очень трудна; но это может случиться. Обычно мы работаем над личностью, и это единственная работа, которую мы можем делать. И если мы действительно работаем, это приведет нас куда-то. Иногда стремления имеются в сущности, а иногда в личности, но мне не хотелось бы формулировать это как “сущность” и “личность”. Я сказал бы просто, что мы должны ослаблять некоторые стремления и усиливать другие, ослаблять механические стремления и усиливать сознательные стремления. Это есть единственная возможная формулировка; все иное было бы неуместным.

В, Мне кажется, что личность, физическое тело и внешний вид слишком неустойчивы для возвращения.

О. Да, но все они были созданы по некоторым причинам, и так как причины будут одни и те же, они, естественно, будут производить одни и те же следствия. Человек рождается в одних и тех же обстоятельствах, в одном и том же доме, от одних и тех же родителей, и все будет происходить одинаково. Могут быть некоторые отклонения, но в конце концов это приходит к одному и тому же. Допустите, что человек рождается в каком-то городе, а затем на время уезжает из него. Потом, позднее, он возвращается обратно и там находит себя в той же ситуации, как и прежде, как будто он совсем не отсутствовал. Это иллюстрирует то, что я имею в виду под этими отклонениями. Человек всегда возвращается к тому же пути.

В. Что это такое, что так сильно хочет возвращения и все-таки боится его?

О. Этого я не знаю — это материал для вашего собственного исследования. Конечно, человек предпочитает идею возвращения обычной идее смерти. В то же время он боится этой идеи, так как если он действительно искренен с собой, он понимает, что все повторяется в этой жизни. Если человек находит себя, снова и снова, в одном и том же положении, делающим одни и те же ошибки, он осознает, что новое рождение не поможет, если он сейчас продолжает делать те же самые вещи. Изменение может быть только результатом усилия; никакие обстоятельства не могут произвести изменение. Вот почему все обычные убеждения об изменениях внешних обстоятельств никуда не ведут: обстоятельства могут измениться, но вы будете теми же, если вы не работаете. То же самое в возвращении. С точки зрения внешних обстоятельств человеческая жизнь может измениться полностью, но результат будет тот же самый — соотношение сущности и личности останется.

Реальное изменение может произойти только как результат работы в школе, или же, если в течение нескольких последовательных жизней человек только наращивает магнетический центр и не встречает школу, то изменение будет в росте магнетического центра.

В. Считаете ли вы, что те, кто достиг достаточно высокого состояния, не находятся под обязательством возвращения?

О. Вы заходите слишком далеко. Некоторые религии начинаются с идеи попытки остановить колесо жизни. Но мы не можем серьезно говорить об этом, потому что, как я уже сказал, идея возвращения является только теорией, а как мы можем остановить то, в чьем существовании мы не уверены? Если вы хотите остановить поезд, вы должны знать, что поезд движется. Каков был бы смысл в попытке остановить его, если бы вы не были уверены, что он движется?

В. Предопределена ли дата смерти человека?

О. Я не могу сказать; имеются различные теории. Я полагаю, что будет вернее сказать, что с одной точки зрения она предопределена, но в это входит так много вещей, что время человека может быть укорочено или продлено; поэтому, хотя эта дата и предопределена, это не есть абсолютное предопределение. Или, может быть, лучше сказать, что она меняется каждый момент, хотя и предопределена. Каждый момент может принести новые факторы и сделать жизнь человека длиннее или короче. Если ничто не происходит, тогда она предопределена.

В. Воздействует ли работа в школе на продолжительность жизни человека?

О. Вы снова ожидаете слишком многого. Может быть, после нескольких воплощений вы сможете найти средства продлить вашу жизнь; но если вы ожидаете этого сразу, вы ожидаете слишком многого. В некоторых случаях это может быть так, но я думаю, что в разных случаях это должно быть по-разному.

В. Значит ли это, что я переживаю ту же самую жизнь снова? Был ли я снова рожден в 1915 году и буду ли я снова рожден в 1915 году?

О. Всегда в 1915 году—это есть единственная вещь, которая не может измениться. И, конечно, мы связаны тем, что жили раньше — мы не могли выйти из ничего, только мы не помним. Даже те, кто думают, что они помнят что-то, помнят только, пока они дети. Но в большинстве случаев они забывают.

Изучение возвращения должно начинаться с изучения детского мышления, особенно до того, как дети начинают говорить. Если бы люди могли помнить это время, они вспомнили бы очень интересные вещи. К сожалению, когда они начинают говорить, они становятся настоящими детьми, а спустя шесть месяцев или один год они обычно все забывают. Люди очень редко помнят, о чем они думали в очень раннем возрасте. Но, психологически, это факт, что в очень ранних воспоминаниях детства — а иногда люди запоминают вещи в возрасте нескольких месяцев — у них уже есть мышление, некоторое понимание людей, мест и вещей. Как мы можем ожидать это от новорожденных детей? Наше мышление растет достаточно медленно, но некоторые дети обладают умом взрослого человека. Они не являются детьми; они становятся ими позже. Если они помнят свое мышление в раннем детстве, то они видят, что это то же самое мышление, каким обладают взрослые люди. Вот что интересно.

В. Не знаете ли вы, почему ребенок будет помнить свое взрослое мышление, но не будет помнить детское?

О. У нас очень мало материала, чтобы об этом судить. Я говорю только о том способе, каким это может быть изучено. Предположим, что мы пытаемся вспомнить свое детство, стараясь не позволить воображению войти в наши воспоминания. Если мы что-нибудь найдем, то это и будет материалом. В литературе об этом можно найти очень мало, потому что люди не знают, как это изучать. В своем личном опыте я встретился с несколькими очень интересными вещами. Также несколько людей, которых я знал, имели интересные воспоминания своих первых лет жизни, и у всех этих людей было одинаковое впечатление, что их способность мышления не была детской способностью или детской психологией. Вы понимаете, что я имею в виду? У этих людей был готовый ум, с совершенно взрослыми реакциями, и такой способ смотреть на людей и узнавать их, какой не мог быть сформирован в течение шести месяцев бессознательной жизни.

В. Почему это исчезает, когда ребенок учится говорить?

О. Ребенок начинает подражать другим детям и делать в точности то, что взрослые люди ожидают от него. Они ожидают, что он будет глупым ребенком, и он становится глупым ребенком.

В. Как возможно узнать, что вспоминает младенец? Я полагал, что он рождается с совершенно чистыми центрами и что он вспоминает центрами.

О. Это странная вещь. Как я сказал, некоторые люди, которые ненамного отличаются от других людей имеют странные и вполне определенные воспоминания даже своих первых месяцев жизни. Они полагают, что они видели людей так, как видят взрослые люди, не как дети. Они не составляют сложных картин из отдельных элементов, они имеют совершенно определенные впечатления о домах, людях и т. д.

В. Я все еще не пойму, как возможно вспомнить предыдущее возвращение? Я полагал, что память зависит от содержания центров, которые находятся в личности. Как может личность помнить возвращение?

О. Вы не можете помнить предыдущее возвращение, если вы не помните себя здесь, в этом возвращении. Мы жили прежде;

многие факты доказывают это. Почему мы не помним — это потому, что мы не помнили себя. То же самое верно в этой жизни. Если вещи механичны, мы только помним, что они случались; только с самовоспоминанием мы можем помнить детали. Личность всегда смешана с сущностью. Память находится в сущности, не в личности, но личность может представлять ее вполне правильно, если память достаточно сильна.

В. Если мы возвращаемся в те же самые обстоятельства, то возможность изменения чего-либо в нашей жизни кажется очень небольшой.

О. Эта возможность есть в начале жизни. Мы имеем долгую жизнь, и в ходе нее мы можем нечто приобрести — знание, понимание, и это понимание может перейти в сущность. Тогда, если в течение первых лет нашей жизни мы живем в сущности, это понимание может произвести некоторое впечатление на нас, некоторые воспоминания в сущности. Как правило, они исчезают в более позднем возрасте, но дети иногда обладают ими в течение довольно длительного времени, до восьми или десяти лет.

В. Когда мне было около трех или четырех лет, я часто в виде игры пытался вспомнить себя.

О. Это вполне возможно; это могло остаться. Вы, возможно, пытались вспоминать себя в предыдущей жизни — я не вижу ничего невозможного в этом.

В. Означает ли, в связи с идеей о возвращении, что если мы совершаем грубую ошибку, она продолжает возвращаться?

О. Могут быть разные ошибки, но если было нечто преднамеренное относительно этой ошибки, если вы сделали ее потому, что хотели сделать ее, тогда наиболее вероятно, что вы еще сильнее захотите сделать ту же самую ошибку снова.

В. Возвращаются ли вещи, подобные болезням?

О. Они могут возвращаться или не возвращаться. Это связано с довольно сложными вещами. Необходимо разделить болезни, так как они могут принадлежать к различным категориям. Некоторые болезни могут воздействовать на сущность, другие не могут. Многие заразные болезни открывают аккумуляторы, поэтому они действительно могут быть полезны. Затем аккумуляторы могут остаться открытыми или они могут закрыться снова. Такие болезни могут играть роль толчков. Это случайные болезни, и они могут повторяться или не повторяться. Затем имеются болезни, относящиеся к судьбе, органические болезни.

В. Я не думаю, что я понимаю вечное возвращение.

О. Мы говорим о возможностях. Это философский разговор;

мы не имеем достаточно материала, чтобы говорить даже теоретически. Вы помните, говорить философски значит говорить о возможностях. То есть, если возвращение существует, то мы говорим о том, как оно могло происходить.

В. Следует ли тогда рассматривать весь вопрос как философский или как поддающийся проверке?

О. Мы не можем говорить о проверке. Я думаю, что если некоторые люди найдут подтверждение этому для самих себя, это будет очень субъективно. Они не будут в состоянии передать свое понимание другим людям. Другие люди могут верить им или нет, но это не будет доказательством. Но вы можете проверить некоторые вещи о возвращении путем наблюдения вещей в этой жизни.

В. Каково происхождение идеи возвращения?

О. Психологически — будет один ответ; математически — другой ответ; исторически — третий ответ. Если вы имеете в виду психологический ответ, я думаю, что это очень устойчивое и очень определенное чувство, которое иногда имеют дети, что “это случалось прежде”. Например, они подходят к новому дому или к новому городу и ощущают, что все это было. Обычные психологические объяснения посредством “разрыва в сознании”, как это называется, который мы можем описать значительно лучше как переход от одного центра к другому, недостаточны, так как они объясняют только некоторые, но не все случаи.

В. Означает ли это, что возвращение случилось во время существования того города?

О. Да, конечно. Это не та же линия времени: это параллельное время. Идея возвращения требует двух измерений времени. Необходимость трех измерений времени приходит только с идеей работы. Но второе измерение является действительно очень элементарным. Не может быть сомнений относительно его существования, особенно в современных математических и физических представлениях. Если мы принимаем, что линия времени — это кривая, тогда кривизна имеет два измерения, поэтому имеется два измерения времени.

В. Я не понимаю, как время может быть двухмерным.

О. Возьмите простой пример. Вы плывете на судне и идете по палубе, тогда как судно движется в то же самое время. Это есть второе измерение вашего движения. Вы имеете одно движение — вы идете, а второе движение — это движение судна.

В. Тогда спираль может вывести нас из нашего круга?

О. Я не думаю, что мы можем говорить о спиралях с точки зрения настоящей системы. Но если мы говорим о них в отношении к возвращению, тогда в обычном возвращении вообще нет спирали, все находится на одном и том же уровне. Возвращения могут отличаться друг от друга в некоторых деталях. Одно может быть наклонено в одну сторону, другое располагаться другим образом — но это только небольшое отклонение, и здесь нет спирали. Идея спирали начинается с бегства от постоянного повторения одних и тех же вещей или с момента, когда введено что-то новое.

В. Является ли идея о вечном возвращении частью системы?

О. Нет, систему можно понять без нее, хотя позднее некоторые вещи в системе будет легче понять, если вы имеете некоторое представление о возвращении. Система указывает путь к развитию, но не говорит, что происходит, когда мы развиваемся. Если мы взглянем на вопрос о жизни после смерти с точки зрения времени — только с точки зрения времени, то разумно допустить, что человек 1, 2, 3 и 4 не имеет жизни после смерти, что в нем нет ничего постоянного. Ему настолько недостает постоянства, что он не может пережить толчок смерти. Если он имеет нечто постоянное, он может пережить. Но, по моему мнению, более важно рассмотреть этот вопрос по отношению к вечности. Мы не можем это проверить, но такой взгляд подразумевает, что имеется повторение. Жизнь должна повториться, не может быть только одной жизни. Пытайтесь понять смысл жизни. Вы не можете понять его, если вы думаете о прямой линии, а если вы думаете о кругах, вы найдете, что ваш мозг не может воспринять этого. Все живое — органическая жизнь, люди и т. д. — живет и умирает, и некоторым таинственным образом, которого мы не понимаем, все живое делает круги; эти круги связаны с другими кругами, и в этом состоит смысл жизни. Всякая вещь, всякая небольшая частица снова и снова вращается в своем круге, так как все должно продолжать существовать. Если появляется разрыв, вся конструкция будет разрушена.

В. Не потому ли мы не можем понять возвращение, находящееся в вечности, что нам не хватает необходимой категории мышления?

О. Да, если хотите. Мы не можем отчетливо представить его себе, но наши высшие центры могут. Если мы работаем, мы будем в состоянии думать о нем, но только с помощью высших центров — не нашим обычным мозгом. Но перед этим мы должны стать уверенными, что наши обычные центры делают все, что они могут, так как в настоящее время мы не используем наши обычные центры на их полную возможность. Прежде чем мы сможем ожидать перехода к высшим центрам, мы должны научиться полностью использовать все части обычных центров вместо только механических частей.

Идея возвращения может иметь много вполне видимых недостатков, но математически она правильна и, несомненно, лучше, чем любая другая идея такого рода, так как в противном случае, без идеи возвращения, не было бы прошлого. Если нет прошлого, нет и настоящего, а если нет настоящего, где мы все находимся? Мы не можем жить в мире, где все настоящее исчезает. Я уже давно писал об этом в “Tertium Organum”: если мы путешествуем в поезде, мы не можем ожидать, что все станции, которые мы проехали, исчезли, а те, к которым мы приближаемся, будут заново построены; они существовали до того, как мы подъехали к ним, и будут существовать, когда мы минуем их. Мы знаем, что все умирает, поэтому оно должно родиться снова: все разрушается, поэтому оно должно быть построено заново; и возвращение является единственной теорией, которая может отвечать этому.

В. Если каждый момент всегда сосуществует, что заставляет человека чувствовать, что он находится в данном моменте?

О. Ограничения нашего ума. Несомненно, идея о параллельном времени означает вечность момента, но наш ум не может мыслить таким образом. Наш ум — очень ограниченная машина. Мы должны мыслить наиболее легким путем, и нужно учитывать это. Более легко мыслить о повторении, чем о вечном существовании момента. Вы должны понять, что наш ум не может правильно формулировать вещи такими, какими они действительно являются; мы должны иметь только приблизительные формулировки, которые ближе к истине, чем наше обычное мышление. Это все, что возможно. Наш ум и наш язык являются весьма грубыми инструментами, а мы должны иметь дело с очень тонкими материями и тонкими проблемами. В то же время мы не понимаем, что путем упрощения вещей, путем воображения себя в трехмерном мире мы делаем этот мир несуществующим. Мы ставим себя в невозможное положение, так как если мы принимаем, например, обычный взгляд об исчезающем прошлом и еще не существующем будущем, тогда ничто не существует. Это есть единственный вывод из этой идеи, который логически возможен: либо ничто не существует, либо все существует, — так сказать, третьего не дано.

В. Могли бы вы сказать что-либо о возможности избежать возвращения?

О. Вы совершаете ту же ошибку, какую делают многие доктрины. Они начинают думать о бегстве раньше, чем они убедились в правильности теории. Вы должны сначала узнать, что возвращение действительно существует, путем воспоминания, не теоретически. Затем вы должны пресытиться им, вам должно быть скучно. Только тогда вы можете думать о бегстве.

В. Как можно увериться в его существовании?

О. Как я сказал, только путем воспоминания. Если вы помните, что вы жили раньше, на что это было похоже, что случалось, тогда вы будете знать. Если вы не помните, вы не можете быть уверены. Теория говорит примерно так: если вы помните себя в одной жизни, вы будете помнить себя в следующей. Если вы не сознательны в этой жизни, вы не будете помнить. Поэтому сначала вы должны стать сознательными в этой жизни.

В. Если бы человек убежал от закона возвращения, остался бы он в том же времени или может ли высший человек бежать в другие времена?

О. Нет, время тут не причем. Время относится только к одной жизни. Вне одной жизни время не существует — это вы можете назвать вечностью. А что вы подразумеваете под бегством? Имеется много различных способов понимать эту идею. Как можете вы бежать от времени? Это часть вас: это то же самое, что бежать от ваших ног или от вашей головы. В то же время идея бегства имеет смысл — она означает бегство от механичности, быть всегда одним “я”, делать то, что вы хотите. Имеется много степеней бегства, но этот смысл является началом. Вы принимаете эту идею слишком просто. Постарайтесь подумать о том, что означает бегство.

В. Я не могу совместить идею о том, что прошлое реально существует, с идеей, что оно снова приходит обратно.

О. Не пытайтесь думать об этом, если это трудно. Оставьте это. Вот почему мы должны говорить о возвращении в упрощенных формах: наш ум не может мыслить каким-либо другим образом. Эта идея для высшего умственного центра, который может мыслить правильно. Почти бесполезно говорить о возвращении, так как это становится философией, но имеются некоторые вещи, которые мы можем сказать о нем даже с нашим знанием. Это то, что в отношении к школе что-то будет оставаться. Даже если человек сделал только начало, он что-нибудь сохранит. Человек не может забыть об этом; может быть, он вспомнит раньше, и это сможет помогать ему от одного цикла к другому, так что если он пришел к школе один раз, он может ожидать скорее встретить школу, которая может помочь. Поэтому, даже если мы были поверхностно связаны с этими идеями, мы что-то приобретаем. Во всяком случае, мы начинаем с преимуществами системы. Это единственная вещь, которая гарантируется; все остальное зависит от нашей работы.

В. Как может возвращение быть полезным человеку?

О. Если человек начинает вспоминать и изменяться вместо возвращения каждый раз в тот же круг; если человек начинает делать то, что он хочет, то, что считает самым лучшим, тогда это полезно. Но если человек не знает о возвращении или даже если знает, но ничего не делает, тогда никакой пользы нет. Это значит, что одни и те же вещи повторяются и повторяются.

Вещи повторяются в жизни, поэтому, запоминая, как вещи случились вчера, вы можете избежать некоторых вещей завтра. Каждый человек живет в некотором замкнутом круге событий — с одним человеком случается один род вещей, с другим — другой. Вы должны знать ваши собственные типы событий, и когда вы знаете их, вы можете избежать многих вещей.

В. Если человек встретил систему в одном возвращении, встретит ли он ее в следующем?

О. Это зависит от того, что человек сделал с системой. Он мог встретить систему и сказать: “Какую глупость говорят эти люди!” Это зависит от того, как. много усилий делает человек. Если он делает усилия, он может приобрести нечто, и это может остаться, если это было не только в поверхностной личности, если это было не только формирующим.

В. Обязательно ли человек следует некоторой линии действий каждом возвращении?

О. Как я сказал, предполагается, что все приобретенные стремления повторяют себя. Один человек приобретает интерес и стремление к изучению некоторых вещей. Он будет интересоваться ими снова. Другой приобретает стремление бежать от некоторых вещей. Тогда он будет убегать снова.

В. Становятся ли эти стремления сильнее?

О. Они могут становиться сильнее или они могут развиваться в ином направлении. Никакой гарантии нет до тех пор, пока человек не достигает какого-то сознательного действия, когда он имеет некоторую возможность доверять себе. Если бы мы имели достаточно материала, мы могли бы ответить на многие вопросы об этом. Почему, например, у людей появляются стран-чые стремления, совершенно противоположные окружающим их условиям, совершенно чуждые людям, с которыми они живут. Иногда это очень сильные тенденции, которые меняют их жизнь ч заставляют идти их совсем неожиданными путями, в то время лак в наследственности нет ничего, чтобы создавало это. Вот почему в большинстве случаев происходит так, что родители не понимают своих детей и дети не понимают своих родителей. Они никогда не могут понять друг друга. Они очень разные люди — незнакомцы друг для друга; они случайно встретились за какой-то станции; и затем они опять двигаются в разных направлениях.

В. Когда вы говорите “изучать детей”, то что вы имеете в виду?

О. Если вы будете наблюдать различные склонности в детях, то вы найдете очень неожиданные вещи. Вы можете сказать об одном или другом стремлении, что это результат окружения, или найдете какую-то другую причину, хотя в маленьких детях могут появляться совершенно неожиданные стремления, не те случайные стремления, которые появляются и исчезают, но такие, которые продолжаются через всю жизнь. В соответствии с этой теорией, это могут быть стремления, приобретенные в конце прошлой жизни, а затем эти же стремления появляются в очень раннем возрасте.

В. Возможно ли, с точки зрения возвращения, что некоторые важные действия, совершенные нами в прошлой жизни, ответственны за наши стремления в этой жизни?

О. Очень возможно. Но существует одна вещь: эта работа не существовала раньше. Может быть, другая работа существовала — может быть много разных видов работ — но не эта. Эта работа раньше не существовала, я в этом совершенно уверен.

В. Это кажется огромной идеей для размышления, что между этим временем и тем временем, когда мы умираем, мы совершаем роковые действия, которые в следующий раз дают нам стремления.

О. Конечно. В каждый момент нашей жизни мы можем создать стремления, от которых не сможем освободиться в течение десяти жизней. Вот почему в индийской литературе на это всегда обращается внимание. Это может быть выражено в форме сказки, но принцип тот же самый.

В. Вы говорите, что эта работа не происходила раньше. Означает ли это, что она не произойдет снова?

О. Нет никакой гарантии. Для вас это будет зависеть от вас самих. Конечно, одна вещь может быть определенной — работа не будет происходить точно таким же образом. Может быть, будут группы и школы, но не такие же и не в то же время. Работа — это единственная вещь, которая не находится под законом возвращения, в противном случае это была бы не работа. Если есть хоть немного сознания, оно не может вернуться в той же самой форме. Если мы берем конкретно эту работу, многие вещи в ней могут происходить совсем по-другому. Например, то, что происходит сейчас, может начаться на двадцать лет раньше.

В. Если школы не возвращаются таким же образом, означает ли это, что человек может встретить школу только в одной жизни?

О. Нет, это представление другой идеи. Это гораздо проще. Возвращение, если оно существует, — механично и основано на механичности. Школа не может быть механичной, то есть она должна быть под другими законами, даже если это элементарная школа. Если школа существовала однажды в одной форме, то в следующий раз она может не быть в том же месте, в то же время или в той же форме. Невозможно сказать, как она изменится, но она не может быть той же самой, в этом случае она была бы механичной, а если она механичная, то это не школа.

В. То есть это означает, что человек, который пересекся со школой, может уже не найти ее в следующий раз?

О. Он может найти другую, может быть, лучшую, или ничего не найти. Тип школы, с которой человек может или не может встретиться, зависит от многих неизвестных причин, но только совершенно окаменевшие вещи могут повторяться и повторяться без изменений. Живые вещи никогда не могут быть такими же.

Вы можете быть уверены в возвращении таких вещей, как площадь Трафальгар, но вы не можете полагаться на школы с точки зрения возвращения.

В. То есть, поскольку школы не механичны, то, если мы возвращаемся, нет никакой уверенности, что мы найдем эту систему снова?

О. Совершенно верно, уверенности нет. Но у этого вопроса есть несколько сторон. Это совершенно верно, что вещи не возвращаются в такой же форме, но в то же время человек не может потерять то, что он приобрел. Это значит, что если человек теряет одну возможность, он может найти другую. Человек может потерять только по своей вине, но не по вине вещей, хотя необходимо понимать и помнить, что возможности не бесконечны. Возвращение существует в некотором смысле, по крайней мере, может быть, но, как я сказал, не может быть “вечного” возвращения в буквальном смысле этого слова для всех вещей, больших или малых. Существуют различные проявления и то, что мы ожидаем как вечное, может не быть вечным вообще. Человек имеет только ограниченное число шансов. Если люди живут в обычной жизни и не накапливают правильных влияний, не формируют магнетический центр, то, через некоторое время, они теряют даже возможность его формирования. Они могут вымереть, потому что существует конкуренция... Есть много вещей, о которых мы вообще ничего не знаем, но первое, что должно быть понято о возвращении — это то, что оно не вечно.

Я вижу по вопросам, что некоторые из вас не осознают, насколько редкой является возможность развития и как много существует людей, которые никогда не подойдут к этой возможности. Не осознают они также, как много опасностей, внешних и внутренних, окружают эту возможность. Что касалось шанса встречи со школой, то я почувствовал, что люди были даже изумлены, что они могут не встретить ее, что эта возможность не может быть вечной. Действительно, все, что относится к школам, обязательно будет вне обычных законов, то есть ни одна вещь не может произойти точно таким же образом. Это не означает, что других возможностей не будет, но человек должен быть готов к встрече с ними. Школа не может убежать от человека; только сам человек может убежать; но он должен быть готов встретить школу, он должен подготавливать себя, даже если имеется десять тысяч жизней. Ничто не приходит само по себе. Если что-то приходит само по себе, человек теряет это. Человек может получить настолько много, насколько он готов, и он может быть подготовлен только своими собственными усилиями. В этой работе нет гарантий. Вы не получаете ученых степеней за работу. Каждый день вы сдаете экзамен, и каждый день вы можете либо сдать его, либо провалиться.

В. Вероятность встречи со школой так мала, что я боюсь, что человек может возвратиться в такие условия, которые сделают эту встречу невозможной.

О. Я не думаю, что шанс встречи со школой очень мал, так как, если мы принимаем теорию возвращения, то человек будет рожден в тех же обстоятельствах, в то же время, в тот же период. Даже если по некоторой причине вещи не повторятся точно так же, вы найдете что-нибудь еще, особенно если вы помните что-то о вашей прошлой жизни. Во всяком случае, у вас будет больше шансов, чем в том случае, если бы вы ничего не знали.

В. Насколько вероятно то, что никто из нас не встречал эту систему раньше?

О. Я думаю, что это совершенно верно. Но, возможно, вы встречали нечто подобное. Однако тот факт, что я так думаю, ничего не будет значить для вас; вы должны раскрыть для самих себя, почему я так думаю.

В. Есть ли какая-либо уверенность в том, что если вы начинаете работу в одной жизни, вы будете в состоянии продолжать ее впоследствии?

О. Снова, говоря теоретически, вы начнете с того же места, где вы оставили ее. Чем больше вы получаете сейчас, тем легче будет начать. Это то же самое, как заниматься ею изо дня в день:

зависимость одна и та же. Например, вы начинаете изучать что-то сегодня. А завтра вы продолжаете — вам нет необходимости снова начинать сначала. Но если вы только делаете вид, что учитесь, если вы смотрите в книгу и вместо чтения позволяете себе дремать, тогда в следующий раз вы должны начинать сначала.

В. Увеличивается ли в следующий раз магнетический центр, если произошло изменение бытия в этот раз?

О. Нет, магнетический центр должен быть создан в личности, поэтому вы должны будете создать его снова в следующий раз. Вы не можете получить его готовым из прошлой жизни.

В. Могло бы стремление в одном возвращении стать привычкой в следующем?

О. Это зависит от стремления. Если оно механично, оно станет привычкой. Если оно сознательно, оно не может стать привычкой, так как это две разных вещи.

В. Мысленно рассматривая свою прошлую жизнь, я вижу некоторые перекрестки, где мной были приняты некоторые решения, которые, как я считаю, были неправильными. Есть ли какие-нибудь конкретные вещи, которые я могу сделать в этом возвращении так, чтобы не повторять одних и тех же ошибок в следующем?

О. До некоторой степени; все до некоторой степени. Если мы взглянем назад, мы можем найти моменты, которые можно назвать перекрестками. Если мы не изучаем их, мы можем делать ошибки и принимать за перекрестки точки, которые не были реальными перекрестками и таким образом проглядеть настоящие перекрестки. Человек может думать, человек может измениться сейчас относительно этих особых точек, и если это сделано достаточно глубоко, то он будет это помнить; если это не столь глубоко, он может помнить. Во всяком случае, существует шанс, что со временем человек может избежать делания тех же самых вещей, и по отношению к вопросу о неизбежном возвращении одного пути или другого пути это может быть более неизбежным или менее неизбежным.

В. Если мы можем заметить эти перекрестки, можем ли мы использовать их?

О. Это не вопрос использования. Это вопрос изучения их в прошлом, но не в будущем. Мы недостаточно знаем для того, чтобы думать о “делании”. Только формирующее мышление всегда начинает с идеи о “делании”.

В. Если мы можем сделать какой-либо выбор, как он может воздействовать на возвращение?

О. На возвращение нельзя воздействовать непосредственно. Согласно идее возвращения, ничто не меняется, только вы можете измениться. Если вы меняетесь, тогда многие вещи могут измениться в возвращении. Многие идеи и вещи могут перейти из одной жизни в другую таким же образом. Например, кто-то спросил о том, что он мог бы получить от идеи возвращения. Если бы человек стал интеллектуально осознавать эту идею и она стала бы частью его сущности, то есть частью его общего отношения к жизни, тогда он не забыл бы ее, и он был бы способен узнавать эту идею в следующей жизни, и это было бы его преимуществом.

В. Правильно ли думать, что мы не можем продолжать жить вечно, то есть умирая и снова рождаясь?

О. Вполне правильно. Люди с совершенно механической жизнью обладают более длинным временем, а у людей, которые становятся сознательными, время гораздо короче; это единственная разница. Это выглядит очень несправедливо, но в то же время механические люди могут попасть в очень неприятные обстоятельства. Допустите, что из-за какого-то внешнего случая, связанного с историческими событиями, такими, как войны, например, какой-то человек умирает очень молодым и продолжает умирать молодым каждый раз;

тогда только очень исключительная комбинация обстоятельств может внести изменение в его случай.

В. В случае, когда событие воздействует на всю жизнь человека, возвращается ли само событие?

О. Да, тот же род события может повториться. Вы не должны забывать, что мы говорим только о теории, но теория может быть лучше или хуже, ближе или дальше от возможных фактов.

В механической жизни даже те вещи, которые случаются, не приносят какого-либо практического изменения. Вещи являются важными только тогда, когда человек начинает пробуждаться. С этого момента вещи становятся серьезными. Поэтому спрашиваете ли вы о механическом возвращении или о начале пробуждения?

В. Я имел в виду возможность встречи школы в следующий раз.

О. Как я сказал, школы более свободны от возвращения по сравнению с вещами в жизни. Многие люди могут повторяться в точности такими, какими они являются теперь, а некоторые могут изменяться. Это то же самое, как вы видите различные вещи, когда вы гуляете: людей, деревья, автобусы, автомобили, дома, фонарные столбы; некоторые вещи стоят неподвижно, а некоторые движутся. Войны, революции и другие такие вещи похожи на фонарные столбы, но сознательные вещи похожи на свет от проходящих автомобилей. Если вы выходите из дома, вы всегда будете видеть одни и те же фонарные столбы, но, вероятно, не будете видеть одни и те же автомобили.

В. Значит ли это, что благоприятная возможность никогда не приходит дважды?

О. Не одна и та же благоприятная возможность, это было бы тратой времени. Когда люди встречаются с некоторыми благоприятными возможностями, они становятся ответственными за энергию, израсходованную на них. Если они не используют благоприятную возможность, она не возвращается. Фонарные столбы стоят неподвижно; автомобили не стоят, они сделаны не для того, чтобы стоять неподвижно, но для движения. Полезно думать о том, что одни и те же благоприятные возможности могут не возвратиться в следующий раз. Мы ожидаем, что вещи будут те же самые, но они могут быть другими. Это может зависеть от других людей;

другие люди могут начать раньше. Например, я начал эти лекции в Англии в 1921 году, но в следующий раз я могу начать их в 1900 году. Вы будете подготовлены только для 1921 года, но в 1921 году может не быть больше благоприятной возможности для вас. Это не следует принимать буквально, это только пример для размышления об этом.

В. Очень трудно думать о подготовке к более ранней встрече с системой.

О. Вы ничего не можете подготовить. Только вспоминайте себя, тогда вы будете помнить в следующий раз. Вся трудность лежит в отрицательных эмоциях; мы наслаждаемся ими так сильно, что у нас нет интереса к чему-либо другому.

В. Является ли отправная точка в работе одной и той же для каждого человека или же мы имеем различные отправные точки?

О. Очень различные. Люди начинают на различных уровнях. Мы не знаем нашей истории в смысле прошлых жизней. Некоторые люди уже проделали какую-то работу, хотя невозможно сказать, в какой форме. Некоторые люди только начинают, тогда как у других позади уже много усилий, так что все начинают по-разному. Но в школе все должны пройти через одинаковые вещи, и иногда для людей, которые имеют больше материала, это более трудно, чем для людей, которые имеют его меньше. Индивидуально это очень различно. Некоторые люди не могут быть ответственны в течение некоторого времени, другие могут. Некоторые могут работать с новыми людьми, другие должны только слушать в течение длительного времени.

В. Учитывая повторение жизненных событий в будущем возвращении, полезно ли обдумывать эти события при самовоспоминании?

О. Нет, это не имеет практического применения. Во-первых, как я уже говорил много раз, необходимо быть уверенным относительно будущего возвращения; и, во-вторых, необходимо быть уверенным в воспоминании себя. В вашем примере попытка самовоспоминания будет только трансформироваться в воображение. Но если вы попытаетесь сначала вспоминать себя, ничего к этому не добавляя, и затем, когда вы сможете помнить себя, будете пытаться также вспоминать вашу прошлую жизнь, — вы помните, я говорил о попытке найти перекрестки, — тогда, в сочетании, это будет очень полезно. Только не думайте, что вы уже можете делать это, так как вы не можете,

Существует много способов думать о вашей собственной жизни в четырех измерениях. Сейчас мы можем принять это только психологически, в отношении к нашей собственной жизни. Допустите, что вы возвращаетесь на десять лет назад и находите, что некоторые моменты вы помните очень хорошо. Затем представьте себе, что вы знаете все, что будет происходить, и что вы должны все это пережить снова полностью, зная все это: пережить все ошибки, всю бессмыслицу и т. д. Тогда вы будете иметь иное представление обо всем. Все находится в вас, если вы изучаете вашу жизнь, идя назад и затем снова вперед. Применяя ваше воображение, вы будете делать это сознательно. Но вы не должны пытаться изменять что-либо. Вы будете заново переживать эти десять лет и видеть, что все происходит так же, как раньше, и в то же самое время вы знаете, что все является таким для того, чтобы произойти точно так же.

В. Как человек может хорошо помнить? О. Необходимо найти моменты, которые вы хорошо помните. Некоторые люди помнят лучше, чем другие. Но для тех людей, которые не помнят хорошо, это будет особенно полезно, так как вся жизнь должна быть абсолютно ясной. Это “анатомический театр”; только в обычном анатомическом театре вы имеете дело с мертвыми телами, тогда как здесь вы не можете иметь дело с другими людьми, пока вы не знаете всего о самом себе.

В. Что вы делаете, когда вы приходите к моменту, где вы забываете, что случилось?

О. В нас имеется память абсолютно обо всем, но она такая, что ее можно назвать “испуганной”. Однако, если вы настаиваете, тоща постепенно вещи будут появляться, и вы найдете, что вы можете думать о словах, настроениях, чувствах и людях. Это показывает, что психологию невозможно изучать отдельно от самих себя. В изучении всей вашей жизни у вас перед глазами есть целый музей.

В. Несколько минут назад вы сказали, что человек ушел дальше того места, где он оставил прошлую жизнь. Значит ли это, что если вы становитесь человеком № 4 в этой жизни, вы будете рождены человеком № 4 в следующей?

О. Этого я не знаю. Мне кажется, лучше сказать, что будет легче стать человеком № 4. Видите ли, с большим изменением бытия, подобным переходу от одной ступени к другой, человек попадает под многие новые законы. Как это действует, я не знаю. Мы можем говорить только о нашей собственной ситуации, так как это то, что мы знаем, и мы можем сказать, что мы можем ожидать сравнительно небольших изменений — большего знания, большей сознательности и, при удаче, немного больше совести или жажды. Но мы не можем говорить о больших изменениях, таких, как переход от одной ступени к другой. Тем не менее, даже легкое изменение есть изменение, и лучше думать о небольших изменениях, которые мы можем измерить.

Видите ли, в связи со всеми этими вопросами очень полезно осознать, что мы можем знать. Эти вопросы ставятся так, как будто мы можем знать ответы, но даже пять минут размышления показали бы, что мы не можем, так как если бы мы могли, у нас уже были бы ответы. Чтобы ответить на эти вопросы практически, необходимо иметь лучший инструмент; если бы мы могли использовать этот инструмент с большим радиусом действия, мы, возможно, имели бы конкретные ответы, но не с обычным мозгом, который мы имеем теперь.

В. Я не понимаю связи между изменением состояния и изменением обстоятельств.

О. Это различно. Различные обстоятельства изменяются сами по себе, а состояние изменяется только в результате работы, и многие причины изменения состояния не зависят от обстоятельств. Человек должен понять, как случаются вещи. Полезно думать об этих вещах, но легко сделать ошибки. Одна ошибка — это то, что мы думаем, что вещи могли бы быть иными. Это верно только в отношении нас самих. Все причины, управляющие крупными внешними событиями, были созданы давно, и это не есть наш вопрос — мы совсем не имеем времени изучать эти вещи детально. Но мы должны изучать детально самих себя.

В. Если человек перестает рождаться в свой период, что происходит с другими жизнями, с которыми он находится в контакте?

О. Это одна из очень трудных проблем для понимания. Насколько мы можем видеть в этой теории, человек не может начать рождаться сразу. Быть рожденным есть процесс, подобный всем другим процессам; кто-то постепенно исчезает, и это исчезание не производит никакого большого результата. Некоторые люди могут исчезать, другие должны оставаться, например, люди, связанные с историческими событиями. Они находятся в наиболее неприятном положении, они только вращаются по кругу, и большинство из них совершенно мертвы.

В. Разве невозможно великим людям в исторических движениях бежать из жизни?

О. В большинстве случаев для них слишком поздно бежать;

они уже мертвы, они почти теряют свои кости по пути, но они должны продолжать существовать и вращаться по кругу. Это одна из тайн жизни — она руководима мертвыми людьми.

В. Я не вижу, почему крупные исторические фигуры столь важны, что они должны продолжать возвращаться, даже когда они становятся мертвыми. Разве не легко было бы найти заместителей для них?

О. Легко для кого? Очевидно, они пригодны для некоторых условий и поэтому продолжают ходить по кругу, даже если они умирают, а люди принимают их за живых существ. Возможно, что их главная особенность в том, что они мертвы, потому что в таком состоянии они не могут совершать ошибки — они делают те же самые вещи снова и снова.

В. Вы говорите о возвращающихся мертвых людях, но я думал, что сущность не может умереть.

О. Она может умереть относительно, в том смысле, что она не может развиваться. Механически она может существовать, но она не может расти, она может только со временем вырождаться. Сущность может умереть многими различными путями. Она может умереть только для этой жизни или она может умереть полностью. Она может умереть полностью только в результате долгого периода неправильных действий, действий против совести. Убийство сущности означает убийство совести. Или она может умереть в этой жизни и быть рожденной снова, крепкой и здоровой, в следующей жизни. Например, человек может повредить голову, и сущность может умереть в том смысле, что она не будет развиваться дальше. Но в следующей жизни она будет жить снова. Таким образом, говоря о смерти сущности, мы должны знать, какой вариант мы имеем в виду, случайный или намеренный.

Размышляя о жизни, мы забываем, что многие люди мертвы и что спящие люди легко попадают под влияние мертвых людей.

В. Является ли большинство людей мертвыми?

О. Этот вопрос много обсуждался в нашей группе в Санкт-Петербурге. Некоторые считали, что большинство людей мертвы, но я всегда был против этого. Люди спят, но даже в жизни вы находите приятных людей, которые могут не работать из-за лени, недостатка благоприятной возможности или чего-то еще. Но они не мертвы.

В. Как могут мертвые люди влиять на спящих людей?

О. По сравнению со спящими людьми они очень сильны, так как они не имеют никакой совести и никакого стыда. Что делает обычных людей слабыми? Совесть и стыд. Кроме того, если люди спят, с ними может случиться что угодно, их можно украсть из их постели.

Все люди в жизни спят, но не все мертвы. В то же самое время, если человек вообще не может принять и использовать В-влияние, нет ничего, что может удержать его от умирания. В-влияния посылаются, чтобы удержать людей от умирания, даже несмотря на то, что они спят. Но если люди отвергают их, нет ничего, что могло бы предохранить их от умирания. Люди не равны в отношении к эволюции. Некоторые могут развиваться, другие не могут. Либо они потеряли возможность эволюции, либо они не сделали ничего, чтобы заслужить ее.

В. Имеется ли какое-нибудь различие между ясновидением и воспоминанием о возвращении?

О. Истинное ясновидение, отбрасывая фантастические описания, — это функция высшего эмоционального центра, что означает функцию человека № 5. Все, что ниже этого, является либо ложью, либо воображением. Вполне возможно иногда иметь проблески работы высших центров, но это не является надежным, и никто не может управлять этим, кроме человека № 5, и это должен быть завершенный человек № 5. Если человек кристаллизуется и становится почти № 5, не побывав человеком № 4, то такой человек не завершен и поэтому не может полностью использовать эти силы. Но если он достигает третьего состояния сознания, такое развитие сознательности означает функционирование высшего эмоционального центра, который имеет больший объем зрения, чем наше обычное зрение.

В. Возможно ли иметь какое-либо понимание возвращения, если человек не может уловить вопросов измерений и различных времен?

О. Я думаю, что возможно, но мы должны сначала условиться относительно терминов. Как теория, она имеет психологическую и математическую стороны и то, что мы можем назвать физической стороной, и я полагаю, что психологическая сторона может быть понята без обязательного понимания идей измерений и пространства. В конце концов, важна не математическая сторона. Это только теория о жизни, которая, так сказать, математически достоверна. Но мы не можем говорить о ней как о факте.

Она может быть объяснена по-иному. Идея возвращения может быть связана с жизнью человечества. Индивидуальное время кончается, и человек становится связанным с жизнью более крупного существа — человечества.

Это означает только одно: если человек остается механическим, он может возвращаться десять тысяч раз и ничего от этого не получать. Факт возвращения не изменяет чего-либо сам по себе. Но если человек начинает работать, это становится огромным; это есть единственный принцип, который может объяснить некоторые вещи. Но сами по себе десять тысяч жизней или одна жизнь являются одним и тем же.

В. Приходят ли снова все события в истории, например, войны и революции?

О. Мы сейчас говорим об индивидуальном возвращении; мы не можем перейти прямо от этого к историческим событиям. В то же самое время мы можем сказать, что эти вещи будут повторяться. Они производятся механическими силами и механическими людьми, поэтому внешне люди будут находиться в тех же условиях, как и прежде. Что мы должны понять, это то, что если сейчас ничто не изменяется, то ничто и не будет изменяться. Допустите, что имеются некоторые люди, которые помнят; что они могут делать? Другие не помнят, и они более уверены в своих мнениях и менее склонны прислушиваться к разуму. А воспоминание событий зависит от самовоспоминания. Если вы становитесь сознательными теперь, тогда, если имеется следующая жизнь, вы будете помнить, что происходило. Если вы не помните себя, то как вы можете помнить вещи и события?

В. Значит ли это, что ситуация мировых событий всегда будет одной и той же для меня?

О. Вы должны понять, что каждый мир, с точки зрения возвращения, находится внутри другого мира. Ситуация может измениться в одном из более крупных миров и воздействовать на мир внутри него. В связи с этим существует много вещей, о которых наш ум не способен думать правильно. Если бы мы могли думать более определенно и ясно, мы видели бы больше.

Имеется одна вещь, которую я хочу добавить относительно миров. Пока Абсолют существует, все другие вещи должны существовать; они не имеют никакого права умереть. Даже если они умирают, они повторяются и повторяются до тех пор, пока существует Абсолют.

Но все это теория. В настоящей системе возвращение не является необходимым. Это может быть интересным и полезным; вы можете даже начинать с этой идеи, но для действительной работы над собой это не является необходимым. Вот почему эта идея не дается в настоящей системе. Она пришла извне, от меня, из литературы. Она подходит, она не противоречит системе, но она не является необходимой, так как все, что мы можем делать, мы можем делать только в этой жизни. Если мы ничего не делаем в этой жизни, следующая жизнь будет точно такой же, или будут незначительные варианты, но никакого положительного изменения. Если возвращение существует, мы не можем изменить его. Имеется только одна вещь, которую мы можем изменить: мы можем пытаться пробудиться и надеяться остаться пробужденными. Если мы должны возвратиться, мы не можем остановить этого. Мы находимся в поезде, поезд идет куда-то. Все, что мы можем делать, это провести время по-разному: делать что-то полезное или растратить время совершенно бесполезно.

 




Популярное


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Случайная новость


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198