Лефорт Рафаэль Учителя Гурджиева Глава 9-13  

Home Библиотека online Лефорт Р. Учителя Гурджиева Лефорт Рафаэль Учителя Гурджиева Глава 9-13

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Лефорт Рафаэль Учителя Гурджиева Глава 9-13

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Глава 9.
ДАГГАШ РУСТАМ
Тавриз, от которого получил свое имя таинственный дервишский учитель Шамс-и-Табриз, не из тех городов, что производят впечатление. В нервном состоянии. я обнаружил, что со мной там не так общительны и приятны, как я ожидал. Всякий знал учителя Барабанщика, но никто не мог сказать, где его найти.
Десять дней я провел в поисках, пока однажды, когда я сидел в чайхане, мое внимание не привлекла пересекавшая улицу высокая фигура с густой бородой, в рваном заплатанном халате. Встав на пустом месте, человек стал бить в барабан и закричал: "Внимайте все Рустаму".
Я вскочил, опрокинув чай, и бросился вон.
Дервиш сидел на камне, а вокруг него собралась толпа. Он поднял посох, призывающий к молчанию.
- Я расскажу вам сказку. Хотя не знаю, зачем я трачу на вас, болванов, свое время, - начал он. Одобрительный ропот доказал, что это было лучшим началом.
Он очень подробно рассказал историю о дервише из "Гулистана" Саади, на разные голоса. Он поистине был мастером рассказа. Толпа, как зачарованная, ловила каждый его жест и интонацию, а в конце разразилась аплодисментами. Собрав немного медяков и не поблагодарив, он зашагал дальше, сопровождаемый пестрой толпой сорванцов - они знали, что в ближайшей сахарной лавке он купит им лепешек. Раздав лепешки, он удалился. Я последовал за ним.
На окраине города он сошел с дороги и поманил меня. Мы прошли поле и сели на камнях у ручья. Он задумчиво смотрел в воду. Один раз я нарушил молчание, но он показал мне, чтобы я сидел тихо. Через полчаса он заговорил.
- Ишк башад.
- Ишк, откликнулся я.
- Если обладаешь знанием, служи подобно тем, кто не ведает, ибо непристойно, чтобы люди из Китая совершали паломничество, а уроженец Мекки лежал бы поблизости спящим. Чего ты хочешь от меня?
- Знания. Я хочу получить возможность понять сложность современной жизни и сохранить прочное понимание принципов великих учителей.
Он ковырял землю палкой: "То знание, какое ты ищешь, приходит из опыта, и ему нельзя научиться из книги. Ты можешь прочесть великих: Руми, Джами, Хафиза, Саади, но их писания - только соль хлеба. Чтобы узнать вкус хлеба, нужно его съесть, почувствовать соль вместе с дрожжами, мукой и водой. Свою связь с современной жизнью ты рассматриваешь на основе своего обусловленного фона и того, как тебя научили мыслить. Чтобы очистить свое небо и ощутить свежий вкус, тебе придется оставить старые формулы, которые так сильно подводили тебя в прошлом и искать реальные ценности. Готов ли ты оставить мир, каким ты его знаешь и жить в горах, один, почти без еды?"
Я объявил, что готов.
- Вот видишь, - он с сожалением покачал головой, - ты все еще чувствуешь, что для того, чтобы получить знание, нужны горы и уединение от всего нечистого. Это примитивное отношение, удовлетворяющее всех дикарей. Неужели ты не понимаешь, что лишенный простоты путь развития идет в ногу с требованиями сегодняшнего дня? Можешь ли ты понять бесполезность отказа от мира?
Тебе может понадобиться курс в Сармунском центре, но это не будет означать полного отказа от твоей мирской деятельности. В разумной мирской деятельности нет ничего нечистого, при условии, что ты не позволяешь и не побуждаешь ее портить себя. Если у тебя есть достаточно умения, ты действительно можешь заставить отрицательные силы служить себе... но у тебя должно быть достаточно умения.
С начала времен наши люди говорили на языке людей и двигались в соответствии с состоянием времен планеты. Мы находимся на уровне времени и даже впереди него - не для нас жалкие остатки древнего учения, безрезультатно спроецированные в ХХ столетие. Наоборот, мы - люди каждого столетия, включая и двадцатое, и двадцать первое. Ты много читал о восточном учении. Знаешь ли ты влияние нашей музыки на западную?
- Я знаю лишь то, что вальс и танцы Морриса имеют суфийские корни (Танец Морриса - гротескный танец, исполняемый в маскарадных костюмах и представляющий обычно действующих лиц из легенды о Рубин Гуде, особенно танец Девы Марии с монахом Туком. Отсюда – любое пантомимное представление, важной чертой которого является гротескный танец /прим. переводчика/).
- Верно, верно, - ответил он. - Но, помимо самих ритмов, кто из западных композиторов находился под нашим влиянием и через кого наши мелодии влияли на Запад? Люди с девятого столетия несли музыку на Запад - это менестрели, трубадуры и барды. Раньше они делали это с помощью лиры и флейты, теперь - для современных инструментов.
Знаешь ли ты о средневековых строителях в Европе? Людях, чьи монастыри, соборы и замки стоят до сих пор? Знаешь ли ты о садах, которые по-прежнему сохраняют силу, для которой они и были сотворены на Западе?
Это лишь фрагменты огромной картины. Можешь ли ты совместить это с беззубыми стариками, сидящими в горах в антисанитарных пещерах? Неужели ты веришь, что на судьбу мира могут воздействовать люди, единственная техника которых - побег от мирского искушения? Огромная американская промышленная компания с широкой сетью коммуникаций, управлений и агентов существует не для того, чтобы торговать одним ограниченным изделием. А если мы имеем дело с самой жизнью, почему это должно быть мельче?
Ты умышленно стремишься быть к нам несправедливым. Что ты знаешь о людях, чей долг состоит в том, чтобы спасать ваши жалкие западные шкуры? Можешь ли ты постичь хоть на мгновение необъятность бремени, их бодрствования и сна? Размеры чаши, которую они несут ради вас?
Я ответил, что начинаю представлять фрагмент картины, и что она наполняет меня благоговейным трепетом и уважением. Но мое недостаточно широкое видение порождено невежеством, которое я только теперь начинаю понимать. Я добавил, что приехал в Тавриз для продолжения своих поисков учителей Гурджиева, но пока дело скорее касается меня самого.
- Джурджизаде, - сказал он, - да, ученик моего учителя Шейха Дургуя, под руководством которого я изучал музыку по приказу Шейха Юссавуфа из Каира. Я был молодым учеником, когда прибыл Гурджиев для изучения музыки и танцев Мевлави. Я очень хорошо помню и его, и товарища его Дагана Муслимова из Бухары. Он жил с нами в Текке. Частью наших обязанностей было разжигать огонь и подметать текке. Но он пробыл у нас недолго, а потом возвратился в Каир.
- Был ли Шейх Юссуф из ордена Мевлави?
- Нет, он был Накшбанди, но высочайшего ранга, и, следовательно, хранитель тайн всех Орденов. Такой учитель мог послать ученика в любое особое текке или орден для изучения специального раздела учения. В случае с Гурджиевым я полагаю, что он должен был использовать некоторые аспекты музыки и танцев Мевлави в другой сфере обучения. Его товарищ находился у нас дольше, а затем вернулся в Каир и умер, как я слышал, от жажды в пустыне, так как не взял с собой достаточного количества воды. Гурджиев тоже был в той экспедиции, но их разделила песчаная буря /самум/. Ну, а вы теперь куда направляетесь?
Я откровенно ответил:
"Туда, куда вы мне посоветуете. Не знаю, сколько времени у меня осталось, но мне хотелось бы употребить его с пользой для моего внутреннего сознания"
.Он подумал и сказал: "Шейх Абдул Мухи сейчас в Каире в Ал Азхаре. Повидайте его. Мы еще встретимся, а сейчас отправляйтесь в Каир".

Глава 10.
ШЕЙХ АБДУЛ МУХИ
Квартиры профессоров в Азхаре были почти столь же просты, как и у студентов, за исключением того, что они были заставлены рядами книг и находились вдали от шума и суеты. Шейх Обдул Мухи приветствовал меня, и мы сели в его отгороженной спальне, попивая ароматный кофе. Это был моложавый мужчина, в строгой одежде азхарского Шейха. Мы говорили по-французски.
- Шейх Юссуф, мой учитель давно умер. Он был моим отцом и моим учителем, от него я научился всему, что знаю. Он был шейхом Ордена Ракнбенди в долине Нила, обучался в Кизил Джане в Туркестане и был человеком глубокого знания, большой силы, несравненного терпения и мягкости. Я помню случай, касающийся Гурджиева, о котором вы упоминаете. Они ехали из Омдурмана в Асван, возвращаясь после посещения народа Махди, когда их разделила песчаная буря. У Муслимова было мало воды, за несколько дней бурана он потерял своего верблюда и погиб. Шейх приказал доставить его тело семье для похорон и запретил всем отправляться в пустыню без достаточного запаса воды и хорошо обученных верблюдов.
- Ваш отец учил его музыке? - спросил я.
- Нет, он изучал определенные упражнения и технические приемы. Музыке он учился в Тавризе после того, как закончил обучение здесь, а затем на короткое время вернулся сюда - его экзаменовал один из Аклданов, которого послали из Джедды. Здесь, я помню, он овладел упражнением "стоп" или дыхательной техникой, сопровождающей его. Там было несколько индийских факиров, обучающих технике дыхания.
- Правда ли, - спросил я, что слово "факир" имеет силу само по себе?
- Факир происходит от арабского корня, означающего "бедность". Эти люди были названы так потому, что они избегали мирского богатства и жили согласно изречению пророка Мухаммеда: "Бедность - моя слава".
- Полезно ли следовать упражнениям, которые выполнял Гурджиев?
- Нет, те специальные упражнения были для особого времени и определенных специфических условий. Вы должны следовать тем, которые отчетливо созданы для ваших нужд и обстоятельств, преобладающих у вас. Их вам должен дать ваш учитель, иначе они вообще бесполезны.
- Как мне их получить?
- Вы не "получите" их! Вы их зарабатываете или заслуживаете. Они даются вам обучающим учителем после того, как вы проработали под его руководством достаточно долго, и он видит, что они пойдут вам на пользу. Это вы показываете, что вы усвоили учение правильно и до такой степени, что можете развиваться сами. Вы начинаете с того, что овладеваете способностью учиться.
В данный момент ваше мышление грубо и не очищено. Вам приходится пропускать мысль через массу несвязанной и ненужной информации, которую вы считаете знанием. Эта информация нагромождалась в вашем уме с детства. Вы запомнили ее, так как равняете ее со знанием, но это только факты и дела, освященные вашим обществом. Вы верите, что унаследовали знание веков и можете мыслить сами.
То, что вы делаете, на самом деле состоит из просеивания через это обуславливание и отборе того, что, по вашему, может быть применено в данной ситуации. Выбор этот обычно случаен и основан на эмоции, а не на реальном знании.
Поэтому вы продолжаете строить целые секции своей реагирующей личности и мышления, на том, как часто, даже слишком часто, является или ложной предпосылкой, или предпосылкой просто слабой, недействительной и опасной.
- Что нужно делать, чтобы избавиться от этого образца?
- Думайте, как вас можно научить думать, пользуясь только якорными концами, которые вам даны, чтобы прочно держаться за них в плавании. Только путем направляемого процесса вы сможете правильно использовать свои мыслительные способности до их высшего предела. Находясь под воздействием любого другого процесса. вы просто реагируете, а не учитесь мыслить. Это не значит, что вы должны реагировать и мыслить управляемо при каждой возможности, даже самой незначительной, - это создаст хаос в вашей жизни. Возросшая способность мыслить отражается на всем организме и на каждой его автоматической реакции.
Если действительно сознавать продумывание любой своей реакции и думать только по верным правилам, - реакция тоже будет правильной. Если реакция только поверхностная, она будет не глубже рефлекса. Если она проникает в темный омут умственного сознания нормального человека - составленного, так сказать, из растерянности, хаоса, страха и неуверенности, - тогда это вызывает реакцию такой же структуры, как и та, из которой она "выскочила" или же из того, что было доступно для выбора. Ясно, что недостаточное основание, неполное обучение и непроизводительный внутренний процесс дает именно такие же реакции.
Сейчас вы думаете, что вы думаете, - но вы не используете и пятой части своего реального умственного потенциала. Чтобы получить пользу от мышления, вы должны знать, как думать и что делать и не обманывать себя тем, что ваши интеллектуальные упражнения - это настоящие мысли. На самом деле они - отвратительная пародия на истинную мысль, пародия, которая возбуждает и соблазняет, но не производит ничего, кроме ухудшения истинной способности мыслить. Всякий раз, когда вы принимаете одну из этих "мыслей-теней", вы поощряете свое сознание принять ее за реальную, медленно подрывая, таким образом, ценность истинной мысли.
- Сохраняется ли, - спросил я, - творческая свобода мысли, несмотря на создание этого нового образа мышления?
- Ваша неспособность понимать удивляет меня, - отпарировал Шейх. - Вы стремитесь к т.н. творческой мысли, но именно эта "творческая свобода" все эти годы тормозила вас; творческая мысль, творческая свобода, творческая поэзия - все это оправдание того, как заполнять мир заблуждениями, рожденными в грязных умах псевдоинтеллектуальной элиты Запада. Подлинный творец никогда не восхваляет до небес свою способность творить. Истинный интеллигент никогда не утверждает, что он таков. Только недоразвитые люди, лентяи и неудачники, глупцы сваривают старые велосипеды в одно целое и утверждают, что это творчество...
Если их оценить согласно критериям искусства – по цвету, форме, восприятию и глубине, - то они ничего из себя представлять не будут. Они кричат об умении разбираться и хулят "устаревшие понятия", ревнуют и завидуют при недостатке уважения, оказанного их творениям подавляющим большинством человеческого рода... Великолепно! Нельзя ожидать, чтобы кто-то хвалил то, что устарело. Но стоящая вещь не так-то легко старится. Если мысль или идея здоровы в своей основе, тогда они будут развиваться...
Сегодня у вас на Западе едва ли найдутся какие-либо оригинальные и творческие идеи и мыслители. Вы восстаете против этого утверждения, как и полагается хорошему, обусловленному западному интеллектуалу, но это факт, на Западе период мучительного самоисследования своих ценностей и верований. Кого искать - Бога или Маммону? Где и как искать Бога? Каково место человека во Вселенной? Ни на один из этих вопросов нельзя получить ответ от общества, которое цепляется к каждому слову мыслителей сегодняшнего дня. Их излияния являются оскорблением для западной мысли.
Если бы столетия западной мысли были ориентированы правильно, это могло бы привести к высокому эзотерическому уровню, однако его нет, нет и эзотерического уровня. Заметьте, западные люди знают свою ограниченность и толпами валят к любому, кто претендует на новый образ мышления, особенно если он с Востока. Люди опьянились некоторыми аспектами учения Гурджиева, потому что он показал им способ, как выйти из ловушки обусловленности. Они видели в нем человека, который может помочь им возродить старые ценности, которые, как они чувствовали, являются их законным наследием, но к которым они не имеют доступа из-за трясины интеллектуальных теорий.
Идите, друг мой, ищите свою цель, отсеивайте чистое от фальшивого и крепко хватайте то, что пережило столетия и оказалось прогрессивным и нетронутым, оказалось новой верой, древней верой, в которой нужно не почитание, а действие.
Этот путь существует, он везде, в любом состоянии, однако он скрыт от неподготовленных, от искателей сенсаций, от тех, кто потворствует своим слабостям. Это путь полного подчинения и абсолютной дисциплины. Его наградой является угасание. Вас это ужасает? Может быть, вы не хотите терять свою "индивидуальность", эту химеру, которая столь много значит для западного человека? У вас нет никакой индивидуальности! Вы безликий странник, идущий по коридорам времени, без всяких внутренних ценностей и без какого бы то ни было права на продвижение - в силу лишь того, что вы родились на свет. Заработайте свое место под солнцем или вечно сидите в тени своей "индивидуальности"! Познайте себя посредством преданности, и когда вы это сделаете, вы сможете радостно погрузиться в лоно истины.
Отправляйтесь к Шейху Шаху Назу в Конию, в Турбе. Он старейший ученик Кутуба /Столпа/, который руководил занятиями Гурджиева. Он, может быть, примет вас.
Всю дорогу в Стамбул я размышлял. Все шейхи были настолько категоричны и критичны, что я не знал, смогу ли когда-нибудь сбросить с себя всю западную обусловленность и попытаться начать учиться заново. Я считал, что смогу сделать это, ибо я уловил проблеск истины, древней истины, скрывающейся в их речах.
Я поклялся себе, что буду следовать за ней так далеко, как только смогу.

Глава 11. ШЕЙХ ШАХ НАЗ

В Конии, где жил, проповедовал и похоронен Руми, жизнь течет вокруг его гробницы. Шейх был там, творя свою вечернюю молитву. Потом он согласился поговорить со мной.
Переводчиком был мальчик.
Мы встретились в его простой квартире, расположенной позади гробницы. В комнате были потертые ковры. Шейх, в белом одеянии с черным капюшоном, знаком Шейха Ордена Мевлави, сидел на белой овчине, покрывающей низкую кушетку. Перед ним на столе лежала зеленоватая мраморная звезда с двенадцатью лучами. Я изучал суфийский ритуал и знал, что эта звезда, известная как Таслим Тадж, часто применяется для того, чтобы показать присутствие Высокого Шейха Ордена Мевлави, и мои глаза уловили другое одеяние, белое с капюшоном в голубую полоску. Итак, в Конии находился Высокий Шейх.
- Можете ли вы помочь мне в моих поисках? - спросил я.
Он улыбнулся: "Сын мой, вы видите перед собой человека, прожившего более восьмидесяти лет, собственные поиски которого закончены лишь наполовину. Но спрашивайте, и я попробую дать вам совет".
- Я ищу людей, которые учили Гурджиева, и стремлюсь быть принятым в ученики, - смело сказал я. - Не знаю, подхожу ли я для этого, но хочу попытаться.
Шейх несколько секунд смотрел на меня проницательными голубыми глазами.
- Вы изучали труды Джурджизаде?
- Да.
-    Я так не думаю.
-    У меня такое чувство, что слишком многое скрыто, и у меня нет никаких средств проникнуть в тайну.
- Это, конечно, аллегория, – медленно сказал он. - Вы не можете проникнуть в них, потому что они предназначены для другого времени.
- Как?!..
- Он прервал меня: "Идемте!" Он поднялся и сделал мне знак следовать за ним. Мы прошли по переходу и спустились вниз по каменным ступеням в большое помещение, которое, как я представлял, лежало под гробницей. Это была восьмиугольная комната со свободами, высокая, около 20 футов. Обведя ее взглядом, я вдруг увидел нечто, от чего сердце мое перестало биться, и я чуть не задохнулся. Это был высокий столб из слоновой кости с коленчатыми ветвями из того же материала. Каждая ветвь поддерживалась человеком, одетым в ниспадающие дервишские одежды и головной убор конусообразной формы. Неподвижно застыв, они стояли в разных позах. Немного позади, на белой овчине сидел человек, одетый в мантию с многоцветными заплатами, накинутую поверх белого одеяния в голубую полоску. Конусообразный головной убор поразительных оттенков был свободно обвит многоцветным тюрбаном. На его левом плече была любопытная пряжка с тремя язычками, серебряный узор которой служил оправой для мелкой бирюзы, а в руке он держал нитку четок из шариков слоновой кости. Лицо его было скрыто тенью от капюшона. Я стоял зачарованный, упиваясь всей сценой до тех пор, пока Шейх не дернул меня за рукав, и мы ушли.
Вернувшись в гостиную, он спросил меня: - Что вы там увидали?
Я ответил, что это, конечно, было собрание дервишей, и что "дерево", конечно, должно быть то, которое описал Гурджиев.
- Знаете ли вы, что это было?
Я сознался, что не знаю.
- Это - аппарат для связи, обучения и изменения. Люди, державшие ветки, находились в глубоком общении с учителем и в состоянии "стоп". Поэтому он может учить их на самом глубоком уровне и оценивать их реакции. В каждом крупном учебном центре есть такой аппарат. Он общается через него с нами.
- Могу ли я спросить, кто этот человек и почему вы мне его показали?
- Это - один из Кутубов, а они - Абдалы. Урок, который вы извлечете из этого, я оставляю на ваше усмотрение.
- Это один из учителей Гурджиева?
- Гурджиев его никогда не видел.
- Видел ли Гурджиев "дерево"?
- Нет, им никогда не пользуются так, как он это описывал.
- Есть ли у меня шанс быть принятым когда-нибудь в школу?
- Поймите, что мы не набираем учеников, - ответил старик. - Мы выбираем или отвергаем. Сегодня вечером вы будете сидеть с некоторыми из наших друзей, а завтра вы отправитесь в Мешед, где вы опишите переживания этой ночи Хассану Кербали, и он ответит на ваш вопрос. Идите с нашим другом и уезжайте рано утром.
Позднее, вечером, после ужина, меня привели в комнату, где сидело около десятка людей. Они были одеты в западные костюмы и сидели на маленьких ковриках, причем каждый носил белую тюбетейку, вышитую белым шелком. Мне выдали тюбетейку и пригласили сесть на свободное место в круге.
Через несколько минут раздались барабанные удары, и жалобные звуки флейты нарушили безмолвие. Стараясь ни о чем не думать, я закрыл глаза и позволил музыке войти в меня.
Музыка и настойчивые удары в барабан гипнотизировали меня, и мне казалось, что я скольжу в пространстве к яркой звезде, испускающей лучи разных цветов. Мягко журчащий припев "Ху, Ху" вошел в мое сознание, и я присоединился к нему скорее потому, что хотел присоединиться, чем думал, что должен это сделать.
Прошло несколько минут, звезда становилась ярче, и на фоне музыки и пения я услышал голос, читающий нараспев по-персидски. Я читал эту фразу много раз и знал ее - начальный стих из "Маснави" Руми: Биснэв зи най чун хикайст микунал" - "Вы слышите свирели скорбный звук...". Снова и снова голос повторял одно и то же изречение, и наконец я поплыл обратно к земле, и звезда уменьшилась в блеске. Наступило утро.
Мое путешествие в Мешед не произвело на меня большого впечатления. Мой ум был слишком полон... Моя медитация из "нескольких минут" оказалась в действительности несколькими часами. Был ли это гипноз?
Однако, зачем ему быть? Какая в нем была бы ценность? В моем мозгу бушевали вопросы. Тогда я расслабился. Миссия моя заключалась в том, чтобы запомнить и описать, а не заниматься субъективными исследованиями.
 
Глава 12.
ХАССАН КЕРБАЛИ
Хассан Кербали был эмалировщиком на базаре Тилла Шахи в Мешеде. Я рассказал о своем переживании. Он внимательно выслушал. Когда я кончил, он поднял глаза:
- Эти слова - ваш паспорт. Разные члены той группы слышали разные слова, согласно своей способности понимать их. Вы должны начать с основания, не спеша и терпеливо. Вы должны прислушаться к повести свирели. Если вам удастся это сделать и не смотреть назад, если вы сможете полностью принять на себя это обязательство - вы сможете пойти дальше на пути к пониманию. Если вы позволите своему незрелому и пробуждающемуся сознанию иметь старые идеи и интеллектуальные приятности, вы потеряете право на ту точку зрения, которая у вас реально есть.
- Я готов попытаться, - ответил я. - Надеюсь, у меня хватит смелости сделать это, так как я от начала до конца представляю собой продукт моей обусловленности.
- Не прибегайте к мирской обусловленности, - последовал мягкий укор, - как к постоянному оправданию. Во многом вы сами виноваты. Вы могли бы отвергнуть многое из того, что вы приняли некритически.
Человек в своей основе жаден, ленив, потакает своим слабостям и ищет любого удобного случая, чтобы избежать задач, требующих усилия. Физическое усилие менее трудно, чем умственное, а усилие, связанное с развитием, еще более трудно. Умственная дисциплина - это продукт преднамеренной дисциплины. Не случайно, что у некоторых она есть, а у некоторых ее нет. Если вы готовы к тому, чтобы бороться с собой, - хорошо; в противном случае ищите более легкий путь, который вас никуда не приведет, но создаст представление, что тайны жизни открыты для вас.
Возьмите Дзэн, Теософию или йогу, - все это прибежище для неспособных, которые хотят, чтобы что-то заняло их время и давало бы им нечто сверхъестественное и вознаграждающее. Если бы они использовали на управление своих умственных процессов только четвертую часть той энергии, что они тратят, чтобы вязать из себя узлы и заниматься пустяками, они пошли бы дальше.
Отправляйтесь теперь к Шейху Мохаммеду Дауду в Кандахар. Скажите ему, что Хассан Чайнауки кланяется ему, - и он снова принялся за работу.
Пересекая афганскую границу, я почувствовал, что внутри что-то действительно сдвинулось. Гурджиев упоминал Афганистан, Бухару, Аму-Дарью, Гиндукуш и Карфиристан, как имеющие жизненную важность. Я знал, что нахожусь на родине традиции.
 Глава 13. ШЕЙХ МОХАМЕД ДАУД
Кандагар оказался знойным; пыльным и гостеприимным городом. Шейх Дауд был владельцем чайханы рядом с Гробницей плаща Пророка, и он сердечно приветствовал меня, устроив жить вместе со своим сыном. Я передал ему послание из Багдада, и его бородатое лицо стало серьезным.
- Брат, - сказал он веско, - знай, что путь, который ты избрал, долог и труден. Ничто, кроме полного подчинения твоему учителю, не приведет тебя через трудности, которые ты встретишь. Абсолютная и неуклонная вера в него и доверие к нему, - твои единственные руководящие линии. Любое колебание или негативная реакция будет не только мешать, она породит сомнение, которое затуманит твое понимание.
Забудь теперь о Гурджиеве. Это учение не для тебя. То, что теперь устарело, ничего не даст. Учение, предназначенное для передачи в специальное время, продолжается только до тех пор, пока не наступает перерыв для начала другой стадии. Когда начинает действовать новая стадия, тогда старое учение становится бесплодным и выживают лишь органические обломки, которые могут быть воплощены в новой фазе. Даже если бы ты сумел удержаться за эти фрагменты, это не помогло бы тебе, ибо вся структура изменилась, а связь между факторами потерпела тонкое переустройство. У Гурджиева было что сказать - и он это сказал. В тот момент его фрагменты были в одной сфере, теперь - в другой. То, что существует на Западе, основанное на его учении - основано на том, что он делал и говорил, а не на том, что он знал. Это учение стало скорее способом существования, а не путем.
- Можно ли извлечь пользу, следуя этому учению?
- Только в той степени, что оно дало тебе стимул к поискам более высокого сознания и напомнило, что есть другая сфера существования. Что же качается помощи тебе для достижения этой сферы, то здесь оно бессильно.
- Если это было чистой аллегорией, полезно ли искать объяснения? - спросил я.
- Тебе не удастся поразить меня тем, что ты полностью лишен разума, - последовал уничтожающий ответ. - Тем не менее, вопросы твои показывают любопытную незрелость мысли. Что вдохновляет тебя на то, чтобы рыться в устарелом учении? Предположи, например, что Старик в книге "Все и вся", на самом деле - пророк Магомет, а его внук Хуссейн представляет собою Имама Хуссейна, внука Магомета. Куда тебя это приведет? Не лучше ли будет начать с того, чтобы знать эти факты и использовать их для своего руководства, чем тратить время и энергию на то, чтобы с трудом продвигаться среди вещей, - чтобы раскрыть их и не суметь использовать в контексте более ранней деятельности Гурджиева.
Не хотел бы ты еще знать, что орган Кундабуфер, упоминаемый Гурджиевым, состоит из двух персидских слов: кунда - притуплять и фарр - великолепие, блеск. Объединенное таким образом слово является техническим термином, обозначающим притупление восприятия себялюбием, и напыщенностью. Сколько времени понадобилось бы, чтобы понять, что это значит и как применяется? Ты хочешь забыть аллегории и сложности, которые были нужны прежде, и внимательно изучать основную линию традиции, в той степени, в какой она тебе теперь доступна. У тебя нет времени, чтобы тратить его на академическое исследование или интеллектуальную оценку полу-истины. Если ты будешь беспокоиться по поводу аналогии этой вещи, ты будешь питать собственные неврозы. Если именно это удовлетворяет тебя, тогда следуй этому, и да сохранишь ты свое здоровье.
Мой собственный учитель - Дил Бар Хан Хунули - учил Гурджиева. Я знаю, чему он учил его. Хочешь ли ты, чтобы я обучал тебя тому, что ты сможешь больше применять? Или ты выбрал путь развития, который органически созвучен развивающемуся космосу, в котором человек находит свою реализацию? Оба пути открыты для тебя, но ты можешь следовать только одному. Я пошлю тебя в Пешавар, если ты готов, а оттуда ты будешь странствовать один.
- Шейх, - ответил я, - я готов. Мое единственное намерение - посвятить себя учению в надежде вытащить свое сознание из трясины и развить себя. Я отправился в путь, чтобы следовать Гурджиеву, но сейчас я готов следовать тому пути, который дает мне надежду на сознание.
- Очень хорошо. Повидай Ахмада Мустафу, кузнеца в Пешаваре. Скажи ему, что ты пришел приветствовать Шейха ул Мамайкха, и он дает тебе совет. Помни, путь труден, и если ты споткнешься, спасти себя сможешь только сам. Не жди никаких чудес, но знай, что в конце лежит глубокое, постоянное сознание. Ишк Башад!
Я знал, что я прав. Я имел больше, чем простое чувство, что я нашел свой путь к источнику. Возможно, это было потому, что я уже мыслил по-новому, не просеивая свои впечатления сквозь массу обусловленных реакций. Меня больше не существовало, анализировал я свои побуждения, помня себя как раз ради того, чтобы делать это. Я вбирал в себя знание и информацию и сознательно накапливал ее, чтобы использовать, когда понадобится. Часть этого, я знал, уже работала надо мною и разогнала паутину праздности всей моей жизни в отношении развития.
Полное погружение в учение, я знал, было единственным путем. Для меня становилось все более и более ясным не только то, что ответы на вопросы, которые я стремился получить, заключались в суфийских учениях, но также и то, что их гораздо проще было понять, если смотреть на них с новой, необусловленной точки зрения. Я начал видеть, что мы сами усложняем свою жизнь и затуманиваем свое сознание тем, что вводим факторы, не имеющие никакого реального места и лишь отражающие состояние ума, основанного на отсутствии дисциплинированного мышления.
Я не мог легкомысленно отнестись к учению, куда хотел полностью погрузиться. И я не мог также стать "интеллектуальным суфием", ибо таких не существует. Либо полное подчинение и полное отождествление со своим учителем, либо ничего. Половинчатая преданность могла создать только бледную тень того, чем могло бы стать это отношение.
Человек всегда претендовал на "интеллектуальную свободу", подразумевая под этим право отходить в любое время от всего, чем он больше не интересовался. Верность людей поверхностна даже тогда, когда она касается их собственного будущего.
Мне было ясно, что академическое или умственное отношение к глубокому учению Суфизма разрушительно для способности человека учиться. Академическое или интеллектуальное исследование не может выйти за пределы измерения, кроме как в своей наиболее теоретической форме.
 




Популярное


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Случайная новость


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198