Родни Коллин. Теория небесных влияний. Глава 1  

Home Библиотека online Коллин Р. Теория небесных влияний Родни Коллин. Теория небесных влияний. Глава 1

Родни Коллин. Теория небесных влияний. Глава 1

Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

 1. Строение Вселенной.

  I АБСОЛЮТ

 Человек может представить себе Абсолют философски. Такой
 Абсолют будет включать в себя все возможные измерения как времени, так и пространства. То есть:
 Он будет включать в себя не только всю вcеленную, которую
 человек может воспринять или вообразить, но и все другие такие
 же вселенные, которые могут находиться за пределами возможностей его восприятия.
 Он будет включать не только настоящий момент всех таких
 вселенных, но также их прошлое и их будущее, что бы ни означало их прошлое и будущее на их шкале.
 Он будет включать не только всё совершившееся во всем
 прошлом, настоящем и будущем во всех вселенных, но также всё,
 что потенциально могло в них совершиться.
 Он будет включать не только все возможности для всех существующих вселенных, но также для всех потенциальных вселенных, даже если они не существуют и никогда не существовали.
 Такое понимание является для нас философским. Логически
 это так и должно быть, но наш разум не способен охватить эту
 формулу или как-то осмыслить ее.
 Когда мы думаем об Абсолюте, мы вынуждены мыслить его как
 видоизменяющегося тем или иным способом. Мы должны мыслить его
 или в форме какого-то тела, или качества, или закона. Такова
 ограниченность нашего ума.
 Воздействие или влияние одного тела на другое происходит
 тремя различными способами:
 a) Обратно пропорционально квадрату расстояния между ними
 - это воздействие мы измеряем как излучение, или активное воздействие большего на меньшее.
 b) Прямо пропорционально их массам - это воздействие мы
 измеряем как притяжение, или пассивное воздействие большего на
 меньшее.
 c) Прямо пропорционально расстоянию между ними - это
 воздействие мы измеряем как время, или задержку между испусканием влияния большим и его получением меньшим.
   Они составляют в действии первые три видоизменения единства, три первые видоизменения Абсолюта.
   Вообразите раскаленный железный шар. Он представляет собой некое единство. Его химический состав, вес, размер, температура и излучение составляют одну вещь, одно бытие. Но его
 воздействие на его окружение осуществляется в соответствии с
 тремя факторами - он освещает и нагревает его обратно пропорционально квадрату расстояния, он притягивает его прямо пропорционально своей массе, и он действует на него с промедлением , прямо пропорциональным расстоянию. Если его масса и
 излучение остаются постоянными, тогда этот третий фактор, хотя
 и присутствующий физически, остается невидимым и не поддающимся измерению. Но для всех объектов, состоящих с излучающим шаром в различных отношениях, совокупное действие этих трех факторов будет различным и особым для каждого. Таким образом,
 различия в воздействиях излучающего единства, вследствие взаимодействия этих трех факторов, становятся бесконечными.
   Здесь, во всяком случае, мы уже утверждаем две вещи - излучающее единство и окружающие его объекты. Давайте теперь
 представим другой шар, южный полюс которого раскален добела, а
 северный полюс - на абсолютном нуле. Если мы предположим, что
 этот шар или сфера имеет постоянные форму, размер и массу, то
 чем больше теплота южного полюса, тем более разреженна будет
 материя в его непосредственной близости, и, следовательно, тем
 большей будет плотность около северного полюса. Если этот процесс продолжить в бесконечность, то излучение и масса становятся полностью разделенными, - южный полюс уже представляется
 чистым излучением, а северный полюс - чистой массой.
     Итак, в один и тот же момент внутри самой сферы эти три
 фактора - излучение, притяжение и время - создадут бесконечное
 множество физических состояний, бесконечное множество отношений на каждом полюсе. Три видоизменения единства создадут бесконечные различия.
     Каждая точка сферы получит определенное количество излучения от южного полюса, испытает определенную степень притяжения к северному полюсу, и будет отделена от обоих полюсов (как
 в получении импульсов от них, так и в отражении их к ним обратно) определенными периодами времени. Вместе три эти фактора
 выстроят формулу, которая сможет давать совершенно точное определение каждой отдельной точки на сфере, и которая точно укажет её природу, возможности и ограничения.
    Если мы назовем южный полюс раем, а северный - адом, мы
 получим образ, представляющий Абсолют в религии. Однако, в
 настоящее время наша задача состоит в том, чтобы применить это
 понятие к Абсолюту астрофизики, к той картине Целого, которую
 современная наука с трудом пытается различить сквозь неизмериые расстояния и невообразимо огромные отрезки времени, открывающиеся перед ней в наши дни.
     Мы должны представить всю поверхность сферы нашей вселенной, с двумя ее полюсами излучения и притяжения, как испещренную растущими галактиками, - так же как поверхность солнца испещрена водоворотами огня.
     Этот "рост" галактик означает расширение от полюса абсолютного единства в свете до бесконечного развития сложности и
 увеличения расстояния; затем снова сжатие к полюсу абсолютного
 единства в материи. При этом, полюса света и материи являются
 лишь противоположными концами одной оси. И весь этот "рост"
 является лишь поверхностью вселенной в вечности . 4а

 4а. Смотрите "Modern cosmology" Георгия Гамова в
 "Scientific American", march 1954.

     Эта сфера вселенной не поддается человеческому измерению
 или человеческой логике. Предпринятые попытки различными способами ее измерить показывают лишь абсурдность друг друга, а
 одинаково правдоподобные логические цепочки рассуждений о ней
 приводят к диаметрально противоположным выводам. Это не удивительно, если вспомнить, что это сфера всех вообразимых и невообразимых возможностей.
     Например, человек, глядя из нашей бесконечно малой точки,
 находящейся внутри другой точки, которая, в свою очередь, находится внутри другой точки на поверхности этой сферы, получил
 теперь возможность фотографировать телескопами галактики, свет
 от которых идет до нас тысячу миллионов лет. Это значит, что
 на этих снимках галактики таковы, какими они были тысячу миллионов лет назад. При этом, в то же самое время, современная
 наука по-прежнему верит, что вся эта бесконечная сфера была
 создана лишь пять тысяч миллионов лет назад, в одном месте, в
 результате одного мгновенного взрыва света, продолжающегося до
 сих пор. Очень хорошо; предположим, что были бы построены телескопы, в пять раз сильнее нынешних. Астрономы увидели бы
 тогда создание вселенной. Они увидели бы создание нашей собственной вселенной в начале времени - лишь бесконечным проникновением в пространство.
      Подобные аномалии возможны только в такой сфере вселенной, которую мы вообразили, где один полюс представляет излучение или точку творения, другой полюс - притяжение, или точку
 угасания, и где все точки одновременно и связаны, и отделены
 друг от друга бесконечной искривленной поверхностью времени.
      С определенной точки зрения все галактики, все миры можно
 представить как медленно движущиеся от полюса излучения к экватору максимального расширения, только для того, чтобы начать
 снова сокращаться в направлении конечного полюса массы. С другой точки зрения, возможно, что это жизненная сила, сознание
 самого Абсолюта совершает это вечное странствие. И при этом,
 по нашему собственному определению Абсолюта, все части, возможности, времена и состояния этой сферы вселенной должны существовать вместе, одновременно и вечно, постоянно изменяясь и
 оставаясь теми же самыми.
      В такой сфере могут быть объединены все различные понятия
 древней и новой физики. Вся сфера в целом - это тот закрытый
 космос, существование которого было впервые теоретически обосновано Риманом. Новая идея расширяющейся вселенной, удваивающей свой объем каждые 1300 миллионов лет, - есть выражение
 движения от полюса излучения к экватору максимального расширения. Те, кто описывают вселенную как начинающуюся с абсолютной
 плотности и становящуюся все теплее и теплее в направлении к
 некой окончательной гибели в абсолютном огне, рассматривают
 движение от полюса массы к полюсу излучения. Те, кто описывают
 ее как созданную в абсолютном огне и становящуюся холоднее и
 холоднее до окончательной гибели от холода и сжатия, видят обратное движение. При этом Эйнштейн, пытаясь своим неосязаемым
 и неизмеримым "космическим отталкиванием" удовлетворить необходимость в некой третьей силе, добавляет к этой картине двух
 полюсов промежуточную и связующую поверхность промедления, то
 есть время.
    Все эти теории правильны и все ошибочны - как те слепцы в
 восточной сказке, которые, ощупав слона, пытались его описать:
 один сказал, что он похож на канат, другой - на столб, третий
 - на два тяжелых копья.
    Все, что мы можем сказать с достоверностью, это то, что
 Абсолют Един, и что внутри этого единого - три силы, различающие себя как излучение, притяжение и время, вместе создают
 Бесконечность.

 II МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ В МИРЕ СПИРАЛЬНЫХ ТУМАННОСТЕЙ

    В пределах Абсолюта мы можем, тем не менее, рассмотреть
 наибольшие единицы, доступные восприятию человека. Это галактические туманности, в одной из которых, известной как Млечный
 Путь, примерно в средней ее части, находится наша Солнечная
 Система. Хотя о существовании других туманностей помимо нашей
 стало известно лишь с помощью современных телескопов, многие
 миллионы из них уже сейчас находятся в пределах видимости и
 несколько сот из них изучены достаточно близко. Ближайшая находится на расстоянии 800 000 световых лет и отстоит от нашего
 Млечного Пути примерно так же, как один человек на двадцать
 шагов от другого.
     Эти туманности, каждая из которых состоит из бесчисленных
 миллионов звезд, имеют очень различный внешний вид. Некоторые
 выглядят как линии света, другие имеют форму линзы, третьи подобны спиралям, в которых потоки солнц льются из центра, подобно сверкающему ливню. Это различие частично объясняется
 стадией роста самих туманностей, и частично углом зрения, под
 которым мы их наблюдаем.
     Наиболее зрелые туманности, включая наш Млечный Путь,
 имеют на самом деле одинаковую форму. Они являются, как они
 видятся , огромными колесами звезд, отделенными друг от друга
 бесконечными расстояниями, но каждое из них настолько необъятно, что эти звезды по своей многочисленности выглядят потоками
 газа или жидкости, льющимися и текущими под влиянием некой огромной центробежной силы. Эта сила придает им спиральное движение или форму, как ураган в пустыне придает спиральное движение поднятому столбу пыли.
      Без сомнения, наш Млечный Путь также обладает такой центробежной формой, но, конечно, увидеть ее можно только со стороны. Для нас, находящихся внутри его плоскости, он выглядит
 как закругленная линия или арка света в небе над нами. При
 этом Солнце мы видим как закругленную плоскость , или диск , и
 точно также видятся нам в телескоп планеты. Тогда как приближаясь к нашей собственной шкале, мы можем изучать Землю как
 закругленное тело , или поверхность шара.
    Эти три формы - арка, диск и шар - являются теми формами,
 в которых три огромных шкалы небесных сущностей представляются
 человеческому восприятию. Очевидно, что это не реальные формы
 этих сущностей, так как мы знаем, что, например, тот же Млечный Путь, увиденный со стороны, будет выглядеть не как линия,
 а, как и другие галактики, вращающимся диском.
      Тем не менее эти видимые формы небесных миров очень интересны и важны. Поскольку они могут многое сказать нам не только о строении вселенной, но также и о человеческом восприятии,
 и, таким образом, о его отношении к этим мирам, и их отношении
 друг к другу.
      Итак, отношение между закругленным телом, закругленной
 плоскостью и закругленной линией - это отношение между тремя
 измерениями, двумя измерениями и одним измерением. Поэтому
 можно сказать, что мы воспринимаем Землю в трех измерениях,
 Солнечную Систему в двух измерениях, а Млечный Путь в одном
 измерении. Другие галактики мы воспринимаем только как точки.
 Тогда как Абсолют мы не можем воспринимать вообще ни в каком
 измерении - он абсолютно невидим.
     Таким образом, шкала небесных миров - Земля, Солнечная
 Система, Млечный Путь, Все Галактики и Абсолют - представляет
 для человеческого восприятия совершенно особую прогрессию. С
 каждым новым подъемом по этой шкале одно измерение становится
 для человека невидимым. Это любопытное "исчезновение" измерения заметно даже на уровнях, находящихся за пределами его
 восприятия, но которые он еще может вообразить. По отношению к
 Солнечной Системе Земля уже не является шарообразным телом, но
 линией движения, в то же время по отношению к Млечному Пути
 Солнечная Система уже не является плоскостью, но лишь точкой.
 В каждом случае одно нижнее измерение "исчезает".
     В то же время, поскольку каждый космос для самого себя
 является трехмерным , то есть обладает собственными длиной, высотой и шириной, то с каждым продвижением по шкале прибаваляется некое новое "высшее" измерение - недостижимое и невидимое
 для меньших сущностей. Кирпич имеет собственную длину, высоту
 и ширину, но целый ряд кладки составляет только одно измерение
 - длину дома, высота и ширина которого будут для кирпича высшими измерениями.
    Подобно этому и человек, сам для себя являющийся трехмерным телом - то есть имеющим свои собственные высоту, длину и
 ширину - может передвигаться по всей поверхности Земли, и
 строение этой поверхности будет создавать на его шкале тот
 трехмерный мир, в котором он живет. На шкале Земли, однако,
 эта поверхность является лишь двухмерной с добавлением совершенно нового третьего измерения - ширины земли - которое совершенно неизвестно и недоступно восприятию человека. Это
 третье измерение Земли является, таким образом, высшим и совершенно отличным видом третьего измерения, несоизмеримым с
 третьим измерением человека.
    Так в этой великой небесной иерархии каждый высший мир
 как бы отбрасывает нижнее измерение мира под ним, и прибавляет
 одно новое измерение из мира выше или за пределами досягаемости этого нижнего мира. Каждый такой полный мир существует в
 трех измерениях космоса, и при этом имеет на одно измерение
 больше, чем мир ниже, и на одно измерение меньше, чем мир выше. Это означает, что каждый мир частично невидим для миров,
 которые больше и меньше, чем он сам. Но если по отношению к
 большему миру исчезает нижнее измерение меньшего мира, то для
 нижнего становится невидимым высшее измерение большего мира.
     Если смотреть с нашей точки зрения, то чем больше небесный мир, тем большая часть его должна быть невидимой, а те
 части этого высшего мира, которые видны человеку, должны всегда принадлежать их низшим или наиболее элементарным аспектам.
 Теперь мы можем лучше понять значение этого линейного вида Млечного Пути. Это должно означать, что реальный Млечный
 Путь является большей частью невидимым. То, что мы видим - это
 иллюзия нашего ограниченного восприятия. Видимая "арка света"
 должна быть результатом того, что мы не видим его в достаточном количестве измерений .
    Когда мы замечаем, что в нашем обычном окружении появляются некие линии или круги, мы хорошо знаем, что нужно делать,
 чтобы выяснить, каким телам они принадлежат. Для этого мы или
 сами вступаем с ними в отношения или заставляем их вступить в
 отношения с нами.
     Сидя за столом в темной комнате, я вижу нечто, выглядящее
 как линия света; когда я приподнимаюсь, чтобы посмотреть ближе, эта линия превращается в круг; я беру этот предмет в руку
 и он оказывается стаканом. До того, как я поднял стакан, мне
 виден был только освещенный ободок его верхнего края - сначала
 на уровне глаз, а затем сверху. Теперь, когда я верчу его в
 руках, мое изменившееся отношение к нему в пространстве и времени открывает мне, что это не линия и не диск, но твердое тело, содержащее интересный напиток.
      Мы не можем проделать это с Млечным Путем или другими галактиками. На их шкале мы не можем ни на иоту изменить наше
 положение в пространстве или во времени. По отношению к ним мы
 лишь неподвижные точки , и нет способа, которым мы могли бы
 этот наш взгляд на них изменить. Даже движения Земли и Солнца
 за тысячи лет не производят заметных изменений в точке зрения
 человека, - так же как эти тысячи лет по сравнению с возрастом
 галактик не имеют вообще никакой длительности. Это похоже на
 то, как если бы мы были осуждены всю жизнь видеть только ободок стакана. И мы можем точно так же предположить, что люди
 видят именно край или поперечное сечение галактики, и таким их
 восприятие останется всегда.
     Какой могла бы быть реальная природа Млечного Пути и его
 отношение к другим галактикам? Чем является туманность для самой себя? Мы были бы в затруднении, если бы не считалось установленным фактом, что отношения между небесными мирами Земли,
 Солнечной Системы и Млечного Пути должны быть аналогичны и параллельны отношениям в нижнем мире электронов, молекул и клеток, поскольку само по себе отношение между взаимопроникающими
 мирами является космической постоянной, которая может быть
 проверена как вверху, так и внизу. На своей собственной шкале
 клетка - сделавшаяся видимой с помощью микроскопа - представляет собой твердый трехмерный организм, но для человека это
 лишь неразличимая точка. Таким образом, и между микрокосмическими мирами можно наблюдать такое же прибавление и вычитание
 измерений. С той лишь разницей, что здесь природу и бытие высшего мира, его отношение и власть над низшими мирами, находящимися внутри него, можно узнать и изучить, поскольку этот
 высший мир - сам человек.
   Итак, положение нашей Солнечной Системы внутри Млечного
 Пути почти точно такое же, как положение одной клетки крови
 внутри человечского тела. Белое тельце также состоит из ядра,
 или солнца, со своей цитоплазмой, или сферой влияния, и также
 окружена со всех сторон бесчисленными миллионами таких же клеток или систем, и все в целом образует великую сущность, природу которой трудно себе даже вообразить.
   Если, однако, мы сравниваем человеческое тело с каким-то
 большим телом Млечного Пути, а одну его клетку с нашей Солнечной Системой, то, чтобы найти точку зрения, сравнимую с точкой
 зрения человеческого астронома на земле, мы должны были бы,
 вероятно, вообразить себе восприятие одного электрона одной из
 молекул этой клетки. Что мог бы такой электрон знать о человеческом теле? Что реально мог бы он знать о своей клетке, или о
 своей молекуле? Эти организмы были бы такими огромными, тонкими, вечными и всемогущими по отношению к нему, что их истинное
 значение было бы полностью за пределами его понимания. При
 этом, однако, электрон мог бы , несомненно, воспринять что -то
 из окружающей его вселенной, и хотя его впечатление было бы
 очень далеко от реальности, для нас было бы интересно его себе
 представить.
    Поскольку эти электроны, по незначительности их размера и
 времени существования, были бы, так же как и люди внутри Млечного Пути, неподвижными одномерными точками, не способными ни
 на волос изменить свой взгляд на свою человеческую вселенную.
 Это верно, что их клетка двигалась бы по артерии, как Солнце
 движется своим курсом по Млечному Пути, и эта клетка могла бы
 сделать за свою жизнь много тысяч оборотов по всему большому
 телу. Но для электрона это не будет иметь никакого значения,
 потому что за краткую вспышку его жизни клетка вообще не продвинется на какое-либо измеримое для него расстояние.
      Из этого следует, что электроны будут видеть лишь неподвижное поперечное сечение человеческого тела, сделанное под
 прямым углом к артерии, в которой их клетке суждено теперь
 двигаться. Это поперечное сечение будет представлять собой их
 видимую вселенную, или настоящее . В этой вселенной они будут
 прежде всего и выше всего видеть пылающее ядро их клетки, источник света и всей жизни для них и для всей системы миров, в
 которых они живут. Глядя за пределы этой системы в зенит - то
 есть за их поперечное сечение и выше в артерию ,- они ничего
 не увидят. Потому что это было бы то место, куда их клетка и
 их вселенная уходила бы в будущее . Точно такое же пустое
 пространство будет лежать под ними, в надире, так как это будет то место, откуда их вселенная пришла, или прошлое .
    Если бы, однако, они посмотрели несколько дальше по плоскости настоящего их вселенной, они увидели бы пылающее во все
 стороны нечто, что выглядело бы как сверкающее кольцо, составленное из бесконечного числа других клеточных ядер или солнц,
 более или менее удаленных от их собственного. Будь у них хоть
 капля проницательности, они могли бы понять, что эта кольцеобразная форма лишь иллюзия, причина которой - сокращение расстояния, и вместо кольца могли бы предположить громадный диск
 клеток, в котором их клетка была бы лишь одной из многих миллионов других. Далее, измеряя плотность этого облака клеток в
 различных точках этого круга, они могли бы даже рассчитать,
 что их собственная система находится около центра или ближе к
 одному или другому краю диска. Таким образом они могли бы определить местонахождение их системы в их галактике, потому что
 этот диск или кольцеобразное облако было бы их Млечным Путем.

   Во многом открытия электронов были бы параллельны открытиям земных астрономов, и они столкнулись бы с очень похожими
 проблемами. По мере изучения Млечного Пути, составленного из
 других клеток, и применения тончайших методов измерения, они
 могли бы прийти, например, к идее - как в подобных обстоятельствах пришли к ней астрономы человечества, - что все эти клетки или солнца незаметно отступают вдаль. Из этого астрономы на
 земле заключают, что все солнца Млечного Пути были созданы в
 одном месте в виде одной плотно сжатой массы, и с тех пор расходятся из одного центра во все стороны в форме постоянно-расширяющегося и постоянно-разреживающегося диска. Они говорят о
 "расширяющейся вселенной". Если бы электроны, наблюдая свою
 вселенную, пришли к такому же заключению, то это, конечно, означало бы, что они описывают то, что происходит в поперечном
 сечении человеческого тела в период после отрочества, когда
 большая часть клеток уже не размножается, но существующие
 клетки продолжают расширяться, растягиваться, начинают наполняться водой и жиром, производя впечатление тела, увеличивающегося в объеме.
     Наконец, уже исчерпав все теории о своем Млечном Пути,
 электроны могли бы заметить неизмеримио далеко за его границами, но все еще на его плоскости, слабые линии и облака, которыеввыглядели бы как такие же вселенные. Мы бы узнали в них
 поперечные сечения других человеческих тел. Но для электронов
 они были бы внегалактическими туманностями.
      Изучение этих удаленных туманностей могло бы ввести
 электронного наблюдателя в курс некоторых любопытных проблем.
 Одни из этих туманностей он бы увидел лишь как линии света, и
 понял бы, что смотрит на край точно такого же галактического
 диска, в каком находится сам. Другие могли бы выглядеть круглыми или спиралевидными, как и нам самим видятся некоторые туманности. И в этом случае он бы догадался, что смотрит на них
 так, как мог бы кто-то в будущем или в прошлом смотреть на его
 собственную вселенную.
     Как это возможно? Это означало бы, что электрон, до этого
 не способный даже вообразить форму того существа, к которому
 принадлежал как бесконечно малая величина, стал бы реально видеть силуэты других таких же существ - других людей, которые
 стоят, лежат или сидят - далеко на плоскости, через которую
 движется его собственная вселенная. Эти другие люди или вселенные виделись бы ему там, где вселенная электронов могла сама пройти позже или уже прошла - то есть электрон на самом деле увидел бы их так, как кто-то в будущем или в прошлом мог
 увидеть его собственную вселенную. И наконец, электрон смотрел
 бы на человеческую "галактику", находясь вне ее времени . И таким образом он мог бы получить - может быть, впервые - идею о
 форме и природе его собственной "галактики", то есть о человеке.
     Точно таким же образом, изучая внегалактические туманности, человеческие астрономы впервые догадались о форме нашей
 собственной. Более того, они нашли огромнейшие скопления таких
 туманностей в зените и надире нашего Млечного Пути, то есть в
 плоскости, через которую он проходит; и не найдя ни одной под
 прямым углом к плоскости ее диаметра, предположили там "затемненный слой". Но точно так же, конечно, и наш электронный астроном не наблюдал бы никаких других людей-вселенных выше или
 ниже пути прохождения его собственной вселенной, то есть в небе над головой или в земле под ногами. Поскольку эти люди-вселенные имеют свойство двигаться только по поверхности большей
 сферы - Земли.
      В первой части этой главы мы подобным же образом предположили огромную армию туманностей, движущихся по поверхности большей сферы - сферы Абсолюта. Может быть, после всего сказанного, "затемненный слой" будет лишь подтверждением этой идеи, и, если так, тогда это не просто ответвление туманности,
 скрытое от нас, но сама природа этого Абсолюта.
      Если наша аналогия правильна, то с ее помощью можно было
 бы объяснить значение небесных явлений, которые видятся нам
 как Млечный Путь и далекие галактики. Они представляли бы собой сечения громадных тел, непостижимых и вечных для нас, и
 сказать о которых мы ничего не можем, кроме того, что они
 должны быть живыми. Но так ли это на самом деле? Прямого ответа не сущществует. Мы можем сказать только, что любая другая
 шкала жизни, правильно изученная, открывает явления, близко
 сопоставимые с теми, которые мы воспринимаем в небе, и которые
 там, на той громадной шкале, находятся за пределами нашего понимания. И мы можем добавить, что поскольку законы природы
 должны быть универсальными, и поскольку человек не может сам
 изобрести устройство, подобное космическому, то метод аналогии, который показывает отношение между моделями, созданными
 этими законами вверху и внизу, является, возможно, единственным орудием интеллекта, достаточно сильным для определенных
 проблем.
     Во всяком случае, аналогия может показать отношения. Так
 что при размышлении об электроне в человеческом теле мы хорошо
 видим шкалу существа, пытающегося судить о структуре, продолжительности жизни и назначении множества галактик путем сравнения их с явлениями, которым оно самолично является свидетелем.


 III СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА В МЛЕЧНОМ ПУТИ

     О внегалактических туманностях известно очень мало, практически -их форма и расстояние до них. О нашей собственной галактике, Млечном Пути, можно сказать несколько больше. Согласно последним представлениям, это - спиральная туманность с поперечником в 60 000 световых лет и толщиной в 10 000 световых лет.
     Видимую часть Млечного Пути мы можем принять за плоскость или океан звезд, вокруг центра которого вращается наша Солнечная система -суденышко с булавочное острие на поверхности этого океана. Поскольку такое путешествие продолжается несколько сотен тысяч лет, даже для максимальных по продолжительности человеческих наблюдений оно кажется стоянием на одном месте на неизменном фоне "неподвижных" звезд, подобно тому как корабль среди океана кажется его пассажирам неподвижным на неизменном фоне океанского горизонта. Тем не менее какое-то движение корабль нашей Солнечной системы совершает, и в настоящее время он направляется к яркой звезде Вега, которая светит впереди и немного над плоскостью Млечного Пути.

              Это значит, что наш корабль движется не параллельно поверхности моря, а под углом к нему, как бы взлетая на волне. Что в свою очередь означает, что поперечное сечение корабля, или плоскость Солнечной системы, в которой движутся планеты, расположено не под прямым углом к поверхности галактического моря, а наклонено к ней под углом 55°.

     На практике мы определяем расположение большой плоскости Млечного Пути и малой плоскости Солнечной системы с помощью созвездий, или легендарных скоплений звезд, лежащих по горизонту вокруг каждой из этих плоскостей. Точки, ограничивающие плоскость Солнечной системы - это хорошо известные всем Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев, Дева, Весы, Скорпион, Стрелец, Козерог, Водолей и Рыбы. В двух из них - в Близнецах и Стрельце - плоскость Солнечной системы пересекается плоскостью Млечного Пути, или, выражаясь по-другому, поперечное сечение корабля пересекается с поверхностью моря. Созвездия Близнецов и Стрельца, таким образом, лежат под прямым углом к направлению движения Солнечной системы, и, поскольку Солнечная система движется вокруг центра Млечного Пути, одно из них должно указывать на центр, а другое -на ближайший край. В самом деле, масса звезд около Стрельца плотнее, как и должно быть при взгляде сквозь всю толщу галактики, она шире и кажется разделяющейся на два слоя, как если бы мы на самом деле видели на большем расстоянии большую толщину галактики. Итак, в направлении Стрельца находится центр галактики, в направлении Близнецов -ближайшая граница внегалактического пространства.
    Теперь мы должны пояснить ту странную идею, что человек может заглядывать немного в прошлое галактики, то есть немного вглубь моря, по поверхности которого плывет Солнечная система. Как это возможно? Млечный Путь настолько огромен, что свету требуется 60 000 световых лет, чтобы пройти от одного его края до другого. Ближайший край находится на расстоянии 10 000 световых лет от нас, а самый дальний - 50 000 световых лет. Иными словами, самые дальние звезды возле Близнецов видятся нам в том положении, которое они занимали десять тысяч лет назад, а самые дальние возле Стрельца - там, где они на самом деле находились 50 000 лет назад, во времена, когда исторический человек впервые появился на Земле.
      Мы в буквальном смысле смотрим в прошлое Млечного Пути, и чем дальше мы смотрим, тем глубже в прошлое проникает наш взгляд. Эта способность смотреть из галактического настоящего объясняется малой скоростью импульсов света, нашего единственного средства восприятия, по сравнению с невообразимой огромностью расстояния, которое они Должны пересечь. Позже, при обсуждении скоростей распространения и различных видов энергии, нам придется прийти к заключению, что сам масштаб галактического мира подразумевает существование энергии намного быстрее света, с которой человек еще не знаком.

 Это предположение, которое можно проверить и невооруженным глазом, подтвердили точным подсчетом звезд Hertzspring, Perrine и Shapley между 1912 и гг.

     Если предположить, что Млечный Путь движется вперед, как все другие системы во вселенной, то можно сказать, что угол нашего восприятия пространства вне плоскости настоящего пропорционален скорости Млечного Пути, деленной на скорость света. В обычной жизни сходное явление возникает из-за затраты времени на передачу звука, когда на большом расстоянии мы слышим крик, раздавшийся несколько секунд назад, и таким образом получаем возможность слышать прошлое тем более далекое, чем дальше мы стоим..

    Таким образом, на самом деле мы смотрим не за пределы воображаемого моря или диска, который представляет настоящее Млечного Пути, а в некий конус, расширяющийся во времени галактики, или в четвертом измерении. И если ближайшие к нам звезды воспринимаются позади этой плоскости на расстоянии десяти или двадцати световых лет, то другие светят с положений ста, тысячи и десяти тысяч лет тому назад, пропорционально их удаленности. С нашей позиции все эти звезды, расходящиеся из настоящего в прошлое на десятки тысячелетий, кажутся накладывающимися друг на друга, создавая иллюзию того широкого кольца или стены звезд, которую мы видим.
    Но, как мы подсчитали, в дальней части галактики мы видим в пять раз глубже в прошлое, нежели в ближней. Именно из-за большего расстояния мы видим там гораздо больше ее времени, то есть четвертого измерения, и потому вполне естественно, что видимые нам звезды должны быть плотнее и толще у Стрельца, где находится их центр и большая часть.


 Поскольку Млечный Путь - спиралевидная туманность, то, поворачиваясь лицом к Стрельцу, мы обращаемся к центру, или источнику, ее творческой энергии, подобно тому как, поворачиваясь лицом к Солнцу, обращаемся к центру, или источнику, творческой энергии Солнечной системы. И соответственно, обращаясь лицом к Близнецам, мы отворачиваемся от центра, подобно тому как в полночь смотрим на часть неба, противоположную той, где находится Солнце. Вот объективная мера "характеристик" знаков Зодиака. Фактически это мера нашего наклона к центру галактики, столь же точная и определенная, как часы дня являются углом нашего наклона к Солнцу.
   Когда Солнце в Стрельце - солнечные излучения и неизвестные высшие излучения из центра Млечного Пути приходят к нам с одной и той же стороны, то есть совпадают. Когда Солнце в Близнецах - солнечные и галактические излучения приходят к нам с противоположных сторон. Когда же мы обращены к Солнцу, находящемуся в промежуточных знаках Девы или Рыб, - мы видим его на фоне внешней пустоты, или на фоне невидимого прошлого и будущего Млечного Пути, излучения из центра которого приходят к нам под прямым углом к солнечным лучам.
     В настоящее время мы не можем точно установить природу излучений, приходящих из галактического центра. Однако было обнаружено общее излучение с длиной волны в несколько метров, которое заметно усиливается в направлении самых плотных звездных скоплений Млечного ;Пути и достигает максимума в направлении Стрельца.
   Это излучение рассматривается сейчас как определенная характеристика нашей галактики, особенно ее центра, физическая природа которого скрыта от нас звездными скоплениями. Оно отличается (хотя и отчасти напоминает) от так называемых космических лучей, которые, попадая на Землю со всех сторон и под разными углами и превосходя по своей частоте любые лучи, порождаемые Солнцем, приносят нам материю и, вероятно, влияние из жизненного центра некоего еще большего мира.
     Мы предположили, что следующий большой мир, превосходящий Солнечную систему, - Млечный Путь. Но существует немало свидетельств того, что расхождение в размерах здесь неизмеримо большее. Позже, когда мы дойдем до определения относительных размеров и измерений миров, которые мы способны установить 7, окажется, что масштабный коэффициент между Солнечной системой и Млечным Путем намного превосходит коэффициент между клеткой и человеком, человеком и Природой, Природой и Землей, Землей и Солнечной системой. Солнечная система как бы затеряна в расстояниях Млечного Пути, подобно тому как отдельный человек затерян на поверхности Земли, чего нельзя сказать об организованном мире Природы, часть которого он образует и который является, так сказать, посредником между ним и Землей.
   Диаметр Земли составляет, например, одну миллионную часть диаметра Солнца; но диаметр Солнца - это всего лишь одна сорокамиллионная часть диаметра Млечного Пути. В Солнечной системе можно найти отношения того же порядка, но не между Солнцем и планетами, а между Солнцем и спутниками планет. Исходя из аналогии масштаба и массы можно предположить, что Солнечная система вращается вокруг некой сущности, которая в свою очередь вращается вокруг центра Млечного Пути, подобно тому как Луна вращается вокруг Земли, которая в свою очередь вращается вокруг Солнца.
   Что является "солнцем" нашего Солнца и где оно находится? Многие ученые пытались отыскать "локальную" систему в пределах Млечного Пути, в частности, Шарлье в 1916 году, казалось бы, установил такую группу звезд, в 2000 световых лет в поперечнике, с центром в нескольких стах световых лет от нас в направлении к созвездию Арго. Изучая наше непосредственное окружение в галактике, мы обнаруживаем интересную градацию звезд, две из которых напоминают ту, что мы ищем. На расстоянии до 10 световых лет от нас мы находим одну звезду, похожую по размерам на наше Солнце, и Сириус, который в 20 раз ярче его. На участке между 40 и 70 световыми годами мы обнаруживаем еще пять больших звезд, которые в 100-250 раз ярче Солнца; между 70 и 200 световыми годами - семь еще больших, в 250-700 раз ярче; а между 300 и 700 световыми годами -шесть огромных гигантов в десятки тысяч раз ярче Солнца. Самый большой из них, Канопус, расположен на расстоянии в 625 световых лет от Солнечной системы, позади нее, точно в кильватере, имеет в 100 000 раз более мощное излучение, - и вполне мог бы быть "солнцем" локальной системы Шарлье.
   Но как и во многих подобных случаях, только оставив астрономические теории и вернувшись к непосредственному наблюдению неба и небесных тел, мы найдем более близкое и непосредственное звездное влияние, которому, возможно, подчиняется Солнечная система.
    Самый яркий объект в небе, не считая тех, что находятся в пределах Солнечной системы, - двойная звезда Сириус. Она состоит из огромного излучающего солнца, в 26 раз ярче нашего, вокруг которого с периодом в 50 лет вращается белый карлик величиной с Юпитер и в 5000 раз плотнее свинца. Поскольку масса светлой звезды в два с половиной раза больше массы Солнца, а масса темной звезды равна массе Солнца, то влияние на Солнечную систему этой звездной пары, расположенной на расстоянии менее 9 световых лет, должно намного превышать влияние любого другого небесного тела вне Солнечной системы. По своей удаленности, излучению и массе система Сириуса как бы заполняет чрезмерный промежуток между мирами Солнечной системы и Млечного Пути. В самом деле, расстояние от Солнца до Сириуса - в миллион раз большее, чем от Земли до Солнца, - естественным образом укладывается в упоминавшуюся шкалу космических соотношений и подарило астрономии XIX века превосходную небесную единицу измерения - сириометр, от которой в наше время, к сожалению, отказались.

   Не существует астрономических данных, которые противоречили бы той возможности, что Солнечная система вращается вокруг Сириуса, в ходе оборота последнего по Млечному Пути, как
 это предполагал Кант. Потому что такое вращение заметно изменило бы только положение в небе самого Сириуса и двух или трех
 ближайших звезд, а при периоде этого вращения в несколько сотен тысяч лет это легко могло пройти незамеченным. Фактически,
 у нас есть определенные доказательства того, что так оно и
 есть на самом деле. Как наблюдали древние египтяне, видимое
 движение Сириуса - измеренное по его восходу вместе с Солнцем
 - немного меньше, чем движение всех остальных звезд, видимое
 из прецессии равноденствий. Если в определенный день каждый
 год общая звездная масса восходит на 20 минут позже, то Сириус
 восходит позже только на 11 минут. Это соотносится с разницей
 в видимом движении между точками вне круга и в центре самого
 круга, если наблюдать из движущейся точки на его окружности так же как в ландшафте, видимом из движущегося автомобиля, далекие и близкие объекты кажутся бегущими друг мимо друга.

      Такое наблюдение представляет достаточное основание, чтобы поверить, что наше Солнце действительно вращается вокруг
 Сириуса. И если мы предположим, что общепринятая величина скорости движения Солнца в космосе - 20 километров в секунду верна, то тогда это вращение займет 800 000 лет; другими словами, наше Солнце за каждый полный оборот по Млечному Пути
 сделает около 250 оборотов вокруг своего большего солнца. Позже мы увидим, что эта цифра - 800 000 лет - приблизительно
 равна одной трети жизни природы, или одному месяцу жизни Земли, и что она очень хорошо укладывается в общие отношения между космосами. - 8.

 8. - Смотрите Приложение II, "Таблица времен и космосов".

   Между тем, появляется другой поразительный факт, подтверждающий идею о локальной звездной системе с Сириусом в
 центре. Если мы возьмем известные крупные звезды на участке,
 скажем, 40 световых лет от Солнца - Сириус, Процион, Альтаир,
 Фомальгаут, Поллукс, Вегу, и так далее, мы найдем, что все
 они, за исключеним двух, лежат примерно на одной плоскости, не
 выходя за пределы угла 15 градусов. - 9.

 9. - Этот разрез неба пересекает небесный экватор под углом 60 градусов вблизи 7.30 и 19.30 часов прямого подъема небесных тел над горизонтом небесой сферы и достигает наклона 55
 градусов вблизи Большой Медведицы.

 Этому есть только одно правдоподобное объяснение - то, что все
 ближние звезды вращаются вокруг общего центра, и что это сечение является эклиптикой, на которой лежат их орбиты.
    Если предположить, что Сириус является солнцем для этих
 солнц, то тогда наше Солнце - что довольно любопытно - занимает, видимо, в этой системе такое же место, как Земля в Солнечной Системе. И если это так, то Сирианскую систему можно рассматривать как почти ровно в миллион раз большую по диаметру,
 чем Солнечная система, так же как последняя по диаметру в миллион раз больше Земли, а Земля по диаметру в миллион раз больше, чем обычный дом.
      Мы не можем знать, какое влияние приходит к нам из Сирианского Солнца, с его странным сочетанием излучения, намного
 большего чем солнечное, и плотности, намного более устрашающей, чем любая мыслимая в самой темной глубине самого плотного
 спутника. Такой сверх-рай и инфра-ад для нас невообразимы, так
 же, как мы не можем знать, связаны ли с ним космические лучи
 или какое-то другое сверх-солнечное излучение.
    Мы можем только в самом общем виде изобразить каждый из
 рассматривавшихся нами миров как купающийся в излучениях или
 влияниях из всех миров, высших для него, так же как наша Земля
 одновременно купается в космических лучах и солнечном тепле.
 Сумма этих излучений будет составлять "среду", в которой существует данный мир, а их многообразие будет предоставлять
 возможность выбора для отражения одного или другого влияния.
     Если мы посмотрим на эту "среду" с иной точки зрения, то
 увидим, что она составлена из сечений высших миров. Мы уже
 сравнивали нашу Солнечную Систему в сечении Млечного Пути с
 клеткой в сечении человеческого тела. Клетка для сечения человека и наше Солнце для Млечного Пути подобны точкам на плоскости. Поэтому мы можем выразить это даже в форме закона, что
 среда, в которой любой данный мир живет и движется и имеет
 свое бытие - есть для него то же, что плоскость для точки. Поперечное сечение человеческого тела - это плоскость, в которой
 движутся клетки; поверхность Земли - это плоскость Природы, в
 которой движется человек; эклиптика Солнечной Системы - это
 плоскость, в которой движется Земля; а диск Млечного Пути это плоскость, в которой движется Солнце.
     Далее, отношение между точкой и линией - это бесконечность, и отношение между линией и плоскостью - также бесконечночть. Поэтому отношение между точкой и плоскостью - это бесконечность в квадрате. Это значит, что они вдвойне
 несоразмерны, так как привнесено два новых измерения. И когда
 мы сравниваем каждый мир не с сечением высшего мира, в котором
 он живет, а с полным телом этого высшего мира, то сравнение
 идет между точкой и телом, или бесконечностью в кубе.
      Бесконечность в квадрате или бесконечность в кубе могут
 быть лучше поняты нами в сравнении с такими вещами как план,
 намерение и возможность. Бесконечное число точек дают незначительное расширение, но точка, умноженная на бесконечность в
 кубе, может превратиться в твердый блок, на котором можно сидеть. Бесконечное число клеток формируют лишь массу протоплазмы, но клетки , умноженные на бесконечность в кубе, составляют
 человеческое тело. Бесконечное количество органических тел не
 значат ничего, кроме тонн плоти, крови и жизненных соков, но
 органическое тело, умноженное на бесконечность в кубе, образуют гармоничный мир природы. Тем же самым способом, хотя мы не
 можем понять все значение этого, Млечный Путь должен быть составлен не одной бесконечностью солнц, но их бесконечностью в
 кубе.
      Но вместе с тем одна клетка, человеческое тело, мир Природы, Земля, Солнечная Система и Млечный Путь являются законченными в самих себе, каждая из этих сущностей включает в себя
 модель и возможность целого. Такие сущности, связанные с такими же сущностями на большей и меньшей шкалах скользящей триадой измерений, справедливо названы космосами.
 Здесь у читателя может возникнуть два вопроса. Первый:
 что именно составляет космос? И второй: на основании чего можно признать, что космоса, высшие и низшие по отношению к человеку, могут иметь разум и сознание?
      Слово kosmos по-гречески означает "порядок", "гармония",
 "правильное поведение", "честь", "целое", "внешний вид целого", и, наконец, "гармонический порядок целого", "вселенная в
 ее совершенстве". Пифагорейцы использовали его в смысле "саморазвивающееся или превосходящее само себя целое". Как мы подробнее увидим позже, возможность само-развития или само-превосходства предполагают совершенно особый план и структуру,
 которые имеются у одних существ, а у других отсутствут. Так,
 человек, имеющий возможность совершенствоваться и превосходить
 самого себя, может быть назван космосом, тогда как собака, являющаяся, видимо, законченным экспериментом без дальнейших
 возможностей, не может. По этому же признаку, половая клетка,
 которая может развить себя в человека, скорее всего является
 полным космосом, тогда как костная клетка - нет; планета, которая может развиться в Солнце,- это полный космос, тогда как
 астероид - нет, и так далее.
      Признак настоящего космоса - это, фактически, особый вид
 замысла, о котором упоминается в Книге Бытия во фразе: "И сотворил Бог человека по образу своему ". Этот "образ божий", характерные черты которого мы должны детально изучить, может
 быть найден на всех уровнях, и является главным отличительным
 признаком космоса.
    Это, в свою очередь, отвечает на наш второй вопрос, поскольку где бы мы ни нашли - в природе или в небе - повторение
 этой модели замысла, которая в случае с человеком, как мы знаем, соединена с возможностью разума и сознания, мы можем предположить, что этот замысел включает возможность разума и сознания и на другой шкале, - так же как мы предполагаем, что
 проект динамо-машины обеспечивает возможность вырабатывания
 электричества везде, где бы он ни был материализован.
     Кроме того, поскольку бо'льшие космоса порождают меньшие,
 мы можем также предположить, что они также и разумом, и сознанием обладают в большей степени, - так же как мы принимаем,
 что человек, делающий умную машину, умнее этой машины.
    Книга состоит из глав, главы из параграфов, параграфы из
 предложений, предложения из слов и слова из букв. Буква и слово имеют значение на их собственном уровне, но не имеют собственного назначения отдельно от всей книги. Так же и во вселенной мы стремимся, несмотря на все наше бессилие, постичь
 высший космос, чтобы понять назначение низшего.

 




Популярное