Хейвен Джирард. ЗАМЕТКИ. Часть II. Отделение и само-воспоминание. Глава 2. Масштаб, относительность и самовоспоминание  

Home Библиотека online Хейвен Джирард. Заметки Хейвен Джирард. ЗАМЕТКИ. Часть II. Отделение и само-воспоминание. Глава 2. Масштаб, относительность и самовоспоминание

Хейвен Джирард. ЗАМЕТКИ. Часть II. Отделение и само-воспоминание. Глава 2. Масштаб, относительность и самовоспоминание

Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

 Часть II. Отделение и само-воспоминание

Глава 2. Масштаб, относительность и самовоспоминание


Январь, 1985

Одно удивительное свойство Системы заключается в том, что хотя она является достаточно сложной, чтобы обольстить ложную личность, она все же остается столь же простой, как присутствие в настоящем. После изучения ее с разных сторон в течение многих лет, сквозь всю ее кажущуюся сложность проявляются несколько основных концепций, две из которых —относительность и масштаб — позволяют применить основные принципы практически к любой ситуации.
Недавно опубликованная в «Форуме» статья содержит пример того, как Система усложняется, когда мы пытаемся ее определить вместо того, чтобы просто настойчиво стремиться быть ею. В статье проводится различие между «бытием» и «опытом». Если бытие — это все, чем человек является за исключением его знания, то оно, безусловно, включает в себя и опыт. И действительно, во многих случаях такие характеристики, как «актер», «плотник» или «повар» охватывают практически все, что представляет из себя человек номер один, два и три. Ложная личность не любит этого признавать, и потому изобретает термины и определения, чтобы прикрыть жестокость этой истины.
В данном случае вопрос заключается не в отсутствии определения, а в неумении использовать масштаб. Указанное различие не есть различие между бытием и чем-то еще, но между бытием применительно к механическим людям и бытием применительно к человеку номер четыре. Идея масштаба объясняет, что эти понятия являются несоизмеримыми величинами, хотя принцип бытия остается одним и тем же в обоих случаях.
Чтобы это понять, полезно рассматривать бытие как деятельность или процесс, а не как нечто материальное или статичное. В этом смысле бытие аналогично движению, и уровень бытия — скорости. Очевидно, что для тех, кто способен передвигаться среди звезд, движение человека в автомобиле выглядит столь незначительным, что его можно не рассматривать как движение вообще. И тем не менее, для людей на Земле такое движение будет вполне реальным и важным.
Если продолжить эту аналогию, то человек номер четыре подобен человеку, едущему на космодром. Работа над развитием функций (т.е. над развитием его бытия как машины) является необходимым и существенным аспектом его эволюции, поскольку ведет к той стадии, на которой он сможет приступить к работе на другом масштабе, а именно на масштабе развития сознания. На этой стадии бытие в смысле функций, которое прежде было столь решающим для его эволюции, становится относительно несущественным. Достигнув космодрома, он больше не заботится о движении в масштабе Земли, за исключением того, что необходимо для поддержания его наземной команды обеспечения.
Таким образом, добавление новой идеи, например идеи «опыта», когда мы рассматриваем бытие, является ненужным усложнением. Используя масштаб, можно понять все уровни или типы бытия, какие мы можем встретить в своей жизни или в собственной эволюции.
Другим инструментом, который можно использовать подобным образом для упрощения Системы, является идея относительности. Относительность подразумевает умение видеть различные подходы, и затем использовать в конкретной ситуации правильную относительную точку зрения. Для этого необходимо понимать, что точки зрения — это просто точки зрения, различные способы видения чего-либо, и они совсем не обязательно соотносятся друг с другом как-либо еще. В сущности, точки зрения — это линии, приводящие в одно место1. Эти линии могут быть длиннее или короче, шире или ýже, лежать в разных плоскостях, иметь разную окраску и изготавливаться из разных материалов, но при этом характеристики конкретной линии не требуют описания в понятиях других линий, и они важны лишь по отношению к ней самой. Связывает же различные линии именно то обстоятельство, что они направлены к одному и тому же.
Дальше в той же статье демонстрируется пример недостаточного умения использовать принцип относительности, возникает дальше в той же статье, когда проводится различие между разделенным вниманием как инструментом и само-воспоминанием как состоянием. Хотя эта точка зрения обладает определенной ценностью, она вместе с тем проводит границу, которой фактически может и не быть. В конце концов, когда человек пытается разделять внимание, разве не начинает он становиться осведомленным о самом себе? И когда он помнит себя, разве не нужно ему разделять при этом внимание между собой и тем, что он делает? Таким образом на практике самовоспоминание и разделенное внимание должны быть двумя подходами, направленными к одному и тому же, и потому нет реальной нужды определять разницу между ними. Необходимо лишь уметь достаточно хорошо распознавать свое состояние, чтобы видеть какой подход больше подойдет для работы в конкретном моменте.
Более того, если подумать, становится понятно, что и отделение, и присутствие в настоящем, и невыражение негативных эмоций также приводят к тому же самому месту. Используя принцип относительности, можно выбирать ту точку зрения, тот подход, который будет правильным в каждой ситуации, и при этом продолжать ценить все точки зрения сами по себе вместе с тем вкладом, который они могут внести в борьбу за пробуждение.
На этой стадии необходимо чувство масштаба, ибо хотя в какие-то моменты наивысшей возможностью будет усилие разделять внимание, все же в целом самовоспоминание является более значимой идеей. Она имеет бóльший объем и, в длительной перспективе, несет в себе больше возможностей. Без чувства масштаба может возникнуть «слишком много относительности», и человек рискует потеряться в неразберихе идей, по виду равнозначных.
Однако одного умения использовать масштаб и относительность, чтобы избегать излишних категорий и определений, само по себе еще не достаточно для понимания того, на чтó указывают все эти взаимосвязанные точки зрения. Возникает вопрос, что же описывают все эти идеи о самовоспоминании и о природе высших состояний? Где же то место, где все они пересекаются? Один из ответов состоит в том, что это определенного рода усилие. Такая формулировка, по-видимому, выражает идею о том, что в результате мы перестаем быть механическими, и также она подразумевает определенное действие, определенный способ существования.
Представление о самовоспоминании как об усилии, безотносительно к результатам, сразу же упрощает многие другие стороны Системы. Среди прочего, это означает, что самовоспоминание возможно всегда. Человек может, по крайней мере, совершать усилие, и ничто извне не в состоянии ему помешать.
Более того, это в равной мере, хотя и на различной шкале, относится к каждому, находящемуся в Школе, начиная от самого нового студента и заканчивая Учителем и теми, кто находится еще выше. Все мы должны совершать усилия, чтобы разделять внимание. Все мы должны совершать усилия, чтобы помнить себя. Природа этого усилия — в чем оно состоит, к ему ведет и так далее — будет, конечно, различаться для людей с разным уровнем бытия, но принцип усилия одинаков для всех.
Наконец, самовоспоминание, если его понимать подобным образом, растет вместе с человеком. Его нельзя исчерпать. Невозможно достичь той точки, где бы человек мог сказать: «Я достиг этого, и теперь могу отдохнуть». Всегда и везде должно совершаться усилие. Всегда и везде необходима и возможна бóльшая работа, бóльший рост и бóльшее усилие.
В этом смысле самовоспоминание поистине чудесно, ибо оно открывает возможный для человека путь непрерывного восхождения от механичности к высшим уровням творения. Таким образом, совершенствовать одно лишь это — усилие быть, усилие помнить — означает совершенствовать все. Что может быть проще этого?

1 Игра слов: помимо значения «точка зрения» английское слово «angle» буквально означает «угол»

 




Популярное