Родни Коллин. Теория небесных влияний. Глава 18  

Home Библиотека online Коллин Р. Теория небесных влияний Родни Коллин. Теория небесных влияний. Глава 18

Родни Коллин. Теория небесных влияний. Глава 18

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

18. Циклы преступления, исцеления и завоевания

 

 I АСТЕРОИДЫ, ЭКОНОМИКА И ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Применяя те же принципы, что и в случаях Марса и Венеры,
можно было бы ожидать, что цикл Меркурия, действующего на щи-
товидку, вызывал бы волны всеобщего неустанного движения. Но
как мы заметили раньше, орбита Меркурия настолько эксцентрич-
на, а его период так короток, что любой цикл, который он мог
бы производить, слишком неустойчив для серьезного изучения.
Интересно, однако, что дальнейшее исследование действи-
тельно приводит нас к некому циклу активности - но, видимо,
связанному с астрономическим ритмом совершенно другого поряд-
ка. Это цикл девяти лет, который все статистики с великим тру-
дом отличают от уже рассматривавшегося 9 2/3-летнего биологи-
ческого ритма.
Этот девятилетний ритм управляет ценами и фондовым рын-
ком, повторением финансовых кризисов, строительной деятель-
ностью (18 лет), и многими другими факторами, отражающими лю-
бопытные волны оптимизма и пессимизма, предприимчивости и
депрессии, которыми отмечены все экономические и промышленные
явления. Такой цикл наиболее четко выражен в промышленно раз-
витых обществах. Он очень ясно виден в больших городах, и осо-
бенно характерен для Соединенных Штатов - другие циклы, напри-
мер, одиннадцатилетний, больше преобладают в Европе.
Этот 9-летний цикл, если перевести его со статистического
языка на эмоциональный, представляет, очевидно, колебания той
странной силы, которая движет и направляет спешащие людские
толпы любого большого города то в одну, то в другую сторону,
утром в одном темпе, вечером - в другом, и наполняет эти самые
толпы в одно время года странным возбуждением, а в другое -
равнодушием и безразличием. Любой наблюдатель на улицах
Нью-Йорка или Лондона заметит, почти с ужасом, странное впе-
чатление засасываемости куда-то, производимое движением го-
родских масс, и очевидное безразличие этого невидимого засасы-
вания к каким-либо соображениям человеческого счастья или
человеческой пользы. Люди втекают в подземку, как зерна пшени-
цы в мельницу, втягиваются вниз какой-то силой, удерживающей
их в постоянном движении, спеша на самом деле не в офис, а в
могилу.
Какой бог или дьявол может вызывать такую неустанность?
Ища в небе 9-летний ритм, мы находим его в весьма неожиданном
месте.
Согласно гармоническому правилу, известному как правило
Боде, между Марсом и Юпитером, на расстоянии 260 миллионов
миль от Солнца, должна была бы существовать какая-то планета.
Никаких следов такого небесного тела не было найдено вплоть до
1801 года, когда в этой области была обнаружена первая из це-
лой группы миниатюрных планет. С тех пор их было зафиксировано
более 1200, варьирующихся в диаметре от 250-ти до нескольких
миль. Девяносто пять процентов этих астероидов расположены в
поясе между 205 и 300 миллионов миль от солнца, при среднем
расстоянии, почти точно равном тому, которое предполагается по
правилу Боде. Согласно третьему закону Кеплера, орбитальный
период тела на таком расстоянии от солнца составляет около
1700 дней, которые и в самом деле являются периодом астерои-
дов. Планетная масса, обращающаяся с такой скоростью, имела бы
меньшее совпадение с Землей и солнцем каждые 468 дней, тогда
как ее полный синодический цикл составлял бы ровно девять лет.
Давайте вспомним октаву общей синодической периодичности,
построенную нами в Главе 6:

  Юп. х2
Вен.&
Мер.х3
 Аст.х3  Мар.х2
Сат.х1
Вен.&
Мер.х4 
Юп. х3
Аст.х4
 Вен.&
Мер.х5
Мар.х3
Аст.х5
Юп.х4
Вен.& Мер.х6
Годы  24  27 30  32  36  40  45  48
Ноты до  ре  ми  фа  соль  ля  си  до

Периодичность массы астероидов, таким образом, приходится
на ноты ре, соль и си . Нота ре при этом отмечена одними лишь
астероидами, и поэтому кажется для них наиболее характерной. В
следующей октаве эта нота будет представлена 54-ю годами, в
следующей - 108-ю, и так далее. Таким образом, чтобы изучить
влияние астероидов на человеческую жизнь, мы должны были бы
искать явления с периодичностью не только в девять, но также
27, 54, и 108 лет.
Характерные черты девятилетнего цикла уже были описаны.
Но намного более сильный ритм примерно такого же характера
наблюдается каждые 54 года; американские цены оптовой торгов-
ли, например, весьма явно достигавшие своего пика в 1813, 1865
и 1919 годах,- даты, между прочим, совпадающие с окончанием
войн 1812 года, Гражданской и Первой Мировой. Такая же перио-
дичность наблюдается в производстве железа и добыче угля, а
также в колебаниях заработной платы в промышленности.
Кондратьев(Kondratieff) и другие наблюдатели идут дальше
и утверждают, что такие 54-летние циклы отмечены радикальными
изменениями во всей экономической структуре - период 1788-1842,
охватывающий промышленную революцию в Соединенных Штатах и Ан-
глии, 1842-1896 - эпоха угля, пара и железных дорог, 1896-1950
- период химии, электричества и двигателя внутреннего сгора-
ния, и, наконец, грядущий период, потенциально отмеченный но-
вой экономической структурой и новым источником энергии. Дру-
гие пытались, помимо этого, связать этот ритм с началом войн,
хотя это явление, скорее всего, больше зависит от уже рассмат-
ривавшегося совпадения астероидного и марсианского циклов.
В своей основе все эти циклы, кратные девяти годам, ка-
жутся связанными с неким нервным возбуждением или истощением
в огромных массах городских жителей. Были предприняты попытки
связать это, в свою очередь, с электрическим потенциалом воз-
духа, который, как оказалось, следует 9 или 18-летнему ритму в
городской обсерватории (Kew), хотя никаких проявлений такого
цикла не было замечено в сельских станциях (Eskdalemuir). 75.

75. Ellsworth Huntington: "Mainsprings of Civilization",
стр. 477-484.

В этой связи интересно поразмышлять, какой вид влияния
могло бы оказывать движение этих бессчетных астероидов, и как
оно могло бы воздействовать на магнитное поле Земли. Примем во
внимание, во-первых, физическую природу этой толпы частиц раз-
ных размеров, с разными скоростями носящихся по сотням отдель-
ных и крайне эксцентричных орбит. Затем вспомним впечатление
нестройности или смешанности, производимое личными разговорами
тысячи человек в антракте театрального представления, - в
сравнении с гармоничным впечатлением, создаваемым тем же коли-
чеством людей, участвующих в хоровом пении под руководством
одного дирижера. Таково физическое отношение между массой ас-
тероидов и отдельными планетами.
Поэтому природа астероидов, по-видимому, неким образом
представляет собой влияние множественности в концерте Солнеч-
ной Системы, символизирует независимость или бунт составляющих
единиц против целого. В таком же смысле патологические состоя-
ния в теле вызываются независимой деятельностью или инерцией
отдельных органов или клеток; а мятежники и революционеры
представляют такое состояние в государстве. Этот "индивидуа-
лизм", в котором каждый служит своей собственной амбиции, не
заботясь ни о целом, ни о том, что движет им самим, является
общеизвестным свойством современной промышленной экономики и
особенно жизни больших городов.
Все это очевидно свидетельствует о вредоносном, расстраи-
вающем и беспокойном влиянии. И даже в экономическом аспекте
этот цикл правильно описан как цикл депрессий, то есть цикл
общего страха и паники. Такой страх, как мы видели при изуче-
нии психо-физических процессов, представляет определенный пси-
хологический яд. И вызывает, в свою очередь, волны само-
убийств, убийств, растрат и других преступлений, которые тоже,
как оказалось, следуют девятилетнему циклу и соответствуют са-
мым нижним точкам экономической депрессии.
В свете этого интересно вспомнить, что одна из нот в ок-
тавах органических соединений, как мы нашли, является харак-
терной для ядов, то есть реактивов болезни. В каждом мире, по
тройственной природе творения, должны работать все шесть про-
цессов, и даже мир планет не может быть от этого избавлен. Бо-
лее того, ноты любой октавы, видимо, некоторым образом соот-
ветствуют этим различным процессам или задействованным в них
веществам. Поэтому можно ожидать, что различные планеты, на их
собственном уровне, также будут каким-то образом связаны с ра-
ботой этих процессов. Мы уже видели, как влияние Венеры связа-
но с процессом роста, а влияние Марса с разрушением.
Поэтому трудно избежать вывода, что цикл и влияние асте-
роидов особенно связаны с процессом, который, для лучшего опи-
сания, мы назвали порчей или преступлением.
Это странное родство между астероидами и порчей в свою
очередь напоминает нам древнейшие легенды о преступлении на
ангельском или планетарном уровне - восстание Сатаны, падение
Люцифера. Такие предания всегда приводятся в контексте хорошо
знакомых планетных образов или демиургов - Меркурия, Венеры,
Марса, Юпитера, Сатурна, - которые под теми или иными именами
появляются в вавилонской, греческой, римской, арабской, ац-
текской и средневековой космологии. Астероиды никогда не назы-
ваются по имени, но в каждом случае нам говорят о "падшем ан-
геле". "Как упал ты с неба, денница, сын зари!" (Исаия, XIV).
(здесь и далее перевод цитат из Библии дается по синодальному
русскому изданию - "Russian Bible. United Bible Societes.
1992. - прим. перев.).
В главе IX Книги Откровения эта легенда разработана на
мистико-мифологическом языке. Описаны чудесные видения, отно-
сящиеся к каждому их семи планетных ангелов. Нас особенно ин-
тересует видение, связанное с пятым ангелом, поскольку астеро-
иды в действительности занимают пятое место в ряду планет -
после Меркурия, Венеры, Земли и Марса. Когда пятый ангел вост-
рубил, узнаем мы, было видно, как одна звезда упала с неба в
"бездну", из которой поднялись облака дыма, помрачившие солн-
це. Из этого дыма вышел рой "саранчи", с развевающимися "воло-
сами" и "нагрудниками из железа", звук крыльев которых был как
стук бесчисленных колесниц, несущихся в бой. "Царем" этой "са-
ранчи", или же ангелом бездны, был Аполлион, позже ставший Са-
таной.
Следующее видение описывает "женщину, облеченную в солн-
це, и под ногами ее луна, а на голове - венец из двенадцати
звезд" (персонификация нисходящей шкалы миров от двенадцати
зодиакальных знаков Млечного Пути через Солнце к Луне), кото-
рая готовилась родить - предположительно новый спутник. Сатана
или "дракон" ждет, чтобы пожрать младенца; и в предотвращение
этой опасности происходит война на небе между Михаилом и его
ангелами (Солнце и главные планеты) и Сатаной и его демонами.
Последние побеждены, "и не нашлось уже для них места на не-
бе... И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый
диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на
землю, и ангелы его низвержены с ним."
В семнадцатом веке все эти легенды были синтезированы
Мильтоном в его "Потерянном Рае", в котором падение Люцифера с
Небес связывалось с "гордостью", независимостью, или восстани-
ем против космического порядка. Все эти и другие обращения к
данной теме объединяет идея о том, что Люцифер - это дух мно-
жественности, хаоса, или беспорядка в массе неорганизованных
индивидуальностей. Он "князь демонов", и имя ему "легион".
В начале 19 века астроном Олберс, открывший второй асте-
роид, выдвинул предположение, удивительно отражающее эти ле-
генды , - о том, что эти вновь открытые тела являются фрагмен-
тами некогда существовавшей планеты, которая была разорвана
взрывом на бесчисленные частицы. И далее он предположил, что
незначительный общий объем этих частиц (приблизительно равный
объему Луны), можно объяснить фактом, что бо'льшая часть мате-
рии потерянной планеты была втянута в орбиты Земли, Марса или
Юпитера, либо как падающие метеоры, либо образовав спутники
этих планет. Крошечные бесформенные спутники Марса в самом де-
ле трудно объяснить каким-либо другим способом.
Эта теория Олберса напоминает и накладывается на идею,
обрисованную нами в Главе 16, что в некоторый отдаленный пери-
од времени могло создаться какое-то чудовищное космическое
напряжение, представлявшее "ночь" Земли, и вызвать катаклизм,
поглотивший Атлантиду и совершивший почти полный перелом в че-
ловеческой истории. В определенных обстоятельствах такое нап-
ряжение могло быть вызвано именно "взрывом" испорченной плане-
ты, со всеми описанными последствиями.
Так легенда о падении Люцифера, "утренней звезды", война
против него других планет, низвержение его со своего места на
Землю, и его окончательное разжалование в князи легиона демо-
нов или "летающей саранчи" - оказываются расшифрованными на
астрономическом языке.
Более того, влияние этих "демонов" или астероидов на
землю, как теперь обнаружено, изменяется по девятилетнему цик-
лу, которому на самом деле соответствуют волны депресий, само-
убийств, убийств и умопомешательств, наблюдаемые среди людей.



II ЮПИТЕР, ИЛИ ГАРМОНИЯ СПУТНИКОВ

Самое поразительное в планете Юпитер с астрономической
точки зрения - это полнота поддерживаемой им системы спутников.
Юпитер имеет двенадцать известных спутников, четыре из которых
легко видны в полевой бинокль и имеют тот же порядок размера,
как спутник самой Земли. Эта планета по своему размеру стоит
точно между Солнцем и Землей, составляя одну-тысячную первого
и будучи в 1300 раз больше последней. Более того, все отноше-
ние Юпитера к Солнцу следует, видимо, вполне определенной и
знаменательной пропорции.
Система Юпитера по количеству спутников, их размеру,
расстоянию, скоростям обращения и так далее, представляет, ка-
жется, нам точную модель Солнечной Системы. В любом случае,
подобие настолько близко, что невозможно не признать, что обе
построены или выросли в соответствии с одними и теми же зако-
нами. Например, найдено , что орбиты и периоды спутников Юпи-
тера имеют постоянное отношение к орбитам и периодам планет
Солнечной Системы, хотя, естественно, с другими значениями ор-
битального расстояния и орбитального времени.
Если брать спутники Юпитера Ио, Европу, Ганимед и Каллис-
то (I,II,II,IV) как соответствующие Меркурию, Венере, Земле и
Марсу, то расстояния в Солнечной Системе оказываются в среднем
в 140 раз больше, чем соответствующие в системе Юпитера, тогда
как периоды в среднем в 51 раз дольше. 76. 

76. Смотрите Приложение XI : "Отношение Солнечной и Юпи-
терианской Систем".

Эти цифры приблизительно укладываются в последовательность,
установленную нами в Главе 2, связывающую относительное время
и относительное расстояние, а также показывают, что принцип,
выраженный в третьем законе Кеплера 77 , применим не только к
спутникам внутри одной системы, но также и к отношению между
двумя системами. Более того, это подтверждает, что Юпитер, как
Солнце, является завершенным живым существом, или космосом.

77. "Квадраты периодов времени, за которые планеты описы-
вают свои орбиты, пропорциональны их главным расстояниям от
Солнца."

    Существует множество признаков высокого развития системы Юпитера и почти полного отражения ею в миниатюре системы Солнца. Во-первых, влияние или излучение, производимое такой системой, должно быть крайне утонченным, включающим большое количество различных, гармонично согласованных друг с другом частот. Если планета Венера имеет только два движения ( вращение вокруг оси и обращение вокруг Солнца), и, таким образом, создает только два вида частот, то система Юпитера включает пятнадцать или двадцать различных движений, то есть пятнадцать или двадцать различных звучаний. Другими словами, Юпитер должен производить необычайное богатство обертонов, которое ставило бы его к Венере в такое же отношение, как виолончель к детской свистульке.
       Кроме этого, тот факт, что система Юпитера является масштабной моделью Солнечной Системы, имеет и другие значения. Мы предположили, что строение человека является образом строения Солнечной Системы, а эндокринные железы в нем соответствуют различным планетам и реагируют на их отдельные влияния.
Юпитер, по своему месту в Солнечной Системе, испускает, видимо, некую "ноту" или частоту, которая активизирует заднюю долю гипофиза и производит в ней соответсвующий ритм. Но, по тем же законам, спутники Юпитера будут производить слабые звучания, действующие на все другие железы . Хотя каждая из этих других желез будет в основном управляться влиянием ее "собственной планеты", тем не менее она будет так же, хотя и не настолько сильно выраженно, реагировать на влияние соответствующего спутника Юпитера, поскольку каждый из них испускает частоту, гармонично соотносящуюся с одной из планет, но примерно шестью октавами выше.
        Это вычисление дает нам совершенно новое понимание значения для человека спутников какой-либо планеты. Если каждая планета управляет одной из его функций, то количество спутников этой планеты управляет взаимодействием этой отдельной функции с другими, ее способностью гармонично сочетаться с другими. Таким образом, мы видим, что функции, соответствующие Меркурию и Венере, не имеющим спутников, являются как бы "грубыми" функциями, не имеющими обертонов, которые позволяли бы им "гармонировать" с другими. У Марса имеется два спутника, хотя очень маленьких и зачаточных. Это значит, что надпочечная или страстная функция обладает гармонией, соединяющей ее, хотя и очень слабо, с двумя другими функциями. Это значит также, что с остальными функциями - как, например, абстрактное мышление, - страстная функция "гармонировать" не может, и всегда будет конфликтовать с ними.
      Только Юпитер и Сатурн имеют полную систему спутников, производящих обертоны, соответствующие всем другим функциям; и таким образом, гипофиз, в обеих своих долях, находится в совершенно особых отношениях со всем другим функциями и с организмом в целом.

    Способность гармонировать или отражаться во всех осталь-
ных функциях, которой обладает гипофиз благодаря обертонам его
планеты, имеет достаточно разные проявления в двух его поло-
винках. Проще можно сказать, что она принимает мужское значе-
ние в передней доле, и женское значение в задней доле. Таким
образом, она наделяет переднюю долю функцией наблюдения, нап-
равления и "контролирования" всех остальных функций - так ска-
зать, доминирования над ними. А заднюю долю она наделяет функ-
цией заботы о всех других функциях, сглаживания разногласий
между ними, лечения их, и вообще "материнской заботы" об орга-
низме. Так же как Сатурн и Юпитер выступают в роли "отца" и
"матери" для своих собственных систем спутников, так и перед-
няя и задняя доли гипофиза выступают в роли "отца" и "матери"
для всех желез и функций тела.
Если Юпитер поддерживает функцию исцеления и гармонизации
в отдельном человеке, то его цикл, действующий на миллионы лю-
дей, мог бы отражаться в виде некого общего колебания самых
мягких и гуманитарных инстинктов человека. Следы его 12-летне-
го ритма можно было бы, поэтому, искать в медицине, в благот-
ворительной деятельности, во внимании к общественным службам,
и вообще, в наиболее гуманных аспектах человеческой жизни.
Чтобы научиться на самом деле видеть проявления этого
ритма, нам следовало бы поближе изучить саму природу целитель-
ной деятельности. Как мы сказали ранее, исцеление, в основе
своей, это то, что возвращает к здоровью вещи, тронутые про-
цессом порчи или преступления. На деле, поскольку почти всё и
все, что и кого мы знаем, заражены этим, и "первородный грех"
человечества за всю многовековую историю проник в каждый уго-
лок нашего мира, то все нуждается в лечении тем или иным способом.
 
Чтобы участвовать в процессе перерождения, существо долж-
но быть нормальным. Ненормальное и недонормальное не может пе-
реродиться, не может родиться заново. Прогнившее семя и непол-
ноценное семя не сможет пустить ростка. Таким образом,
исцеление - это не только возвращение к нормальности, но также
приготовление к перерождению. Это космическое противоядие порче.

         Изучая периодичность процесса порчи по отношению к чело-
вечеству, мы видели, что выражается она двумя основными спосо-
бами - периодами утомления и отчаяния, известными экономистам
как "депрессии", и периодами насилия, проявляющимися в виде
бунтов или восстаний. Это интересно, поскольку этот процесс
работает через два основных класса человеческих эмоций - эмо-
ции насилия или злобы, и эмоции безнадежности или отчаяния.
Доведенные до крайности, первые приводят к убийству, вторые к
самоубийству, при этом оба эти акта представляют разрушение
всех возможностей, первое для другого человека, второе - для себя.

        Поэтому, в общем смысле, исцеление - насколько это воз-
можно для человечества - означает уничтожение всяких следов
эмоций злобы и отчаяния. Оно означает предотвращение убийства
и самоубийства, возвращение потерянных возможностей.
Далее, если мы думаем об объективных результатах этих
двух взаимодополняющих процессов, мы видим, что если преступ-
ление по природе своей оставляет за собой атмосферу подозре-
ния, ненависти и страха, то исцеление так же неизбежно и ес-
тественно оставляет за собой атмосферу любви и благодарности.
Если мы вспомним об огромном количестве любви и благодарности,
вызванном примером Флоренс Найтингейл или Луи Пастера в исце-
лении тел, Святого Винсента де Поля в исцелении социальных ус-
ловий, Бернардо Лас Касаса в исцелении зла, причиненного одним
народом другому, Жанны Д'Арк в исцелении целой нации, то пой-
мем, что эта деятельность не только достигает своего непосред-
ственного результата - возвращенного здоровья, но и вызывает
при этом огромные количества эмоционального сырого материала,
необходимого для того, чтобы смог начаться процесс перерождения.
    В некоторых крайне подавленных состояниях нищеты и дегра-
дации, в некоторых случаях глубоко укоренившейся болезни, в
безумии, а также под воздействием гипнотизма, перерождение не-
возможно. Эти состояния прежде всего должны быть исцелены.
     Только после этого может начаться перерождение.
Поэтому люди вполне правы в своем инстинктивном понима-
нии, что исцеление - это наивысший, за исключением одного , вид
деятельности, в котором могут участвовать человеческие существа.

III  САТУРН И ЗАВОЕВАНИЯ


Cинодический цикл Сатурна длится 30 лет. Мы уже видели, что период на одну октаву выше марсианского цикла и что, накладываясь этот цикл, он вызывает необъяснимое иначе стремление к господств неожиданно охватывающее тот или иной народ и сообщающее войнам, которые они вступают, необычный и очень специфический характер.

В психологии человека "властность" - обычная черта передне гипофизных типов. Возможно, существуют народы, характер которых приближается к такому типу. Особую склонность в этом направлении имели, например, англичане в период с XVII по XIX век. Но, судя по всему, национальный характер постепенно меняется: со второй половины XIX века эта склонность у англичан заметно слабеет, и они сначала до­вольствуются status quo, а потом даже осуждают свою международную роль в прошлом.

С середины XIX до середины XX века импульс господства переходит к немцам, которые в 1870, 1914 и 1939 годах начинают тщательно спла­нированные войны, имевшие своей целью полное завоевание мира. Сегод­ня сходные тенденции, хотя и не всегда требующие использования воен­ных средств, проявляются у Соединенных Штатов и России.

Очевидно, когда определенная комбинация влияний достигает макси­мума, импульс господства, временно выраженный в том или ином народе, достигает уровня взрыва. Невероятная экспансия греков во главе с Алек­сандром Македонским в 332-326 до н.э., татар во главе с Чингисханом в 1215-1223, испанцев в Мексике во главе с Кортесом в 1520-1525, францу­зов в Европе во главе с Наполеоном в 1805-1812, немцев во главе с Гитле­ром в 1938-1943 и японцев в Азии в те же годы - яркие тому примеры. Все эти случаи связаны с войной, хотя это не обязательно: торговая экс­пансия венецианцев в XIV веке и голландцев в XVII выражают, хотя и менее драматично, ту же самую неудержимую силу.

Подобные авантюры совершенно необъяснимы логически и в некото­рых случаях - как с испанцами, когда 400 человек за два года завоевали огромную империю, - граничат с чудом. Временами побуждение к гос­подству, усиленное космическими циклами, а также расовыми типами за­воевателя и завоевываемого, становится неотразимым.


Сказочная легкость некоторых завоеваний, являющаяся результатом определенных космических условий, придает людям, скользящим на греб­не этой волны - Александрам, Наполеонам и Гитлерам - облик богов или дьяволов. Эти люди могут быть вполне благородными, или совершенно безнравственными, или ни то, ни другое. Известны примеры мировых за­воевателей самых разных видов. Но во всех случаях важно понять, что они не делают того, что, как кажется, они делают. Фактически они ничего не делают. Все делают за них планетные циклы, вероятно, цикл Сатурна больше всех остальных. Завоеватели - это люди, которые обладают при­родной склонностью к риторике или стратегии, прекрасно выражают со­бой характер своего народа, а главное, наделены особым чувством времени - или, как говорят, "чувством истории". Они способны распознать влияние планет через настроение народа.

"Цикл господства" - один из аспектов влияния Сатурна на переднюю Долю гипофиза у миллионов людей, но только один. Как мы уже знаем,передняя доля гипофиза - это железа, которая при напряженной работе дает способность синтетической мысли, то есть согласования знаний, вос­принятых другими функциями, и, как следствие, совершения открытии и изобретений, то есть обнаружения новых связей между отдельными фраг­ментами знания - теоретического и практического, - до сих пор таким способом не соединявшимися.

Можно ожидать, что максимальная фаза цикла Сатурна не только да­ет импульс к завоеванию, но и оказывает особое влияние на человеческое знание и изобретательность. Действительно, мы сталкиваемся с любопыт­ным и не раз отмечавшимся фактом, что в периоды агрессивных воин наука и техника делают невероятные скачки вперед со скоростью, совер­шенно непропорциональной их прогрессу в мирное время. Неоднократно обращалось внимание на революционные усовершенствования в медицине и авиации, сделанные во время Первой мировой войны, и на потрясающее развитие инженерного дела, физики, электроники, бактериологии и прак­тически всех отраслей человеческого знания во время Второй мировой войны - ровно тридцать лет спустя.

Это наблюдение совершенно правильное, но вывод о том, что воина стимулирует изобретение или вызывает жажду знаний - неверен. Пер­вичная причина здесь - стимулирование гипофиза; завоевание же и изоб­ретение - в равной степени вторичные следствия. Эта железа - источник открытий, и было установлено, что изобретательность народа, прозаически выраженная хотя бы в количестве выданных патентов, варьируется вместе с тридцатилетним циклом, то есть в соответствии с синодическим перио­дом Сатурна. Чем больше мы понимаем это сатурнианское влияние с его стремлением к физическому и умственному завоеванию, а также к изобре­тениям и интеллектуальному постижению, тем более оно представляется не только периодически повторяющимся, но и вообще преобладающим в современную эпоху.

Мы уже знаем, что разные цивилизации основаны на преобладании, или особом развитии, какой-то одной функции. Согласно нашему принци­пу, это то же самое, что сказать, что каждая культура находится под влия­нием одной из планет - той, которая управляет преобладающей функцией.

Например, когда мы думаем о культуре Ренессанса, мы немедленно представляем ее пышность, демонстративность, пестроту и многосторон­ность. В поразительном контрасте с холодной обращенностью внутрь себя монашеской христианской культуры, Ренессанс отличался общитель­ностью и предприимчивостью, обширным смешением и сплавлением. стремлением охватить и примирить все стороны жизни, сопровождаемыми особым развитием медицины и искусства исцеления. Эти качества в от­дельном человеке мы назвали бы юпитериаискими и соотнесли бы их с напряженной работой задней доли гипофиза. Ренессанс, осмелимся так выразиться, был культурой под знаком Юпитера.

Перейдя к современной культуре, начальную точку которой мы пыта­лись отыскать в Главе 16, мы поражаемся совершенно другими ее свойствами. Конечно, изобретения - от парового двигателя до атомной бомбы - в невиданной еще степени заполнили ее добрыми и злыми дара­ми. Но размышляя об общем итоге этих изобретений, мы начинаем пони­мать, что он состоял, главным образом, в том, чтобы создать необычайно сильное напряжение в уме человечества. Представить такое напряжение в средние века просто невозможно. В те времена, как это происходит сегод­ня в отдаленных районах Мексики или Индии, крестьянин получал впе­чатления из мира никак не дальше своей долины или деревни. Вещи или рассказы из других областей не вызывали у него особых ассоциаций, не имели для него значения. То, что человек знал о погоде, о своих соседях. об урожае, он знал очень глубоко и досконально, но о далеких вещах не Знал ничего, да это от него и не требовалось.

Неожиданно, с появлением телеграфа и всеобщего образования и их естественного следствия - газеты, от людей потребовалось не только знать о существовании Китая или Аляски, но и каждый день беспокоиться о судьбе их жителей, следить за войнами, голодом и эпидемиями в самых отдаленных частях Земли и вообще принимать тревоги всего мира как свои собственные. Затем появились радио и телевидение, которые оконча­тельно доказали, что те, кому до сих пор удавалось избегать такой ответ­ственности, впредь этого сделать не смогут.

Помимо интеллектуального давления настоящего, от людей потребо­валось знать и волноваться о прошлых войнах и революциях, о падении Древних цивилизаций, о разрушении далеких звезд и даже о судьбе всей вселенной.

Все это превратилось в вопросы, занимающие людские умы. Более то­го, теперь люди должны не только покорять жару и холод, почву, пищу и растительность, как они делали это на протяжении всей истории, но и осваивать невероятно сложные машины, имея дело с силами, о существо­вании которых их прадеды и не подозревали. От них потребовалось все эти машины, все эти чужие страны, всю историю, всю вселенную - пусть Даже самым элементарным образом - понять. Сильнейшее и совершенно Новое напряжение - или сильнейшее и совершенно новое стимулирование - стало испытывать на себе умственное понимание человечества. Если в прежние эпохи не знали отдыха людские мышцы, теперь не знают отдыха их умы. А главное средоточие всей этой стимуляции в человеке - передняя доля гипофиза. Таким образом, можно с полным основанием сказать, что современная культура - это культура под знаком Сатурна.

Если последовательность небесных влияний действительно требует сейчас особого стимулирования умственного понимания, то становятся яснее многие черты современной цивилизации. Можно видеть, что ее сла­бости, ошибки и преступления являются по преимуществу умственными, то есть что они происходят из умов, не способных соответствовать этому новому стимулу - подобно тому, как слабости, ошибки и преступления средних веков являлись по преимуществу эмоциональными, то есть исхо­дили из сердец, не способных соответствовать требовавшемуся от них тог­да напряжению.

Всякое небесное влияние, которое приходится испытывать человеку, представляет для него и новую возможность, и новую опасность. Оно от­крывает в нем новые силы, но и подвергает его бытие новому испытанию. В средние века аутодафе, религиозные преследования и фантазии кол­довства исходили от людей слабого бытия, выставленных на это всеобщее космическое стимулирование сердца. Характерное для нашей эпохи рас­пространение умственных расстройств, научных суеверий, примитивности в мышлении и развлечениях - исходит от людей слабого бытия, выстав­ленных на всеобщее космическое стимулирование разума.

Отрицательные последствия такого стимулирования можно наблюдать повсюду. Нам же предстоит изучить его положительные возможности, до­ступные людям сильного бытия, ибо только они способны возместить все остальное. Наша эпоха, как и любая другая эпоха, должна иметь соб­ственные "модели", свое особое понимание высшего человека. Кто эти люди? Кто является героем нашего времени? Какие люди пользуются по­четом за указание пути из хаоса?

Стараясь ответить на эти вопросы, мы видим, что многие герои прошлых эпох сегодня вряд ли бы сохранили свое величие. Наша эпоха не нуждается в простых героях. Герой-воин - Роланд или сэр Галахад - в на­ши дни чувствовал бы себя на удивление потерянным, и даже такой свя­той, как Франциск, должен был бы для оправдания людских ожиданий распространить свои достижения на самые разные стороны жизни.

 

Личности, которые безусловно возвышаются на переднем плане на­шей эпохи, могут уступать им в страсти и сосредоточенности на одной цели, но они более разносторонние. В эпоху передней доли гипофиза они символизируют ту ее способность, которая управляет, согласовывает и Придает смысл остальным функциям.

Уинстон Черчилль, журналист, солдат, государственный деятель, ис­торик, художник, с одинаковой легкостью справляющийся и с великой исторической ролью, и с ролью каменщика; Альберт Швейцер, в равной степени разбирающийся в философии, в исполнении Баха на органе и в строительстве больницы в Габоне; Фритьоф Нансен, то в страшном на­пряжении достигающий с одной упряжкой собак полюса, то оказывающий помощь голодающим, то организующий паспортную систему для беженцев; Ян Христиан Смэтс, создатель армии, страны, Лиги Наций; сэр Вильфред Гренфель, спаситель судьбы Лабрадора; наконец, такой человек, как Петр Демьянович Успенский, которого можно назвать математиком, мистиком или путешественником именно потому, что его истинная работа была не­измерима и невидима, - вот настоящие герои нашего времени.

Как и во все времена, этих героев можно переоценивать или недо­оценивать. Одни из них могут превратиться из того, кем они были, в тех, кто нужен людям; другие - заставят людей нуждаться в тех, кем они стали, но это не имеет значения. Герой нашего времени - это человек, который способен примирить все стороны жизни в одном всеобъемлющем взгляде, который может понять, действовать, организовать, проявить сочувствие. Возможно, такой человек еще не появился, и все они - лишь предтечи. Во всяком случае они помогли создать условия, в которых любой человек нашего времени сумеет найти свое место и свою совесть. В этом и состоит работа героев. А работа четвертого пути состоит в том, чтобы сознательно Я невидимо создавать героев.


Итак, изучив планетные циклы применительно к наблюдаемым цик­лам в разных областях человеческой деятельности, мы приходим к выводу, что планеты не только управляют разными железами или функциями от­дельных людей, но и в человечестве как целом они управляют шестью разновидностями космических процессов, с которыми мы уже встречались на многих шкалах.

Цикл Венеры управляет ростом и умножением человечества. Цикл  астероидов - болезнями и преступлениями. Марс - разрушением в челове­ческом мире, Юпитер - его исцелением, Сатурн - знанием и изобретением. А с долгим медленным циклом Нептуна, который мы рассмотрим далее, связан процесс возрождения, затрагивающий как отдельного человека, так и все человечество в целом.

Движущиеся сияния планет порождают в истории непрерывно ме­няющееся взаимодействие шести процессов, только этих шести процессов,

ибо других не существует, и не может случиться ничего, что не было бы порождено тем или другим из них или несколькими в комбинации друг с другом. Их работа творит всю человеческую историю, всю человеческую жизнь - и то, что мы видим, и то, чего не видим.

Более того, они приводятся в гармонию и объединяются седьмы^ циклом, который сливает все их звучания в единое целое и создает из и^ контрапункта другой космос. Это цикл пола, управляемый планетой Уран.

 




Популярное