Хейвен Джирард. ЗАМЕТКИ. Часть III. Принятие. Глава 5. Работа с центром тяжести  

Home Библиотека online Хейвен Джирард. Заметки Хейвен Джирард. ЗАМЕТКИ. Часть III. Принятие. Глава 5. Работа с центром тяжести

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Хейвен Джирард. ЗАМЕТКИ. Часть III. Принятие. Глава 5. Работа с центром тяжести

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

 Часть III. Принятие

Глава 5. Работа с центром тяжести1


Май 1991

Для человека номер четыре работа часто принимает форму попытки уравновесить одно механическое проявление другим — таким образом он надеется избежать отождествления с обоими. Это происходит как при работе со слабостью момента, так и на масштабе более длительных периодов работы. Например, для работы над собой необходимо, с одной стороны, иметь «достаточно негативное отношение» к своей машине, чтобы желать побега, и в то же время уметь принимать свою механику просто как параметры машины, в которой нам было суждено оказаться. Причина этого в том, что мы находимся в странном положении, когда для работы над машиной нам приходиться использовать саму машину. Без негативного отношения человек не будет совершать достаточных усилий, а без принятия он сведет их на нет, отказавшись от того единственного инструмента для совершения усилий, которым располагает.
Короче говоря, машина есть машина, и после того как мы это осознали, мы видим, что единственная имеющаяся у нас возможность — это пытаться пробуждаться через собственную механику, какой бы она ни была. Что же еще остается делать машине? Поэтому  такие характеристики, как тип тела и центр тяжести, часто направляют работу человека, и видимо, включаются в нее раньше, чем все остальные части.
Например, мой центр тяжести находится в интеллектуальном центре, и поэтому, как правило, я знаю об истинности чего-либо задолго до того, как могу воспринимать эту истину непосредственно. В течение долгого времени я внутренне учитывал и не говорил с позиций такого знания — в конце концов, не будет ли ложью говорить о том, чего ты не проверил? С какой-то точки зрения это так, но также верно, что одно дело говорить о чем-то, воображая, что ты это проверил, и совсем другое — говорить об этом, осознавая, что это тобою не проверено, но с уверенностью в том, что это, тем не менее, истинно.
Именно здесь приходит вера. Для меня вера означает мужество отстаивать то, в чем ты уверен, даже если твой уровень бытия в данный момент недостаточен, чтобы испытывать или воспринимать эту истину непосредственно. Такими действиями мы подготавливаем машину к принятию буквально необъяснимых осознаний, которые придут из высших центров, когда они проявятся. К тому же мы производим трение, необходимое для нашей борьбы. В самом деле, мне кажется, что для интеллектуально центрированного человека трение заключается не столько в его «незнании» — ибо «незнание» это, прежде всего, возможность подумать и разобраться, — сколько в том, что он знает и при этом не способен быть. Когда человек рискует и делится тем, что «знает», он усиливает это трение, и по крайней мере в моем случае, это продвигало мою эволюцию едва ли не больше, чем все остальное.
Существует и другой аспект, который вначале может показаться слишком интеллектуальным, однако имеет весьма практические последствия. Он связан с пониманием различия между машиной, рассматриваемой как сущность, и тем, как ложная личность эту машину использует и с ней отождествляется. Сам по себе центр тяжести не является ни хорошим, ни плохим. В действительности он — лишь характеристика машины, наподобие национальности. Вредным же с рабочей точки зрения является отождествление с этими характеристиками, не только из-за того, что это форма сна, но также потому, что это, в значительной степени, часть ложной личности. Поэтому, на мой взгляд, упоминаемое П.Д.Успенским «достаточно негативное отношение» должно быть направлено против отождествления, а не против центра тяжести.
Например, один интеллектуально центрированный студент описывал в Форуме, как его интеллектуальный центр может говорить ему, что “повесть «бурно романтическая», а пьеса «мучительно пустая»" и т.д., и такие описания могут занимать место реального эмоционального переживания. Достаточно справедливое наблюдение. Однако дело не в том, что интеллектуальный центр производит подобные описания — в той или иной степени это происходит со всеми, ведь роль интеллектуального центра как раз и состоит в том, чтобы привносить в переживание слова и идеи. Настоящая проблема состоит в том, что интеллектуально центрированные люди отождествляются с описаниями больше, чем с реальными событиями, и именно в этом кроется причина того, что описания занимают место реальности.
Конечно, вначале человек этого не осознает, и потому, когда он видит, что «я» замещают реальность, его первая реакция — бороться против этих «я». Проблема заключается в том, что человек, скорее всего, отождествится с этой борьбой, и в этом случае она заменяет исходное переживание совершенно так же, как раньше его заменяли описывающие «я». Таким образом, весь цикл начинается опять на новом уровне. Фактически борьба с чем-либо делает это более реальным, ибо если бы мы осознали, что это не реально, что это иллюзия, — с чем бы тогда мы боролись?
С таким пониманием открывается возможность принимать свою машину с тем же отстраненным сочувствием, какое мы испытываем по поводу шалости ребенка. Человек начинает воспринимать машину менее серьезно, по крайней мере, в том смысле, что он осознает, что машина — это в действительности не он. Он также обнаруживает, что с большинством ограничений, которые, казалось бы, налагает машина, можно жить и работать. В частности, интеллектуально центрированный человек начнет видеть свои интеллектуальные описания как интеллектуальные описания. Это позволит ему от них отделяться, разделять внимание, и таким образом испытывать как само эмоциональное переживание, так и возникающую в ответ на него интеллектуальную реакцию. При этом не происходит ни замещения, ни вытеснения, — лишь более полное и разностороннее переживание.
Существует опасность, что подобное принятие приведет к ослаблению усилия, вследствие чего человек не сможет создавать необходимые для пробуждения интенсивность и трение. Один из аспектов относительности как раз и состоит в умении уравновешивать эти две крайности. Необходимо одновременно и бороться, и принимать, не доводя ни то, ни другое до той степени, когда это начинает рассматриваться в качестве «Работы».
Следует признать, что моя личная работа в большей степени сосредоточена на принятии, нежели на усилии. Сейчас мой подход состоит в том, что полное принятие момента включает не только принятие вещей такими, какие они есть, но также принятие обязательств и возможностей для изменения, которые существуют в каждом моменте. Я думаю, это (хотя и на меньшем масштабе) подобно тому, чтобы принять и проглотить свое страдание, как это описывает Родни Коллин. Мне все больше кажется, что борьба и даже работа — это иллюзии, и простая формулировка Мехер Бабы: «Зачем беспокоиться? Будьте счастливы. Делайте усилия», — может действительно оказаться совершенным рецептом.
Вероятно, самый удивительный для форматорного ума аспект полного принятия заключается в том, что оно приносит подлинную свободу. В частности, принимая свой центр тяжести, человек начинает получать от него удовольствие. В моем случае это означает больше, чем просто наслаждение от интеллектуальной деятельности, которое возникает естественно и практически не требует усилий. Для меня это также означает удовольствие наблюдать, как функционирует интеллектуально центрированная машина. И удивительно, что при этом быть интеллектуальным становится эмоционально. Таким образом, принятие оказывается одним из способов достижения того изменения, за которое человек боролся.
Мне кажется, одно из ограничений нашего обычного подхода к Работе состоит в том, что мы думаем, что должны изменить свою машину, действовать по-другому, делать то, что не является естественным для нашей сущности. Так, интеллектуально центрированные студенты полагают, что им следует наслаждаться вечеринками в духе эмоционального валета или получать удовольствие от занятий спортом в духе двигательной дамы.2 Но как вы можете приобрести что-то реальное, если вы не верны своей сущности?
Возможно, подобные усилия лучше рассматривать как необходимые инструменты в борьбе за принятие, поскольку пытаясь быть иным, человек узнает, что это в действительности не имеет значения — как сказал Г.И.Гурджиев, мы все одинаково нищие, — и в конце концов, несмотря на все наши попытки измениться, мы все равно, по сути, остаемся теми же. Кроме того, не является ли представление, что нам следует быть иными и необходимо измениться, одним из самых фундаментальных отношений ложной личности? Поэтому, зачем беспокоиться? Просто расслабьтесь, будьте счастливы и делайте усилия. Несомненно, в длительной перспективе гораздо разумнее быть эмоциональным в связи с тем, что мы остаемся самими собою, или точнее, в связи с наблюдением того, как наши машины остаются собою, — чем бесконечно над этими машинами работать.
Все это вновь возвращает меня к теме трения, ибо если бы я мог осуществить слова, которые только что написал, я уверен, что был бы уже по крайней мере человеком номер пять, а не борющимся, страдающим и постоянно отождествляющимся человеком номер четыре. Переживание этого разрыва между знанием и бытием создает трение. И чем больше я отстаиваю то, что знаю, тем интенсивнее это переживание, и тем сильнее трение. Кто знает? Быть может, однажды его будет достаточно, чтобы меня пробудить.

1 Центр тяжести  — см. словарь в конце книги (прим. перев.)
2 Названия карт символически представляют разные части машины — см. словарь в конце книги (прим. перев.)

 




Популярное


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Случайная новость


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /var/www/wordpress1/data/www/fway.org/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198