Лефорт Рафаэль Учителя Гурджиева Глава 14-15  

Home Библиотека online Лефорт Р. Учителя Гурджиева Лефорт Рафаэль Учителя Гурджиева Глава 14-15

Лефорт Рафаэль Учителя Гурджиева Глава 14-15

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Глава 14. АХМАД МУСТАФА САРМУНИ
Ахмад Мустафа, кузнец, был человеком, возраст которого мог быть любым больше 80 лет, но на вид ему было под пятьдесят. Его лицо было в морщинах, спокойное, а глубокий взгляд говорил и о внутреннем покое. Он с достоинством приветствовал меня на хорошем английском языке, но говорил медленно, взвешивая свои слова.
- Понимал ли я, - спросил он, - что служило причиной моих поисков?
Я ответил, что начинаю понимать. Сначала это были поиски определенных людей, но теперь это поиски учения, внутренняя потребность.
Он серьезно кивнул: "Следовать учению человека допустимо только тогда, когда это ведет к связи с основной струей действительной, развивающейся традиции. Иначе это становится культом личности, и его возможности строго ограничены достижениями человека, за которым следуешь".
"Гурджиев, живший в этом самом доме, учил, что прогресс осуществляется через новую мысль и новое действие. Так как он сам был ограниченным, он мог учить в пределах своих ограничений и своего мандата. Связывая это с элементом времени, можно увидеть, что его фаза учения весьма далека от чего-то завершенного. Человек, принявший Гурджиева в учение, был и моим учителем, это - Шейх ул Машайх. Шейх выбрал его, чтобы проверить некоторые реакции Запада на суфийскую мысль. Проверка идет уже столетия. Гурджиев регулярно сообщал об экспериментах, которые он был послан выполнить. Еще до его смерти его фаза была закончена, однако некоторые все еще вытягивают то, что они считают учением, хотя совсем не знают о технике и еще меньше - о цели. Даже если бы эта фаза была действующей, они были бы неспособны делать. Их правило и пригодность обучать были неоднократно отвергнуты. Не нам выпускать публичные опровержения, хотя они таинственно говорят о "центрах", "контактах", "монастырях" и Бог весть еще о чем. Те, кто следует им и принимает этот цирк, удовлетворены...".
Он замолчал, и я спросил: "Но в этом есть что-то несправедливое для тех, кто доверился этому учению?"
Он пренебрежительно махнул рукой: - Это не так, ибо реальное учение всегда доступно, и они могут его найти. Если они довольствуются этими выкрутасами, значит, это их уровень. Те, кто не ослеплен внешней витриной тайны, притязаний на исключительность и прямую связь с нами, всегда находили путь установлению контакта с истинным. Человек всегда может найти нас, вы сами тому свидетельство, но будет он принят или нет - другой вопрос. Не употребляйте в своей речи такие слова, как справедливость и несправедливость. Вы не знаете этого, вы обусловлены и субъективны. Вы не реальны.
Вы гордитесь своей свободой выбора. Разрешите сказать вам, что эта самая свобода больше всего вас запутывает и подрывает. Она дает полный простор для ваших неврозов и заблуждений. Вы должны стремиться к свободе от выбора! Если у вас две возможности, вы тратите время и силы на решение - и приходите к ответу, который вас чаще всего не удовлетворяет.
Можете ли вы понять, какая свобода вам дается, если у вас нет никакого выбора? Знаете ли вы, что это такое - уметь выбирать так быстро и уверенно, что во всех намерениях и целях у вас нет никакого выбора? Выбор, который вы делаете, ваше решение основано на таком позитивном знании, что не может быть и речи о существовании альтернативы.
Вы будете изучать эту книгу, которая написана по-английски. Кое-что вам будет в ней хорошо знакомо. Не удивляйтесь, ибо Гурджиев много извлек из нее. Потом я отправлю вас дальше.
Вы укажете, в качестве повода для своего путешествия, на изучение археологии, и никому не упоминайте ни о какой своей связи с традицией, за исключением тех, кто сделает вам этот знак или использует пароль, который будет вам дан. Не имейте никаких дел с политическими течениями, бурлящими в Пешаваре. Вы - человек науки, ничего общего с политикой не имеющий.
В Пешаваре я пробыл месяц. Я прочел и перевел "Окруженный стеной сад истины" Хакина Санаи. Это было откровение. Вот они, главы и стихи - основа писаний Гурджиева. Если я нуждался в каком-либо доказательстве, то вот оно.
Однажды вечером пришел вызов. "Садитесь в почтовый автобус до Джелалабада. Остановитесь в гостинице и ждите указаний. Ваш проводник встретит вас с..."
Я почти не замечал пыль, тряску и неудобства этой поездки, настолько напряженно я готовился к переживанию, на которое надеялся.
 Глава 15 ШЕЙХ УЛ МАШАЙХ

В Джелалабаде я мало бродил. Пыльный город, несмотря на свои сады и базар, был мне мало интересен. Я боялся выйти из гостиницы, чтобы не пропустить вызов. Он пришел необычно: я взял такси и приказал шоферу ехать к гробнице Эмира Хабибуллах Хана. Он углубился в старую часть города, остановился около небольшой мечети, открыл мою дверцу, прошептал что-то... и провел меня в мечеть.
Во дворе, одетый в белую мантию с черным тюрбаном на голове, сидел моложавый мужчина с остроконечной бородкой, слегка тронутой сединой. Он предложил мне сесть и несколько секунд задумчиво разглядывал меня, прежде чем начать разговор на прекрасном английском языке.
- Вы пришли сюда, чтобы найти источник учения. Вы пришли узнать о возможности для вас стать учеником. Обители силы находятся менее чем в сотне миль отсюда, но вы не можете посетить их.
Он замолк, и я приуныл, но он заговорил снова: - Вы - европеец. Вы должны жить, работать, учиться и развиваться на Западе. Там тоже существуют наши центры. Вы совершили путешествие, посвященное открытию того, где находится учение и где можно ему следовать. Учение находится здесь, но здесь вы не можете ему следовать. Вы вернетесь в Европу и войдете там в группу. Ваше путешествие поглотило много времени и денег, вы могли употребить их с большой пользой, но будь, что будет. Вы можете стать учеником. Вы можете идти по этому пути. Вы будете полностью подчиняться тем, кому поручено руководство этой временной фазой традиции. Да падет в бездну ваше прежнее "я", обусловленное и загрязненное многими годами ненасытного потворства своим желаниям. Работайте, чтобы создать новую поверхность, на которой может быть написана реальность. Ничего не спрашивайте, всему повинуйтесь. Ощутите ваш путь новыми руками, и пусть ваши новые глаза всегда смотрят на новые горизонты. Вы долго, слишком долго увлекались тем, что оттачивали любовно лезвие уважения к самому себе. Отбросьте это бессмысленное времяпрепровождение и живите, а не только существуйте.
Итак, возвращайтесь в Европу, в то место, куда я вас пошлю. Никому не говорите, где оно находится или кого вы увидите там, но погрузите себя в его бараку.
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Я вернулся в Европу и разыскал центр, в который был послан. Он оказался в десяти милях от моего дома! Я изучаю, учусь и переживаю события в таком темпе, какого раньше я не мог себе представить. Я не могу писать об остальном и не могу привести дальнейшие подробности, так как не хочу, чтобы искатели сенсаций, люди, потворствующие своим прихотям и маньяки, слетелись бы сюда и создали "новый орден", нарушив тем самым величественный план развития...
Другие могут пойти моим путем, но прежде чем отправиться на "таинственный Восток", пусть прочтут отрывок из традиций, который мне было разрешено привести здесь:
Притча О Каравае Хлеба или о Трех Областях
Те, кого приводит в замешательство, а таких, несомненно, много, кажущееся появление и исчезновение фаз учения о предназначении человека и о "внутренней жизни", должны сперва прислушаться к этой древней притче.
Рассмотрим в процессе раскрытия притчи три вещи: пшеницу в полях, воду в реке и соль в шахте. Это - состояние естественного человека, состояние Первой области. Все эти три вещи находятся в состоянии потенциальности. Каждая созревала, двигалась или развивалась своим собственным путем.
Во Второй области, однако, мы имеем состояние, в котором может быть осуществлено нечто дальнейшее. Пшеница превращается в муку, вода собирается в запасы, соль извлекается и очищается. Это - область деятельности, труда и применения определенного специального знания для создания результатов. Это также фаза теоретического учителя, в которой формируются определенные материалы для появления Третьей Области.
Третья Область появляется после того, как вода и соль смешиваются с мукой для изготовления теста. Когда из источника доставлены дрожжи, и печь подготовлена к выпечке хлеба, появляется и необходимое знание выпечки хлеба. Это настолько же зависит от "пробы", насколько и от теоретического знания.
Такова стадия того, что мы называем Школой. Находясь в стадии материалов, которые доступны, но не обработаны, можно иметь только тот эффект, который естественен для них. Что-то делается не только в своей собственной области - первой. Во второй области, когда материалы раскрыты, подвергнуты обработке, систематизированы и сохранены, глупо пытаться работать над тем, что касается Третьей Области. Только в Третьей Области происходят процессы, требующие вмешательства специалиста - "пекаря".
Теперешняя ситуация относится к Третьей Области. Люди, привязанные к Первой и Второй Областям, не способны увидеть ясно этот процесс. Поэтому большинство их вопросов задаются на основе допущения, что они находятся в первых двух областях. Другие работают во второй области, не сознавая того, что мука собирается для хлеба. Пока эта концепция последовательного и организованного развития Великого Делания не признана ясно, путаница будет продолжаться, и будет невозможно общаться с людьми, непоследовательность которых частично происходит из-за путаницы Областей, а частично из-за их желания присоединиться к чему-то, не дав себе труда реально осознать стадии Работы.
Ничто не делается путем экспериментирования, путем проб и ошибок. Ничто не делается также и шаблонной привязанностью к работе в той области, которая не относится к данному времени, данному месту, данному обществу и его действительным потребностям. Они отличаются от обобщенных теоретических потребностей человечества в целом, как это изображается в предварительном материале, используемом многими людьми в качестве материала реальной "Работы".
Успех Работы Третьей Области всегда зависит от правильной формулировки, в правильное время, в правильном месте, с правильными людьми. Таково утверждение постоянных хранителей Традиции.

То, что я так долго искал, я нашел, в конце концов. Не в гротескных выкрутасах устаревшей системы, не в диалогах интеллектуалов, не в глубоких таинственных пещерах Гиндукуша, но прямо здесь, в своей стране. Я нашел, что подлинная Традиция, верная своей цели, распространилась, чтобы вместить в себя все человечество и предложить единственный реальный, глубокий и целеустремленный путь, ведущий человека к осуществлению своего предназначения.
 




Популярное